Истоки христианской конспирологии

Главное Статьи

В силу того, что наши конспирологи не знают, откуда пошли странные теории о различных заговорах и тайных обществах, в которые они уверовали, мы решили сделать для них небольшой экскурс в историю появления этих самых теорий. Естественно, теории заговора никогда не были частью христианского учения, однако прижились на благодатной почве, приспособившись к постпротестантской историософии. Хотя кому-то они и кажутся уместными в евангельской церкви, на самом деле они представляют для нее большую опасность.

Лео Таксиль и антимасонский розыгрыш

В первой части мы расскажем о том, какой вред причинила самой католической церкви официально одобренная конспирология. Имя Лео Таксиля хорошо знакомо верующим на просторах бывшего СССР. В атеистический период нашей истории книги Лео Таксиля, например, «Забавная Библия», издавались многотысячными тиражами. Но на западе Лео Таксиль известен совсем по другой причине.

В конце 19 века католическая церковь начала активную борьбу с масонством. Хотя первая антимасонская папская энциклика появилась еще в начале 18 в, Папа Лев XIII в 1884 г. издал энциклику Humanum Genus, в которой говорилось, что род человеческий поделен на две части, одна из которых стойко держится Божьей истины, а вторая же борется с ней. Первая часть пребывает в царство Божием на земле – истинной церкви Иисуса Христа, в то время как вторая образует царство Сатаны. И это царство, согласно энциклике, поддерживается и насаждается именно масонами.

В этих словах папы французский атеист увидел будущие очертания грандиозной шутки, которую он мог бы сыграть с католической церковью. Вскоре Лео Таксиль, опубликовавший к тому времени и свою «Забавную Библию» и целый ряд антикатолических работ, в которых он писал о пороках пап и духовенства, отрекся от всех своих трудов, сказав, что раскаялся и стал добрым католиком. При этом, свое покаяние Лео Таксиль сопровождал горячими обещаниями загладить свою вину и возместить церкви причиненный им урон. Естественно, церковь благосклонно отнеслась к этому поступку своего бывшего противника. Заручившись доверием католической аудитории, как раскаявшийся блудный сын, вернувшийся в отчий дом, Лео Таксиль начал публиковать антимасонские статьи, из которых впоследствии были составлены несколько книг: «Дьявол в XIX веке» и «Антихрист, или Происхождение франкмасонства». В этих книгах Лео Таксиль развивал основную фабулу папской энциклики, обвиняя масонов в дьяволопоклонстве, немыслимых извращениях и оргиях, кровавых риталах, убийствах и стремлении захватить мировое господство. Опирались эти книги на свидетельства некой Дианы Воган, бывшей, по его словам, потомком розенкрейцера Томаса Вогана и жрицой масонской ложи «Палладиум», раскаявшейся и вернувшейся в лоно Католической церкви.

Антимасонская публицистика Лео Таксиля вызвала бурный восторг католической аудитории. Сам Лео Таксиль был удостоен продолжительной аудиенции у Понтифика, а на адрес Дианы Воган поступало множество писем от католического духовенства со словами благословений. В 1896 г. Лео Таксиль был одним из организаторов антимасонского католического конгресса, на котором, помимо бурных восторгов от текстов Таксиля, прозвучали и некоторые сомнения в достоверности его информации. Участники конгресса просили познакомить их с той самой таинственной Дианой Воган, на что Лео Таксиль пообщал представить ее на будущем заседании в зале Георграфического общества в Париже.

Однако на этом самом заседании Лео Таксиль в открытую сказал, что все его работы о масонах были от начала до конца выдуманы им самим, и эти 12 лет он попросту дурачил католиков. Мотивом такого его поступка было желание высмеять церковь, показав всему миру ее невежество и легковерие.

Нужно признать, розыгрыш Лео Таксиля на самом деле удался. Он получил огромное моральное удовлетворение, а авторитету Папы и духовенства, наивно поверившим мистификациям Таксиля и горячо одобрявшим его деятельность, был нанесен ощутимый урон. Тем не менее, хотя сам Таксиль признал, что его антимасонские труды были лишь шуткой над католической антимасонской истерией, они до сих пор активно цитируются современными конспирологами.

Александр Хислоп

“Один человек спросил меня, показав на крест на обложке Библии, которую я держал в руках: “Вы знаете то, что это обозначает?”

“Жертву Иисуса?” – ответил я.

“Нет”, сказал он. “Католическая церковь хочет, чтобы Вы думали именно так. Но на самом деле, это – начальная буква имени языческого бога Таммуза. Католическая церковь использует это, чтобы сохранить язычество, в то время как люди пребывают в заблуждении, думая, что это – Христианство.”

Храни его, Господи…

Мы можем поблагодарить Преподобного Александра Хислопа, служителя шотландской церкви Викторианской эпохи, и его книгу «Два Вавилона, или папское поклонение, являющееся на самом деле поклонением Нимроду и его жене» за регулярное всплывание на поверхность подобного рода суждений.

Основной аргумент Хислопа заключается в том, что, по его мнению, Католицизм не является действительно христианским учением, а представляет собой смешение персонажей и символов из древнего Вавилона, но с тонкой христианской облицовкой. Католицизм поддержал Константина, первого номинально христианского императора, который не хотел оставлять язычество, и, таким образом, он переименовал языческих персонажей и ввел празднование языческих праздников как христианских событий. Это объясняет, почему католицизм почитает Марию и Иисуса, а не только одного Иисуса: Мария – Вавилонская богиня Семирамида, Иисус — ее сын Таммуз, то есть, тип языческой богини и сына.

В чем можно хоть в какой-то степени согласиться с Хислопом? В том, что и иудаизм и христианство испытали на себе влияние других культур. В Ветхом завете хорошо заметны следы влияния вавилонской, египетской, ассирийской языческих культур. Фарисейский Иудаизм был одной из реакций на это влияние. Деятельность Константина была действительно направлена на укрепление церковной иерархии, что привело к некоторым неудачным богословским изменениям, которые сохраняются и по сей день. Есть также доказательства, что раннее Христианство время от времени слишком увлекалось культурным смешением, что миссионеры синкретизировали существующие культурные методы, чтобы сделать Христианство более привлекательным.

Но это не означает, что главные аргументы Хислопа имеют право на существование. Если бы то раннее Христианство не было самобытно, не было полностью, глубоко узнаваемо христианским, то оно бы просто не выжило. Верно, что другие культуры и религии влияли на Христианство и привели к компромиссам, которые стали отчетливо заметны только ретроспективно (и составили серьезные основания для протестантской Реформации). Но предполагать, что ранний католицизм (пожалуйста, помните, что в течение многих столетий все христиане были католиками!) был только фасадом на тайно лелеемой Вавилонской языческой вере, очень глупо. Если это правда, даже самый добросовестный христианин находится в большой опасности: именно та самая церковь установила наш канон Священного писания и определила основополагающие догматы современного христианства.

Аргументы Хислопа могут показаться правдоподобными, только если Вы не исследуете их слишком пристально. Чтобы эти аргументы работали, Хислоп должен сделать Нимрода, Семирамиду и Таммуза взаимозаменяемыми египетскими, греческими и римскими богами, хотя они были обособленны временем и континентами. В оригинальном мифе Нимрод и Семирамида не были мужем и женой – они даже не жили в том же самом столетии – и при этом Семирамида не является матерью Таммуза. И нимб на иконах – не символ бога солнца, а попытка художников передать славу, которую Священное писание описывает как свет от лиц Праведных людей.

Одним из главных обвинений Хислопа является использование католиками креста, формы, которую он относит к древнему языческому искусству. Но пересечение двух линий – простая и всеобщая декоративная деталь, так же как и схематическая форма человеческого тела – причина, по которой Римляне сочли эту формой удобной для казни.

Те ученые, которые потрудились критически рассмотреть аргументацию Хислопа, находят, что он неверно цитировал и искажал исходные материалы. Короче говоря, «Два Вавилона…» любительское соединение отрывочных материалов, созданное, чтобы поддержать антикатолицизм Хислопа.

Правоверные, как тот парень, о котором я писал вначале, подозревают, что это скрытое язычество является все еще заразным: своего рода духовный вирус, который просачивается в наше подсознание с детства и делает нас маленькими язычниками против нашего желания.

Если это действительно так, мы находимся в большой беде, потому что нет ничего абсолютно свободного от чужеродного культурного влияния. Рождество несомненно получило свою дату от зимних празднований солнцестояния. Мы также скомпрометированы месяцами и днями недели, большинство которых носит языческие имена. Фактически, один из еврейских месяцев называли Таммуз!

Многие библейские символы, такие как стояние на коленях в молитве, вздымание рук, снимание обуви на святой земле, святой горе или городе, иерусалимский храм, жертвы без пятна, замещающее искупление, законы, запечатленные на скрижалях, начатки урожая, обрезание, имеют очень близкие аналоги из языческих культур. Они все, в таком случае, испорчены язычеством?

К счастью, вдумчивые люди в течение многих веков были в состоянии отделить происхождение от существующего использования и понимания. Тогда почему «Два Вавилона…» дошли до наших дней? Потому что мышление в рамках этой книги обеспечивает простой, удобный, и (самое важное) поверхностный ответ на вопрос, почему мы столь испорчены. Книга Хислопа не только о католиках, богословии или языческом растлении церкви. Она о страхе. Иметь секретную информацию о внешнем враге означает чувствовать некоторую меру контроля над ситуацией. Мы, люди, склонны к игнорированию фактов, если это помогает нам унять свое беспокойство.

Однако, это не тот путь, который предлагает нам Бог. Священное Писание дает другой способ избавится от страха: верить в то, что мы находимся под защитой Бога, который “ дал нам духа не боязни, но силы и любви и целомудрия. ” (2 Тим. 1:7).

Альберто Ривера

Отцы церкви, чьи богословские суждения легли в основу многих христианских догматов, часто выражали свои мысли в поэтической форме, так как только возвышенная античная поэзия могла передать их суждения. Величайшие христианские проповедники, чьи проповеди и толкования Священного Писания до сих пор используют служители церкви как образец для подражания, всегда придерживались самого высокого стиля родной для них речи, так как считали кощунственным профанирование обыденным слогом божественных евангельских истин. Истории конспиролога Альберто Риверы, ставшие фундаментом адвентистской и в целом постпротестантской конспирологии, распространялись в виде комиксов, то есть, в таком виде, который уже изначально был рассчитан на скудость интеллекта и узость мышления той аудитории, для которой они предназначались.


Сам Альберто Ривера утверждал, что был в прошлом католическим священником – иезуитом. После обучение в семинарии его внедрили в какую-то протестантскую церковь для ее разрушения и ведения компромиссной политики с Ватиканом. Однако, сам Альберто Ривера так проникся протестантским фундаментализмом, что решил порвать с католицизмом и разоблачить все происки иезуитов. Кровожадные иезуиты схватили его и подвергли страшным пыткам, заставляя его отречься от истинной библейской веры. И когда он уже был при смерти, Иисус чудесным образом полностью исцелил его, а иезуит, который должен был вернуть его в католицизм, сам при виде такого чуда опротестантился и помог Ривере бежать из Испании. Потом Ривера отправился в Англию, чтобы спасти свою сестру-монашку, которую злые католики чуть не сгубили в монастыре. Последующее время он всецело посвятил разоблачению тайных происков иезуитов, направленных против консервативных протестантских церквей.

Сам Ривера, рассказывая эти истории, постоянно путался в датах, в Испании его разыскивали за мошенничество, по документам, у него уже было двое детей в то время, когда он должен был еще пребывать в целибате, его заявления о трех докторских дипломах нигде не получалось подтвердить. Несколько известных протестантских журналов, проведя собственные журналистские расследования, объявили его мошенником и фантазером. Католическая церковь заявляла, что никогда не имела его в своих рядах. Однако, подобного рода аргументы не действуют на конспирологов, которые хорошо знают, как тайное правительство умеют скрывать правду.

Основные тезисы, которые озвучивал Альберто Ривера, состоят в следующем:

  • Иезуитами был создан коммунизм и нацизм;
  • Ими были организованы первая и вторая мировая война, рецессия в экономике, самоубийство последователей культа «Храм народов» (более 900 человек), убийство Авраама Линкольна и католика Джона Кеннеди,
  • Католическая церковь на самом деле тайно поддерживает гомосексуализм и аборты;
  • Харизматы – авангард католицизма;
  • Римский Папа – антихрист, Католическая Церковь – Блудница Вавилонская;
  • Иезуиты создали инквизицию (орден иезуитов основан в 16 веке, инквизиция – в 13)
  • и т.д.

В остальном, Альберто Ривера развивает идеи Александра Хислопа о том, что католицизм является замаскированной древней языческой религией Вавилона.

Подробнее с историями Альберто Ривера вы сможете ознакомиться, посмотрев вот эти комиксы:

Альберто (история жизни Альберто Ривера)

Крестный отец (обратите внимание, как в нем показано русское православие, в виде патриарха в костюме иудейского первосвященника)

Эти смехотворные измышления выливаются во вполне ощутимые проблемы для церкви АСД и других протестантов, распространяющих его идеи. Обвинения Альберто Риверы подхватили некоторые проповедники-параноики. Одним из первых был Маркуссен (его перу принадлежит распространяемая в церкви АСД фальшивка с неким планом католической церкви по окатоличиванию протестантов), сейчас истории Риверы пересказывает Вальтер Файт (больше известный как Вальтер Вайс). Появляются попытки травли людей, имевших какие-то контакты с католиками. Беспочвенным обвинениям подвергался бывший президент ГК Ян Полсен, закончивший Тюбинген, когда там работал деканом Иозеф Ратцингер, или ныне покойный Самуэль Баккиоки, защищавший диссертацию в Папском Грегорианском Университете и удостоенный золотой медали из рук папы Павла VI за академические заслуги.

Сейчас в сознании простых евангельских верующих происходит очень интересный процесс сращивания традиционной адвентистской антикатолической эсхатологии с баснями Альберто Риверы, которые, к сожалению, оказались неспособны различить ложь, так как изначально были негативно настроены по отношению к католической церкви.

Откуда пошел протестантский антикатолицизм

Американское антиэмигрантское движение, известное как нейтивизм (nativism), имело в своем развитии три этапа.

1.       Антикатолический  – 1840-1850 гг. при котором основным объектом неприязни были ирландцы -католики

2.       Антиазиатский – 1870-1920 гг., направленный против китайцев, японцев и филлипинцев.

3.       Против всех вообще. С 1920-1924 г. Закончился принятием жесткого закона об эмиграции.

Нас интересует именно первый период развития нейтивизма, так как адвентизм появился именно в тот исторический момент, когда антикатолические настроения достигли своего пика.  Первые адвентисты глубоко прониклись аниткатолическими идеями этого периода и сохранили их в своей эскхатологии.

Хотя антикатолицизм в Северной Америке уходит своими корнями еще во времена противостояния Британской Империи и европейских католических государств, боровшихся за колониальные территории,  всплеск антикатолических настроений в середине 19 века был обусловлен  волной эмиграции из Ирландии. Предшествующий период в Ирландии сформировал ряд предпосылок для массовой эмиграции населения – это было разделение Манчестера и Ольстера, ликвидации клановой системы, обезземеливание крестьян, демографический взрыв. Однако решающим фактором был страшный голод, вызванный вспышкой фитофтороза – грибковой болезни картофеля, уничтожавшей урожаи основного продукта питания ирландцев.

В результате за несколько лет в Северную Америку выехало около миллиона ирландцев католиков, спасавшихся от голода.

alt

Такой наплыв обездоленных эмигрантов поверг американское протестантское общество в глубокий шок. Боясь реальных и мнимых опасностей со стороны ирландцев католиков, протестанты начали активно сопротивляться. По Америке прокатилась волна антикатолических бунтов, из которых  самым известным был «библейский бунт» – волнения, вызванные слухом о том, что ирландцы хотят воспрепятствовать изучению Библии в американских школах.

alt
alt

Произошел он как раз в 1844 г. (сакральная для адвентистов дата).

alt

«Библейский бунт» в Филадельфии

Ирландцы вызывали у коренного протестантского населения стойкую неприязнь. На любой из множества нейтивистских карикатур того времени ирландца можно было узнать по характерному обезьяньему лицу, толстому брюху и агрессивному поведению.

alt
alt
alt

Характерные изображения ирландцев

Часто нейтивисты любили сравнивать ирландских женщин со своими соотечественницами.

alt

Эмигранты отбирали ресурсы, которые могли бы принадлежать коренному населению, и отправлял их на свою обнищавшую родину.

alt

Эмигранты агрессивно вели себя по отношению к местному населению, пьянствовали и грабили честных людей.

alt
alt
alt

И естественно, за наплывом этих людей, по мнению протестантов-нейтивистов, стояло ни что иное, как экспансия Римского католицизма.

alt
alt
alt
alt

Набрав достаточную силу, эмигранты, католики, согласно опасениям нейтивистов, должны были установить в протестантской Америки свои порядки  

устранить отделение государства от церкви.

alt

Лишить американский народ его свободы, подчинив Риму

alt

Разрушить политическую систему

alt

Все эти опасения в той или иной форме нашли свое отражение в популярной адвентистской эсхатологии, основной темой которой является роль католицизма, как апокалиптического Вавилона, в последних событиях, и США, которые должны попасть под власть папства.

У любого человека, который начинает изучать адвентистскую эсхатологию, складывается стойкое впечатление, что аргументацию, которая должна подтверждать основные тезисы адвентисткой эсхатологии, долго и упорно тянули за уши и заталкивали туда, куда она упорно не хотела становиться. Так обычно бывает, когда прежде чем начать исследование уже заранее знают, какой результат нужно получить в итоге. Это чувствуют и сами адвентисты, только они не знают, что было на уме у тех выдумщиков, которые формировали антикатолический церковный мейнстрим, и какой результат они хотели получить. Этот ключевой момент не нужно долго искать – это ни что иное, как нейтивизм.

По материалам публикаций Алексея Комлева и Лорена Сеиболда 

Алексей Комлев, прихожанин церкви Адвентистов седьмого дня, автор публикаций на сайте «Богословие и жизнь»

Лорен Сеиболд – старший пастор адвентистской церкви Уортингтона, Огайо. Он также является редактором информационного бюллетеня для пасторов Североамериканского Дивизиона «Лучшие Методы для Адвентистского Служения».

Расскажите друзьям

============================
Вы можете поддержать наш сайт, отправив любую сумму: через платежные системы Яндекс или PayPal

Стать патроном и поддерживать портал регулярными платежами: на Патреоне или на Бусти

Благотворительная душа будет насыщена, и кто напояет других, тот и сам напоен будет. (Прит.11:26)