Новая православная геополитика

Альтернативное мнение

Глава УПЦ КП Филарет обратился ко всем православным христианам. Тем самым, которые, как Константинополь, считают его либо «бывшим митрополитом Киевским», либо вовсе лишенным сана бывшим епископом Русской Православной церкви. Он объяснил, почему поместные церкви не спешат признавать ПЦУ и оказался неожиданно прав.

Признать этот Томос об автокефалии Православной Церкви Украины означает принять и содержание документа, в котором заложено уже не первенство чести Константинопольского Патриарха в православии, а его первенство власти. Признать Томос от 6 января 2019 года – это значит согласиться на появление своеобразного папства в православии. Исходя из того, что этим Томосом нарушается чистота православия, любая Православная Церковь, если она хочет оставаться православной, не может признать этот Томос.— сказал Филарет в своем обращении, опубликованном на официальном сайте.

Учитывая события, которые произошли одновременно с публикацией обращения и сразу после — в житейской мудрости, несмотря на весьма преклонный возраст, отказать Филарету трудно. Он точно подметил тенденции, которые давно очевидны для большинства православных христиан в Украина и за ее пределами. Патриарх Варфоломей явным образом демонстрирует амбиции «восточного папы». Вероятно, он черезчур буквально воспринял слова покойного папы римского Иоанна Павла II о том, что «церковь должна дышать двумя легкими» и теперь пытается выстроить «восточное легкое» в виде точной кальки с «западного легкого». Реальность же такова, что и в западном христианстве идет уже более 500 лет трудный богословский спор относительно первенства и верховенства римского епископа (обострившийся в конце 19 века с принятием догмата о папской непогрешимости, что привело к появлению движения старокатоликов). И на востоке модель единоличного монархического правления никогда не была приемлема, и именно амбиции римского епископа на власть во всей церкви и привели к Великому расколу 1054 года.

Что же ждет православный мир в свете новой фанарской геополитики? Разумеется, Константинопольский патриархат будет пытаться и дальше укреплять свое влияние. Фактически поглотив часть украинских православных христиан, и установив жесткую вертикаль управления среди американских греческих епархий (что вызвало недовольноство последних и угрозы перехода в юрисдикцию активного в Северной Америке Антиохийского патриархата) — Варфоломей на этом не остановится. Большинство европейских диаспоральных епархий и часть поместных церквей уже находятся под его полным контролем. Поддержка Варфроломеем (через посредничество Элпидофора) Байдена, в случае победы последнего на президентских выборах в США, даст доступ к тяжелой политической артиллерии. Синхронизация социальной доктрины с актуальной проповедью и документами папы Франциска, в сочетании с «левым поворотом» (псевдолевым на самом деле) американской политики — это мощный фактор установления однополюсной системы, объединяющей политическую идеологию, военную мощь и поддержку религиозного истеблишмента. Чем не модель будущего царства Антихриста?

В противовес строящейся системе возникает новый полюс, который представлен пока разрозненными группами политического сопротивления (Польша, Венгрия, частично Россия и Беларусь) и религиозного консерватизма (консервативные группы в США и Русская Православная церковь). Для православного мира важно то, что формируются две экклезиологические модели: новая модель «православного либерального папизма» (с поддержкой левой и экологической повестки, массового переселения мигрантов и ЛГБТ+ движения) и старая традиционная модель независимости поместных церквей в рамках единства на основе догматики и учения (которые подразумевают политический консерватизм, традиционные семейные ценности и трезвость в области суждений на тему экологии и миграционного кризиса). В ближайшие месяцы (даже уже не годы!) православным верующим, священнослужителям и епископам придется сделать мировоззренческий выбор модели, которая определит их духовную жизнь на десятилетия, а церковную жизнь на ближайшие столетия, как минимум. Православный мир больше не является единым. Раскол уже произошел, и он не организационный, а идеологический или даже религиозный. Сохранять веру, переданную от отцов, или строить новый мировой порядок. Это звучит именно так, нравится вам это или нет.

Игорь Соколов
Киев

Расскажите друзьям