Как посол в одном интервью все берега перепутал

Альтернативное мнение

Время подводить религиозные итоги 2020 года еще не наступило. Поэтому сегодня мы обратимся к совершенно другой теме, намного более прозаической и менее праздничной. А именно, о том, каков будет один из векторов американской политики после транзита власти в Белом доме — украинский церковный. И вот тут — никаких сюрпризов.

Как и ожидалось, с приходом Байдена политика США на восточноевропейском направлении переживет период новой активности. И эта активность будет иметь вполне конкретное, антироссийское, измерение. В отличие от Трампа, Джо Байден — ветеран внешнеполитического поприща, он контактировал с СССР еще во времена Громыко и Брежнева. Он знает это направление до мелочей и проявляет к нему явный интерес. Держащие нос по ветру чиновники Госдепартамента уже отрабатывают новую повестку. О чем свидетельствуют их заявления.

Во время конференции по религиозной дипломатии, которая прошла в онлайн-формате, посол США в Греции Джеффри Пайетт заявил, что «Греция и Соединенные Штаты работают в качестве стратегических партнеров, чтобы ответить на вызов, который Россия бросает нашим демократическим ценностям и, в частности, свободе религиозного выражения здесь, в Европе». Казалось бы, где Греция, а где Россия? Где же Россия бросает вызов греческо-американским ценностям, в какой такой Европе? Легко догадаться, что этим плацдармом, где сошлись интересы условной Москвы и безусловного американо-греческого проекта — Украина.

Именно здесь возникла церковь, которая создана по инициативе украинских националистических политиков, чтобы как можно дальше увести Украину от сферы культурного и духовного влияния России. И эта же церковь является инструментом реализации непомерных амбиций Фанара, при непосредственной поддержке Госдепа США.

При этом в речи посла мы находим все идеологические штампы, знакомые еще со времен холодной войны. Только вместо СССР там числится Россия. Посол подчеркнул, что Комиссия США по международной религиозной свободе назвала Россию «страной, вызывающей особую озабоченность за систематические, продолжающиеся и вопиющие нарушения свободы вероисповедания».

Трудно с этим утверждением спорить, в России и правда немало проблем в области свободы вероисповедания для некоторых религиозных меньшинств, таких как Свидетели Иеговы. Но с другой стороны, не является ли на этом фоне лицемерием исключение из такого же «списка озабоченности» Узбекистана, где до сих пор сотни человек находятся в тюрьмах за свою христианскую веру, провоз и чтение Библий? Да, вектор развития Узбекистана на бумаге — в сторону большей свободы. Но на практике все осталось практически в неизменном виде. И до сих пор пасторы узбекистанских церквей боятся делать фотографии с богослужений, чтобы не подвергнуть риску преследования своих прихожан. И до сих пор верующие могут читать Библию свободно только в стенах храмов и домов молитвы. А ввоз христианского Священного Писания в страну строжайше регламентирован и весьма трудно осуществим. Тем не менее Узбекистан исключен из списка особого контроля, а Россия включена. Хотя уровень давления государства в области религии в этих двух странах не сравним.

А Украина, о которой мы уже вели речь? Именно здесь крупнейшая традиционная конфессия страны объявлена на уровне полуофоциально «иностранным агентом», что вызывает трудности в перерегистрации приходов, полиция бездействует во время попыток рейдерских захватов храмов, а в политикуме всерьез обсуждается возможность лишения ее официальной регистрации и конфискации главных монастырских комплексов?

«Россия не только бросает вызов авторитету Вселенского патриарха, но и продолжает попытки разрушить единство православной церкви, разжигая нестабильность и подрывая суверенитет независимых наций с православным большинством», — сказал Пайетт.

В огороде бузина, а в Киеве (простите) — дядька. Вот что этот набор слов означает. Русская Православная церковь никогда не бросала вызов реальному авторитету Константинопольского патриарха, как первого среди равных. Но она не готова признать притязания на ту степень власти, которая никогда не была ему свойственна. И вызов единству и разжигание не стабильности — то не инициатива Московского патриархата. Оба случая разрыва отношений между церквями были следствием попыток Фанара расколоть церкви в новообразованных постсоветских странах. Сначала в Эстонии в 90-е. А потом признание раскола в Украине. Именно принятие раскольников положило начало каноническому хаосу и нестроениям, которые еще долго будут раздирать тело Православной церкви. Большинство православного мира не может признать сан епископов и священников, поставленных анафематствованными иерархами. Забавно, что теперь уже Епифаний отказывается признавать хиротонии Филарета. Последние документы, об отлучении священников, принявших хиротонии в епископы ликвидированной УПЦ КП, именуют новых «раскольников в квадрате» простыми священниками. То есть пока Филарет был в расколе с РПЦ и под признанной всем христианским миром (включая Константинополь) анафемой — его хиротонии были действительны, а как только не поладил с Епифанием — тут же перестали быть таковыми? Здесь читаем, здесь не читаем, тут — рыбу заворачивали? Так что ли? Но о канонических казусах я напишу в следующей колонке, вернемся к греческо-американским делам.

Посол заявил, что группа поместных церквей, признавших автокефалию Православной церкви Украины теперь включает церковь Греции, Александрии и всей Африки, и церковь Кипра, и этот список «будет продолжать расти». Благими намерениями дорога вымощена сами знаете куда. Как раз в дни, когда было опубликовано это интервью, Польская Автокефальная Православная Церковь выпустила официальное обращение о единстве православия, и сопроводила его красноречивым комментарием:

«Обращение Польской Православной Церкви от 30 ноября 2020 г. было направлено ко всем Предстоятелям Поместных Церквей, в том числе и Митрополиту Онуфрию, которого высоко ценим и молимся за Него.

Иерархи нашей Церкви в своем воззвании обращают особое внимание на современное разделение Православия в смысле литургического общения. Его прекращение составляет боль для верующих людей, особенно сегодня, когда сатана борется со Св. Евхаристией.

Отношение Польской Церкви касательно Украины ни в чем не меняется. Зло остается злом, и таковым есть раскол. Так называемый «митрополит» Епифаний остается мирским человеком.

В Православии нет двух экклезиологий – есть одна, обязывающая всех. Появившиеся комментарии на вышеупомянутое обращение во многом свидетельствуют о потере духовной чуткости их авторов, и это боль Польской Православной Церкви».

На этом фоне странно звучат слова американского посла о том, что «буквально в этом месяце митрополит Иларион от имени Русской Церкви ложно заявил, что Вселенский Патриарх инициировал раскол». Не только Русская церковь, но и многие другие поместные православные церкви высказывают тревогу в связи с кризисом, который целиком и полностью является инициативой Константинопольского патриархата.

Временно управляющий Белградо-Карловацкой Архиепископией епископ Иоанн недавно вспомнил слова Патриарха Иринея, которые тот сказал главе Фанара по поводу церковного вопроса в Украине. Когда Предстоятель Сербской Церкви при личной встрече умолял патриарха Константинопольского не идти на авантюру в Украине, не делать раскол, Варфоломей не захотел его слушать. На что Сербский Патриарх сказал: «Вы будете нести всю ответственность за случившееся. И я боюсь как бы Вам не остаться одному на Босфоре».

Церковь существует тысячелетия, и актуальная политика временных держав, может нанести раны, но как известно «врата ада не одолеют ее». История всегда на стороне истины, даже если она восторжествует спустя десятки или сотни лет. Посла США в Греции и не вспомнят спустя полвека-век, а вот патриарх Варфоломей уже вошел в историю, и вовсе не в качестве позитивного героя. Но все еще можно исправить.

Светлана Достоярова
Минск

Расскажите друзьям