Диспут

Editor

5CI.lt: Вильнюс конца девятнадцатого начала двадцатого века

Предлагаем Вашему вниманию отрывок из готовящейся к изданию книги Леонида Михеева и Агнии Тунгусовой "Русское дворянское собрание Литвы".

Как выглядел Вильнюс более ста лет тому назад? Кто жил здесь? Кто была устроена городская жизнь? Как сосуществовали между собой различные слои населения? Да и какие это были слои? Какое место в жизни города и Литвы в целом занимало русское дворянство? Эти вопросы занимают многих людей нашего времени. И потомков дворян, сыгравших немаловажную роль в истории государства российского, в которое составной частью входила в те времена Литва. И вообще всех граждан, не безразличных к истории родного края.

Если рассмотреть карту Вильнюса вековой давности, а речь идёт о плане города Вильны, составленном в 1898 г. госп. Янковским и Гусинским, либо о более позднем издании 1904 г. госп. Ф. Добрянского, то первое, что бросается в глаза - это сравнительно небольшие размеры нашего города. И действительно - Вильнюс вековой давности по маштабам нельзя сравнить с привычным нам сегодняшним городом. Город пролегал фактически, за малыми исключениями, между его водной артерией - Вилией (Нерисом) и железнодорожными путями. Это с Севера на Юг, и между Антоколем и Закретом (ориентировочно район парка Вингис) с Запада на Восток. Естественно, город и в старину разростался вширь, отвоёвывая пространство у окрестных лесов и холмов; уже появился район Нового города, заселялся район Росса, однако всё это были полугородские районы: огороды, сады, сельхозугодья. А обширные территории новых районов современного Вильнюса в те времена в состав города ещё не входили. Даже на привычном и близком к центру Жирмунае в начале века были кладбища, дачи да огороды и только длиннющая Кальварийская улица далеко уходила за реку в леса, туда где в будущем вырастут новые районы Веркяй, Санторишкес... К окрестностям города причислены были такие привычные для нас городские районы как, Вингис (Закрет), Зверинец, Кальвария, Антоколь, Росса и др. Вот описания некоторых из них:

Закрет Эта удивительной красоты западная часть Вильнюса ранее являлась императорским имением <Закрет>

и меняла владельцев с редкостной частотой. Так, от ордена иезуитов, которые получили Закрет в дар от литовского маршала князя Станислава Радзивилла, она перешла во владение римско-католическому епископу Массальскому (за 60 тыс. злотых), затем коронному подкоморью графу Потоцкому, далее графу Зубову. У графа именье купил барон Бенигсен. Он принимал, и не раз, в Закрете императора Александра 1-го. После Отечественной войны 1812 г., Александр 1-й приобрёл это имение у Бенигсена за 12 тыс. червонцев. За порядком в имении поручено было наблюдать Виленскому полицмейстеру. Однако, поскольку в доме никто не жил, имение стало приходить в упадок. Дом потихоньку разрушался, окрестные леса бездумно вырубались крестьянами из окрестных деревень.

В шестидесятых годах ХIХ-го столетия в Закрете частными предпринимателями стали устраиваться общественные гуляния, фейерверки, сооружён был <вокзал>

. Далее Закрет служил дачей для генерал-губернатора и высших чинов края, сдавался под сады и огороды. Позже перешёл под управление Дворцового управления и сдавался отдельными участками в аренду. И сегодня этот район можно по праву назвать украшением литовской столицы. Его жемчужина парк Вингис, чистая, по провинциальному милая улица Чюрлёниса с прилегающими кварталами, зелёные лужайки, липы и клёны - улыбка старинного Закрета.

Зверинец. Против Закрета, по другую сторону Вилии находится Зверинец ( нынче Жверинас) или, как его именовали в начале века, <Александрия>. В этом месте река огибает красивый лесистый полуостров. Местность эта принадлежала ранее к имениям князей Радзивиллов. И здесь был устроен <минизоопарк>

(зверинец). Отсюда и нынешнее названия района Вильнюса. В давние времена в роскошных лесах нынешнего Жверинаса устраивались пышные охоты, в которых принимали участие литовские вельможи. Во второй половине Х1Х-го столетия супруга германского канцлера княгиня Гогенлое, которой по наследству досталось это имение, продала его местному жителю, Василию Мартинсону. И тогда-то началось становление Жверинаса как красивейшей части нашего города. Предприимчивый купец Мартинсон разделил всё пространство Зверинца на правильные участки, проложил по ним улицы и частью стал их сдавать в аренду, частью продавать в собственность другим лицам. Проложенные улицы стали понемногу застраиваться, и в 1901 г. по поставновлению Виленской Городской Думы, вся эта местность была включена в городскую черту. На высоком берегу Вилии возвысилась красивая церковь во имя Знамения Пресвятой Богородицы. Она прекрасно смотрится и сегодня с проспекта Гедеминаса (тогда Георгиевского проспекта, по которому от Зверинца - Александрии вдоль всего проспекта, мимо кафедральной площади до самого Заречного моста в Заречье - Ужупис была проложена конно-железная дорога - конка).

Кальвария. Слово <кальвария> означает <лобное место> или <место казни>. Именно на кальварии был распят в Иерусалиме Христос. Эта местность была расположена за городом среди густых сосновых лесов. С 1846 г. она принадлежала православному Свято-Духову монастырю, который, не желая нарушать веками установленный обычай, безвозмездно представил её в пользование католическому духовенству. Кальвария, согласно имеющимся документам, была устроена ещё в 17-м столетии. Она представляла собой сеть небольших католических часовен, расположенных широким полукругом в живописной местности. Часовни эти носили название станций, и символически знаменовали крестный путь Спасителя. В начале прошлого века по церковным праздникам, здесь можно было видеть толпы богомольцев, которые в строгом порядке переходили от одной часовни-станции к другой с пением молитв, составленных сообразно значению в крестном пути Спасителя данной станции. Богомольцы перемещались по станциям под предводительством так называемых <знающих> людей, а молитвы пели по специальным книжечкам. Центром этих часовен является Кальварийский костёл, расположенный на самом возвышенном месте. Там он находится и поныне. Костёл этот поистине хочется назвать многострадальным. Он первоначально был сооружён из дерева в 1664 г. Затем в 1775 г. перестроен в камне и освящён во имя <Обретения Св. Креста>

. В 1812 г. костёл и монастырские здания при нём французами были превращены в казармы и больницу, ограблены и частично погибли вместе с монастырской библиотекой в пожаре. В 1840 г. костёл был отремонтирован и восстановлен. И в наши дни, особенно на праздник Св. Троицы, сюда стекаются католики. Молятся, слушают проповеди, отдыхают.

Трудно себе представить, что сравнительно недавно (конечно, в историческом плане) современная оживлённая Кальвария, включающая в себя и самый крупный в городе кальварийский рынок и индустриальные гиганты - <Сигму>, <Куро аппаратуру>

, густонаселённые районы Науякемис, Балтупяй, Ерузале, Веркяй была живописным зелёным лесом, спускающимся к удивительной красоты озёрам и полноводной Вилии-Нерису.

Антоколь. Этот пригород Вильнюса - нынешний Антакальнис, получил своё название за географическое положение на высокой холмистой местности. Дело в том, что по литовски <ант то кално> значит <на той горе>

. Вот и стали его по русски называть Антоколь.

В районе нынешней улицы Антакальнё постройки стали появляться только в середине 18-го века, когда замковые строения стали разрушаться и владения Радзивиллов (сразу за мостиком через Вилейку) пришли в запустение. В начале прошлого века Антоколь, благодаря своему возвышенному положению, близости лесов и реки, стал прекрасным дачным местом для виленчан. Улицу Антакальнё замостили, провели по ней конку. Застройки у реки и ближе к лесу стали сдавать под дачи. Наиболее примечательными строениями на Антоколе в те времена были костёл Св.Апостолов Петра и Павла - замечательный памятник барокко. Далее располагался бывший дворец вельможи Казимира Сапеги, гетмана Литовского княжества, построенный им в 1691 г. на месте языческого капища в честь богини Мильды. Уже в описываемое время там была устоена военная больница, при которой была и церковь и военное кладбище (ныне Антокольнийское кладбище). Антоколь заканчивался отличным загородным рестораном, так называемой <Поспешкой>

, где любила отдыхать от трудов праведных городская интеллигенция.

Росса. Предместье Росса, ныне Расу (по литовски Расос), так было названо, потому что здесь в стародавние времена селились преимущественно русские. Это предместье начинается сразу за железнодорожным мостом, пересекается современными улицами Лепкальнё и Расу, простираясь почти до Науининкая. В начале прошлого столетия здесь началась застройка целым рядом так называемых <банковских домов>, благодаря которой будущий городской район оказался правильно распланированным. Дело в том, что Виленский Земельный Банк стал выдавать долгосрочные ссуды малосостоятельным лицам на постройку и покупку жилья в районе Россы. Кроме того Банк сам стал строить здесь дома для своих служащих с правом их постепенного выкупа. Таким образом появился целый городок, дополняющий Вильну. Далее шли дачи и огороды. В районе Россы издавна были устроены два больших городских кладбища, одно из которых - католическое также носит название <Росса>

.

Удивительно живописные окрестности Вильны зачастую носили экзотические названия. Чего только стоят такие звучные, как Вифлеем, Кальвария, Бельмонт, Ерузале. Каждое название имеет свою историю. Скажем Бельмонт (литовское название Бельмонтас) назван так по названию красивейшей лесистой горы. (Бель монт ведь по-французски - красивая гора!). Вдоль неё пролегал Полоцкий тракт, ныне улица Стефана Батория, по которому в 1495 г. из Москвы прибыла в Вильну великая княгиня Елена, супруга великого князя литовского Александра Казимировича, который с 1501 г. стал королём польским. Мало того, что в Вильнюсе есть свой Бельмонт, так рядом с ним имеется ещё и свой <Карлсбад>

. Эта дачная, как и Бельмонт местность, сейчас граничащая чуть ли не с центром города, тогда была сугубо местом отдыха горожан. Своё название она получила от источника, содержащего в значительной степени железистые и другие примеси.

А чего стоит название района Вильнюса Веркяй (по старому - Верки)! Этот район, являющийся продолжением Кальварии, утопает в древних лесах стеной возвышающихся над рекой. Веркяй по-литовски значит <плач>

. Объясняется это название весьма поэтически.

Верховный литовский жрец Криво-Кривейте, гуляя однажды по лесу в этой местности, встретил случайно красивую девушку и страстно в неё влюбился. Девушка ответла ему взаимностью. Однако пожениться они не могли по действующим религиозным правилам. Плодом их любви явился ребёнок, которого необходимо было устроить и, в то же время, скрыть связь, за которую могло последовать суровое наказание. Узнав, что князь Гедемин едет в Верковский лес на охоту, жрец положил ребёнка в корзинку и скрыл его в зелени леса на пути охотников. Разбуженный звуками охотничьих рогов, ребёнок заплакал и этим обратил на себя внимание князя и его приближённых. Гедемин приказал взять корзину с ребёнком. Он счёл находку добрым предзнаменованием и внял совету его тайного отца Криво-Кривейте воспитать из мальчика будущего жреца. Этот малыш, получивший имя Лиздейки, действительно стал впоследствии жрецом и заменил своего отца. Он сделался, согласно преданию, родоначальником фамилии Радзивиллов.

С того времени местность и имение стали называться Веркяй - Плач. Веками имение Верки переходило из рук в руки, обустраивалось, перестраивалось и дошло до нашего времени в том виде, какой придала ему его последняя хозяйка жена действительного статского советника Чепелева. Ей Высочайшим соизволением было предписано в апреле 1904 г. имение Верки Виленского уезда в пределах 782,8 десятин обратить в уездный город того же наименования, со всеми вытекающими последствиями: отвести на её средства содержание полиции. Она должна была отвечать за устройство улиц и площадей, их освещение и уборку, сохранить обложение входящих в состав имения земель госналогом и пр. Как бы то ни было, но Веркяйский дворец и сейчас радует вильнюсцев и гостей литовской столицы своими чудесными интерьерами, картинами, отличным концертным залом, а усадьба- красивейшей местностью - парком и лесами.

<Пушкинское гнездо>

Рассказывая о пригородах Вильнюса начала прошлого века, нельзя не упомянуть живописное место перед Бельмонтом, ближе к городской черте, расположенное вдоль Вилейки - Вильняле. Район этот назывался Маркутье (ныне Маркучяй). От Бельмонта Маркчяй отделяет река Вилейка. В описываемое время это было одно из лучших дачных мест Вильно. В седую старину здесь любила отдыхать великая княгиня Елена. В Маркутье был её дворец. Далее, Маркутье, переходя из рук в руки (Унковский-Кишки-Ходкевичи...) в начале ХХ-го столетия попадает к г-же Пушкиной.

Варвара Алексеевна Пушкина, супруга Григория Александровича Пушкина - младшего сына великого поэта Александра Сергеевича, поселилась в Маркучяй в начале прошлого века (к 1900 г.) со своим мужем, который, однако, не долго прожил в своём литовском имении. Он умер в 1905 г. и похоронен у стен семейной часовни. А его вдова Варвара Алексеевна Пушкина жила здесь тридцать лет до 1935 г. Она покоится здесь же, рядом с мужем в своей Пушкиновке, или <Пушкинском гнезде>, как называют это место в народе. Это название вполне справедливо отражает сущность усадьбы ветви рода Пушкиных. Здесь заботливо хранились вещи из Михайловского, некогда служившие самому поэту, откуда их вывез Григорий Александрович. И сейчас здесь хранится целый ряд предметов быта, мебели, книг, которых лично касался Александр Сергеевич. Однако, исторические события: войны, революции, перевороты и другие потрясения, не обошли <Пушкинское гнездо>

своим разрушительным вниманием. Не много экспонатов осталось в нынешнем Литературном музее А.С.Пушкина от тех, что были доставлены сюда в начале прошлого века его сыном и заботливо оберегались невесткой. И, тем не менее, отремонтированый в 1998 г. на средства вильнюсского самоуправления дом-музей, прилегающий к нему нагорный парк, по прежнему притягивают к себе любителей русской словесности, почитателей А.С.Пушкина.

Из жизни четы Григория и Варвары Пушкиных известно не так уж и много фактов. Однако, некоторые из них следует привести из уважения к памяти этих достойных дворян. Варвара Алексеевна вышла за Григория Пушкина вторым браком в 1884 г. Они познакомились в Петербурге. Венчались в Вильне, в церкви детского приюта <Иисус Младенец>

на улице Субочь (Субочяус-Сиротская).

Варвара Алексеевна - дочь генерал-инженера А.П.Мельникова, который был в царском правительстве Министром путей сообщения, окончила гимназию, блистала в высшем свете. Была даже знакома с самим будущим императором. Но самыми счастливыми своими годами, по её рассказам репортёру в 1933 г., она считает годы, проведенные в Михайловском и Тригорском на Псковщине. И не только потому, что эти места были связаны с памятью Александра Сергеевича, она была очарована природой Псковского края, исключительной красотой этих мест. Об этом красноречиво свидетельствует выставка её рисунков и эскизов, развёрнутая в настоящее время на втором этаже Литературного музея А.С.Пушкина в Маркучяй. После переезда в Вильнюс, Григорий Александрович - деревенский житель, страстный охотник, как-то сник, а жена его окунулась в благотворительну деятельность. Документы об этом хранятся в историческом архиве Литвы.

В первую мировую войну В.А.Пушкина эвакуировалась в Петербург. Дом в Маркучяй немцы, занявшие город, не тронули, но большевики, пришедшие сюда в 1919 г. <расхитили значительную часть библиотеки и коллекцию старого охотничьего оружия, покойного Григория Александровича Пушкина> (<Литовский вестник>, 19 декабря 1935 г.). В 20-30 годы <Пушкинское гнездо>

стало центром притяжения местной русской интеллигенции. Здесь торжественно отмечалось 125-летие со дня рождения поэта. Этому событию посвящались статьи в местных газетах. В гостях у Варвары Алексеевны частенько бывала моложёжь, особенно гимназисты из гимназии им. А. С.Пушкина, попечительницей которой она была.

В 1902 г. владелица Маркутья В.А.Пушкина ходатайствовала перед Городской Думой о присоединении своего поместья к городу. Однако, ходатайство было в те годы отклонено, т.к. прокладка городских улиц и комуникаций в холмистой, заросшей лесами местности была сопряжена с большими затратами. Кроме того, потребовалось бы укрепление глубоких оврагов, постройка мостов и пр.

Молодые вильнюсцы, проживающие в Шешкине, в районе улиц Озо, Гележинё Вилко (Железного Волка), Жальгирё могут и не знать, что это большое пространство, вплоть до Балтуписа ещё сотню лет тому назад носило название Военного поля, было безлюдным холмисто-лесным краем, который со времён Витовта служил местом военных действий и военных смотров. На этом месте древние литовцы сражались за свою свободу с меченосцами и в 1390 г. их жестоко разбили. В царствование Алексея Михайловича в 1655 г., а затем в 1658 г. русские войска на этом поле одержали победы над литовцами. В 1661 г. на Военном поле русская рать была отбита литовской под предводительством Михаила Паца. Во время шведской войны Император Пётр 1 производил смотр войскам, проходившим через литовские области с разрешения польского короля Августа. В отечественную войну 1812 г. поле это служило стоянкой и русских и французских войск. И Александр 1 и Наполеон производили здесь смотры своим войскам. Военное поле посещал Император Николай 1. В начале ХХ-го в. здесь часто проходили военные учения. Недалеко от поля был устроен военный лагерь, раскинутый среди небольшого леса у самого берега Вилии. В лагере было немало отличных построек, летнее помещение Военного собрания, церковь, почтово-телеграфное отделение и пр. (Вильнюсцы, конечно, узнали район, именуемый нынче <Северный городок>

), который в наши дни навсегда простился со своим военным прошлым и постепенно превращается в красивый и благоустроенный городской район.

Вильнюс начала двадцатого века был, несмотря на сравнительно небольшие размеры, очень красивым и благоустроенным городом. Он славился своими парками и садами, великолепными памятниками, храмами и часовнями, красивыми зданиями.

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте