Мультимедиа

Editor

Алексей СМИРНОВ: Правда у каждого своя, а истина – одна. И она – у Бога!

С руководителем Всероссийского Союза евангельских христиан-баптистов мы встретились у него в кабинете, в здании РС ЕХБ. Предоставившуюся возможность я не стал тратить на разговоры об успехах, росте и прочих положительных сторонах жизни Союза. Хотелось поговорить о наболевшем. О том, собственно, о чем не переставая говорит славянское население земли вот уже на протяжении года.


– Алексей Васильевич, Украина и события на Донбассе сейчас у всех на устах. Где в этом страшном, кровавом конфликте место служителя Божия, христианина?

– То, что случилось в нашем соседнем государстве – Украине, – беда, трагедия и боль. Потери и моральные, и материальные безмерно велики. Самое страшное, что несет с собою любая ссора, а тем более война – это баррикады. Они, словно ножом, режут и рвут семейные связи, гражданские и общественные отношения, ставя перед каждым жесткий, невыносимо трудный вопрос выбора позиции.

С кем ты? На чьей стороне? Укроп? Колорад? Патриот? Сепаратист? За единую Украину или путинскую Россию?

И ладно бы, вопросами этими задавались гражданские активисты! Но ведь сегодня в жаркие политические споры вовлечены христиане, от которых еще совсем недавно трудно было ожидать такого воинственного пыла. С искренней убежденностью в своей правоте они готовы объявить «крестовый поход» против неверных, не разделяющих их собственных убеждений. И вот уже поднят не только духовный, но и стальной меч, льющий кровь человеческую на многострадальную землю Украины...

– И все же, несмотря на то, что мы – христиане, и даже скорее всего именно поэтому, мы не можем оставаться равнодушными. Вольно или невольно каждый занимает свое место на той или на другой стороне баррикад...

– Во все времена человек нуждался, на мой взгляд, только в трех вещах: в любви, внимании и хлебе насущном. И еще – в мире и возможности спокойно трудиться.

А что делать, если ситуация кардинально меняется и наступает время катаклизмов? Для христианина совершенно очевидно: помогать тому, кто оказался в беде. Причем, я бы сказал, безо всякого «сектантского» подтекста, ожидания, что после нашей помощи человек обязательно придет именно в нашу церковь. Это изначально неправильный подход и мотив. Мы должны сделать так, чтобы люди славили Бога, а не наше усердие и доброту. Этому нас учил Христос, а не примитивной «ловле» грешников на приманку заботы. Если мы и должны ловить человеков, то только для Царствия Небесного, а не для своей церкви. Сетью Евангелия, и только.

Военный конфликт – особое испытание в жизни Церкви. Здесь ведь что происходит? Если на какие-то вопросы мы не находим быстрых и четких ответов, то, как правило, начинаем придумывать новое богословие. А придумывать как раз ничего не надо, потому что наше истинное Богословие не меняется уже больше двух тысяч лет и заключается только в одном: люби Бога и люби своего ближнего. В этом – весь Закон. Исполнишь эти две заповеди – исполнишь весь Закон.

Князь мира – сатана. Сегодня его время и власть тьмы. Все конфликты и войны управляются его волей и обусловлены греховностью человека. Значит ли это, что мы должны хоть каким-то образом касаться этой идеологии сатаны? Иаков прямо говорит: «Язык – прикраса неправды... воспаляем от геенны». Что это значит? Что он подпитывается от святости? Нет. Язык подпитывается от преисподней.

Я сейчас не говорю о какой-то конкретной стране или церкви. Вспомним историю Израиля: когда народ отвергает Бога, то подвергается дьявольскому водительству. Причем, беспрепятственному. Но церковь должна сохранять святость и почитать Господа. Она не имеет права смотреть на мир. Это понимают все верующие: что бы ни происходило вокруг, они должны жить праведной жизнью и оставаться верными Богу.

Мне могут возразить: невозможно сохранять святость и чистоту в распадающемся, растленном мире. Еще и еще раз повторю: это наша с вами ответственная миссия – сохранять верность Богу и Его заповедям.

Дьявол инспирировал драку, войну, революцию – неважно, что. Человеческая греховная природа бунтует, ей всегда чего-то хочется, она вечно чем-то неудовлетворена. Поэтому сегодня многократно возрастает величие Божией заповеди: великое приобретение – быть благочестивым и довольным. Смотрите, как четко разграничивает эта заповедь устремления человека: благочестивый доволен и славит Бога, бунтарь выражает свое недовольство протестом и возданием славы отнюдь не своему Создателю.

Так что же должен, на мой взгляд, делать христианин, когда недовольные бунтуют? Любить Бога и любить людей. Надо ли христианину во время этих особенных, кровавых событий задаваться вопросом: Господи, должен ли я сейчас убить или накормить своего врага? По моему глубокому убеждению, – нет. Потому что заповедь, данная нам, уже давно и однозначно ответила на э тот вопрос. Христианин должен любить своего врага, накормить его, не воздавая злом за зло, и отдать суд Богу. «Мне возмездие, и Я воздам», – так говорит Господь.

Поэтому попытка переформатировать, мягко говоря, совершенно ясное Божье учение о том, что должны делать христиане во время войны, голода, разрухи, стихийного бедствия, конфликта, мира, эпидемии, ничем не обоснована. При этом мы, повторю, также не должны никого судить и твердо помнить: Бог не искушается злом, и Сам никого не искушает. Но каждый искушается и обольщается собственной похотью.

Если в соседнем доме произошла ссора, чью позицию я как христианин должен занять? Мужа или жены? Написано: «Хватает пса за уши тот, кто, проходя мимо, разнимает дерущихся». Это означает только одно: я должен принести в воюющий дом мир. И ни в коем случае не поджигать и не подстрекать ни одну из конфликтующих сторон! К миру призвал нас Господь.

Изучая Евангелие, я нигде не нашел, чтобы Христос призывал Своих учеников поддержать какую-либо партию или сторону. Я не прочел Его утверждения о том, что, например, зелоты, воевавшие с римлянами, правы, а римляне, соответственно, являются оккупантами и потому их надо убивать. Не нашел я также и Его призыва отобрать лишние деньги у коррупционера Ирода.

Да, Христос осуждал коррупцию, предательство, слепую религиозность. Но Он никогда и никого не призывал к войне и, самое удивительное, не осуждал грешников! Напротив, Иисус обличал фанатичных религиозных деятелей, да еще как жестко! Он остановил пылкого Петра, отсекшего рабу ухо в Гефсиманском саду. Охладил порыв учеников, выступивших с инициативой свести на непокорные города огонь с неба. Он учил о том, что блаженны миротворцы и милостивые – они узрят Отца Небесного и будут помилованы.

Поэтому наше отношение к происходящему на терзаемой Украине заключается в исполнении заповеди о любви к Богу и ближнему – как на востоке, так и на западе страны. Мы везем хлеб беженцам, неважно, в какой части Украины они оказались. Они бежали от войны. Но это не наша война! Это не война российского Братства с украинским. Это война каких-то политизированных людей и гражданских сообществ, но не христианских общин. Наша задача и наша ответственность – принести хлеб нуждающимся.

Знаете, мне порой больно, странно и стыдно слышать мнения о том, что когда мы несем помощь юго-востоку Украины, то якобы проявляем лицемерие и льем воду на чью-то мельницу. А вы спросите любого брата, который передает пожертвование для нуждающихся украинских братьев: кому конкретно он его передает? С какой целью? И услышите простой и ясный ответ: нуждающимся, ради Бога. Причем, многим даже не важно, будет ли его помощь передана конкретно баптистам или просто попавшим в беду людям, пусть даже неверующим, – важно одно: чтобы люди получили хлеб и поддержку. И прославили Бога, увидев добро, которое ради Его имени мы делаем.</b>

– Российскому Союзу как раз и ставят в вину то, о чем вы сейчас говорите. Дистанцируясь от происходящего конфликта, Союз принял на прошедшем Всероссийском съезде два принципиально важных документа: Отношение к восстаниям и Обращение к президенту Российской Федерации. При всем том, что никто не вынуждал Братство делать подобные заявления, они все же были приняты. Если вы говорите о политике невмешательства в чужой конфликт, то для чего, в таком случае, нужно было принимать эти документы?

– Дело в том, что Российский Союз евангельских христиан-баптистов – это не председатель и два его помощника. Это большое братство людей с разными взглядами на многие вопросы. Нам, конечно же, хотелось бы, чтобы все мы, невзирая на разный физический и духовный возраст, образование и воспитание, мыслили и относились к проблемам одинаково – с точки зрения Писания. Но на практике, как вы понимаете, это далеко не так.

Чтобы устранить возможные недоразумения, иносказания и разные инсинуации на тему происходящего тяжелейшего конфликта, мы должны были сформулировать общую для всех точку зрения и принципиальное отношение Братства к некоторым вещам. Подчеркиваю: к вещам, а не к людям. Если вы внимательно читали оба документа, то заметили, что в них нет ни одной фамилии.

Украинский конфликт ни в коем случае не должен перерасти в конфликт между людьми в Братстве, в том числе и в России. Он не должен делить семьи по их отношению к той или другой стороне конфликта, не должен делить друг с другом супругов, церкви и в целом Братство – украинское и российское. Мы старались еще раз подчеркнуть, что принципиально – вне всякой политики.


В принятых документах, о которых вы говорите, нет осуждающих или обвинительных заключений, направленных против украинского Братства. Мы против насилия, революций, бунта, против применения какого бы то ни было оружия для достижения кем-либо политических или иных интересов. Мы выразили собственную оценку по отношению к любым вооруженным столкновениям.

Это стало необходимым сегодня по причине проникновения будоражащей общество темы украинского конфликта в церкви. Мы столкнулись с ситуацией, когда церковь может целый час Богослужебного собрания посвятить, например, обсуждению проблемы в Украине. Считаем это неразумным, поскольку лучше 15 минут помолиться об этой проблеме, чем час о ней говорить. Более того, нередкими стали случаи, когда в семьях начинаются вражда, распри, разделения по причине того, что родственники по-разному относятся к конфликтующим на Украине сторонам.

Остановить процесс нагнетания напряженности внутри нашего Братства по этому вопросу можно и нужно было только одним способом: четко провозгласить принципиальную позицию Братства в целом, которая заключается в отстранении от какой бы то ни было политики.

– Не будет ли воспринята такая позиция как слабость и нерешительность в отстаивании правды?

– И в России, и за ее пределами есть немало смелых и решительных людей, которые безбоязненно, достаточно жестко и прямолинейно говорят правду. Дело-то ведь совсем не в этом. А в том, что позиция Российского Союза ЕХБ однозначна: люби Бога и ближнего и не делай никому зла, не рассуждая о правоте ближнего. На этот счет есть одна замечательная русская пословица: правда у каждого своя, а истина – одна, и она – у Бога.

– Насколько мне известно, в конце прошлого года у вас должна была состояться встреча в Минске с Валерием Антонюком, председателем украинского Союза ЕХБ. Состоялась ли она, удалось ли вам достигнуть на ней единства во мнениях и взглядах?

– Встреча состоялась. На ней, кроме Российского, были также председатели пяти Союзов: Евроазиатского, Украинского, Молдавского, Казахстанского и Белорусского. Сам факт нашей встречи подтверждает, что мы во Христе - одна семья евангельских христиан-баптистов. И это уже было ободрением.

Результатом встречи стало в том числе и понимание того, что у всех нас могут быть различные взгляды и оценки одних и тех же событий, но это не мешает нам оставаться братьями во Христе без какой бы то ни было натяжки. Но мы не акцентировали на этом свое внимание.

Наш диалог касался, по большей части, того, что сейчас мешает нам говорить совершенно искренне о братских взаимоотношениях. И главный вывод, к которому мы пришли: мы остаемся братьями, продолжаем молиться и поддерживать друг друга, вне зависимости от обстоятельств и внешних факторов.

– Сегодня есть определенные мнения о том, что времена обретенной верующими в России свободы заканчиваются и, коль скоро история имеет свойство повторяться, то не исключено, что могут опять вернуться времена гонений, ограничений прав и свобод вероисповедания. Как вы относитесь к подобного рода предположениям?

– Совершенно уверен в том, что гонения на Церковь могут прийти в любой момент и в любой стране мира. Мир до определенного времени, по предопределению Божию, находится во власти сатаны. И наивно полагать, что повлиять на этого мироправителя может какой-либо человек, пусть даже и самый выдающийся.

Скажу больше: я даже удивляюсь тому, что в России времена свободы для евангельских верующих так долго длятся. Нынешний период – самый большой в истории. И если порою случаются некоторые локальные конфликты на бытовой, общественной почве, в результате личной неприязни или еще каких-то факторов, то в целом атмосфера свободы в нашем государстве сохраняется.

Как гражданин я понимаю, что в мире нет страны с демократией в чистом виде. Это утопия, декларации – не более. Как сказал известный политик, у нас в России управляемая демократия. То есть она должна присутствовать в государственном устройстве порционно, так, чтобы это не создавало угроз существованию самого государства.

Если говорить о законодательстве, регламентирующем деятельность религиозных объединений, то оно, на мой взгляд, заведомо ангажировано. Возможно, государство уже на первом этапе предполагало ограничение попыток делать, что кому вздумается, предоставив больше степеней свободы тем конфессиям, которые, как казалось, более понятны, близки менталитету россиян, традиционны и проверены временем. Может быть, это слишком упрощенное, наивное мнение, но мне думается, что оно недалеко от истины.

Что же касается возвращения к системе подавления, существовавшей в прошлом, то в каких-то моментах есть ощущение, что законы по отношению к религиозным организациям становятся жестче. Хотя должен сказать, что даже у меня по этому поводу есть двоякое мнение. С одной стороны, если б я, скажем, был руководителем государства, то тоже постарался ограничить деятельность некоторых организаций. А с другой стороны, нас-то за что ограничивать? Мы же правильные, хорошие. Но совершенно очевидно, что так же думают и другие.

Если же смотреть на происходящее с точки зрения Писания – а мы только так и должны делать, – то произойдет то, что предопределено Богом. Церковь, слишком долго находящаяся в покое, начинает деградировать. Я это говорю не потому, что люблю гонения или выступаю их сторонником. Нет. Жизненным опытом многократно доказано, что Церковь во времена комфорта и благодушия теряет многие ценные христианские качества: богобоязненность, желание жить свято для Бога.

Комфорт провоцирует нас забыть о главном и сосредоточить усилия на жизни для тела. Но поскольку Бог нас любит, то ставит совсем другую цель: привести нас в Небо, а не оберегать здесь, на земле. Поэтому Он вырывает нас из привычной и комфортной среды, посылает болезни, страдания, скорби. Поэтому, думаю, нам бы следовало больше реагировать на события, происходящие в мире в отношении христиан, которых каждый день убивают, притесняют, изгоняют за веру в Иисуса. Но как это ни странно, в нашем Братстве за минувший год совершено молитв за гонимых христиан в мире несопоставимо меньше, чем за страдающий народ Украины.

Конечно, украинская беда – она вот она, у нас за порогом. Но трагедии христиан, убиваемых за веру, а не за какие-то политические преференции, – это знаки для нас. Возможно, через них Бог пытается обратить наше внимание на духовную суть происходящего. Думаю, что наше спокойное, почти равнодушное отношение к этому – проблема гораздо большая, чем то, что я, например, не участвую в каких-то дебатах по поводу украинского конфликта.

– Благодарю Вас за беседу!

Источник

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus