Editor

Алексиевич: человек спасается только любовью

8 октября специальный комитет Шведской академии присудил белорусской писательнице Светлане Алексиевич Нобелевскую премию по литературе. Нобелевский лауреат — белоруска, которая родилась в Украине, пишет на русском языке. Она номинировалась на Нобелевскую премию за цикл произведений «Голоса Утопии» — книги о «красном человеке», пережившем Великую Отечественную войну, Афганистан, Чернобыль. Завершает цикл книга «Время second-hand».

«У коммунизма был безумный план, — рассказывает автор, — переделать «старого» человека, ветхого Адама. И это получилось… Может быть, единственное, что получилось. За семьдесят с лишним лет в лаборатории марксизма-ленинизма вывели отдельный человеческий тип — homo soveticus. Одни считают, что это трагический персонаж, другие называют его «совком». Мне кажется, я знаю этого человека, он мне хорошо знаком, я рядом с ним, бок о бок прожила много лет. Он — это я. Это мои знакомые, друзья, родители».

alekseevicz_04

Сразу после присуждения Светлане Алексиевич Нобелевской премии в очередной раз встал вопрос о «народной принадлежности» автора. На первой после присуждения престижной премии пресс-конференции писатель пояснила, что любит русский народ, любит белорусский народ. «Мой прадед учился вместе с Якубом Коласом (белорусский классик, — РЕД). Я чувствую, что это моя Родина, моя земля. В то же время моя бабушка, моя мать — они украинки. Я очень люблю Украину. И вот, когда я недавно была на Майдане, видела фотографии Небесной сотни, я стояла и плакала. Это тоже моя земля. Это не ненависть. Трудно быть честным человеком», — объяснила писатель. С престижной премией её поздравил президент Украины,чуть позже — его белорусский коллега.

Трудно быть честным человеком. Как и трудно вместиться десяткам журналистам в маленькую комнатку редакции белорусской независимой газеты «Наша ніва», где прошла первая пресс-конференция Нобелевского лауреата. Светлана Алексиевич никогда не была избалована вниманием властей, и неудивителен выбор площадки для первой конференции. «Она показала дух времени — в каких условиях работает сегодня белорусская интеллигенция. Вот такой человек получил Нобелевскую премию для белорусов», — объяснил в Facebook редактор газеты «Наша ніва» Андрей Дынько.
Трудно быть честным человеком. «Надо не поддаваться этому соглашательству, на которое тоталитарная власть очень рассчитывает. Всегда страшно, всегда сложно, но надо иметь это мужество», — призвала людей Нобелевский лауреат.

Страшно и сложно было рассказывать «афганцам» свои истории о войне, которые записывала Светлана Алексиевич. Ещё страшнее стало, когда эти истории вышли на свет и суд читателей в книге «Цинковые мальчики». Правда бывает неприглядной, а выраженная словом бывает ужасна и невыносима. Матери и вдовы, вчерашние солдаты подали на писательницу в суд. Автора книги обвиняли в «советских грехах» — клевете, антипатриотизме и очернительстве.

 alekseevicz_03

Как выживали люди среди трагических переломов Афгана и Чернобыля? Откуда писательница брала силы, чтобы пропустить через себя сотни человеческих историй? Для чего это всё? «Ни одну цель рядом с человеческой жизнью я поставить не могу. Эти узаконенные правила игры становятся не для меня. Ну не для этого Бог задумал человека! Наверное, всё-таки для любви он его задумал, для любования жизнью. Вот из-за этих моих мыслей когда-то цензор всю мою книгу «У войны не женское лицо» исчеркал красным карандашом», — делилась в одном из интервью Светлана Алексиевич.

А что же сейчас? Уходит ли из нас «красный человек»? В своём творчестве Нобелевский лауреат пережила его в своих шести книгах, и новые её произведения будут о смерти, старости, жизни. О любви.
«Это каторжный труд — лепить из себя что-то достойное высшему замыслу. Гораздо проще слиться с биологическим потоком, бежать в толпе. Человек так устроен, что самые главные вещи он должен делать в одиночестве — любить, умирать. Опять я хожу и слушаю людей. Они рассказывают мне о любви — это великое счастье, если человек был поражён в жизни любовью, как молнией. Мир для него осветился светом, он выпал из обычности и стал человеком больше, чем был до этого…. Иногда хочется сказать нашим президентам, политикам, соседям, коллегам: оставьте человека в покое, дайте человеку быть Человеком. У каждого своя тайна. Свой путь. Мы с вами говорим о главном! Я написала четыре книги о войне, и все равно это были книги о любви. Человек спасался только любовью. Другого спасения нет. Я не знаю», - призналась Светлана Алексиевич. 

В родной Беларуси последний раз книги Нобелевского лауреата выходили лет двадцать пять назад. Здесь, среди более девяти миллионов, растворился и живёт ещё «красный человек», который пока не готов умереть — чтобы дать жизнь иному человеку.

alekseevicz_05

Нет ли у писательницы разочарования, что книги ничему не учат — ведь в мире и сейчас разжигаются костры новых войн?

«В мире есть не только книги, Толстой, ещё кто-то, а есть и Библия, и Франциск Асизский, и Сурожский, религиозные эти мученики.. А человек не изменяется. Но всё-таки хочется верить, что что-то изменяется….Так что я думаю, что если мы бросим делать своё дело — может быть ещё хуже. Как там у апостола Павла — горе мне, когда я перестану проповедовать… Мы были слишком наивные в 90-е, когда думали, что раз — и все станем свободными. Тогда казалось — люди прочитают Солженицына — и тут же сделаются чистыми, а люди каждый день убивали кого-нибудь в подъездах. Я думаю, что самое тяжёлое наследство, которое осталось от социализма — это травмированный человек, потому что лагерь развращает и палача, и жертву», — поделилась с журналистами читателями, людьми Нобелевский лауреат.

Алена Германович

Источник

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus