Editor

Бачинин - Реформация - экстраординарный ответ

(Заметки, навеянные Вильнюсской конференцией «Реформация-500»)
 
 
  • Похвальное слово участникам brainstorming’а
  • Принцип творческой проблематизации
  • Реформация не может быть перманентной
  • Если тяжело больную церковь саму надо спасать от духовной   деградации, то она - плохой советчик в деле нашего спасения
 
 

Похвальное слово участникам brainstorming’а

 
Хочу начать со слов благодарности организаторам конференции за отличный подарок всем тем, кто планировал участвовать в ней, но либо по житейским причинам, либо по стечению служебных обстоятельств не смог приехать. Практически сразу же после завершения научного форума в Сети появился обстоятельный видеорепортаж о нём. Содержание докладов и дискуссий обрело самостоятельную жизнь в ноосфере современной интеллектуальной жизни.
 
Просмотр этих материалов рождает целый ряд интеллектуальных впечатлений, которые не хотелось бы откладывать в долгий ящик, чтобы впоследствии рассовывать по будущим статьям. Появилось желание высказаться сразу же, так сказать, по горячим следам.
 
Я не буду разбирать выступления отдельных докладчиков. Мне просто захотелось высказать те собственные соображения, которые родились благодаря  участникам конференции. Поскольку их мысли сыграли  роли зажженных фитилей, от которых вспыхивали мои чувства и мысли, ассоциации и коннотации, то за это следует поблагодарить докладчиков. Ведь все мы знаем, что самыми неудачными докладами считаются те, которые не рождают у слушателей ни одной конструктивной мысли по существу предмета.
 

Принцип творческой проблематизации

 
Для того, чтобы  Реформация, эта уже немолодая особа, готовящаяся отпраздновать свой пятивековой юбилей, могла вызвать к себе неподдельный интерес наших современников, не являющихся профессиональными историками, гуманитарное сознание должно основательно потрудиться. Необходимы серьёзные и неординарные усилия новых поколений, чтобы Реформация не воспринималась людьми XXI века как лавка древностей, как  некая ветхая и малопонятная историческая реалия, индифферентно дрейфующая в туманных далях океана прошлого, среди неисчислимого множества других исторических реалий.
 
Самое лучшее – это когда на предмет внимания, кажущийся кому-то инертным и едва подающим признаки жизни, высаживается интеллектуальный десант. Его задача в том, чтобы весь груз известных фактов, идей и смыслов, имеющих отношение к Реформации, аккуратно был изъят из прошлого и столь же аккуратно перемещен на «корабль современности», движущийся в координатах нашего собственного духовного, религиозного, социального, философского, этического и экзистенциального опыта.
 
 Иными словами, знания о Реформации необходимо актуализировать. А наилучший способ актуализации – это проблематизация материалов Реформации, её теологических идей и экзистенциальных смыслов. Всё это, перенесенное в пространство нашего опыта, начинает жить совершенно новой жизнью. Исторические реалии, превращаемые в актуальные проблемы, обретают эвристичность, начинают излучать интеллектуальную энергию. Лавка древностей становится генератором идей, интригующих разум и мобилизующих  творческую мысль. 
 
 
Принцип творческой проблематизации открывает новые горизонты понимания Реформации как открытого урока, преподнесённого нам историей, проведённого ради достижения многих целей, в том числе для нашего назидания, научения, развития навыков реагирования на вызовы истории. Пренебрегать всем этим мы не вправе.
 

Реформация не может быть перманентной

 
Несколько лет тому назад я написал статью «Перманентная реформация». Сама идея, выраженная в заглавии, казалась мне тогда вполне здравой. Я полагал, что аутентичным ответом на экспансию перманентной секуляризации должна быть перманентна реформация. Если бы не вильнюсская конференция, я бы, вероятно, и сейчас продолжал бы держаться за эту мысль. Но спасибо докладчикам: они подтолкнули меня к более пристальному рассмотрению тезиса о перманентности. Результат оказался неожиданным для меня самого: я вынужден был отказаться от идеи непрекращающейся, перманентной реформации из-за её теоретической некорректности.
 
Эта некорректность обнаруживается там, где мы отождествляем понятия развития и реформирования. В этих случаях получается, что процесс исторического развития христианства был одновременно процессом его чуть ли не безостановочного, непрерывного реформирования. Между тем, строго говоря, реформирование – это только одна из форм развития. И у него есть свои характерные особенности, о которых речь чуть ниже.
 
Реформирование не может быть непрекращающимся, и реформация не может быть перманентной. Правильнее говорить о непрекращающемся развитии церкви, то ускоряющемся, то замедляющемся, то, вообще, грозящем приостановиться.
 
 Реформирование, как экстраординарная стратегия, требует столь же экстраординарных  предпосылок. А они, как правило, отсутствуют в нормальной, здраво отлаженной, хорошо организованной церковной жизни. И лишь, при наличии многочисленных девиаций, эти предпосылки начинают накапливаться, пока их количество не достигнет критической массы.
Те локальные, частные реформы, которые на протяжении истории христианских конфессий проводили церковные и светские власти, имели, как правило, сугубо адаптивный характер. Они не ориентировались на требования Слова Божьего, а  были, большей частью, акциями приспособления церковных организаций и религиозных практик к совсем не духовным интересам церковных иерархов и светских правителей.
 

Если тяжело больную церковь саму надо спасать от духовной деградации, то она - плохой советчик в деле нашего спасения

 
У реформирования могут быть, по меньшей мере, три вектора:
 
  • попытки адаптации церкви к сугубо внешним требованиям и обстоятельствам социально-политического характера, оборачивающиеся во многих случаях негативными последствиями.
  • вынужденное реагирование на те чрезвычайные обстоятельства кризисного характера, которые глубоко травмируют церковное сознание и разрушают духовные основания религиозной жизни;
  • очищение религиозно-церковной жизни от накопившихся девиаций, от всего, что не соответствует критериям, содержащимся в Слове Божьем.
Было бы идеальным, если бы позитивные реформы, соответствующие библейским критериям, носили упреждающий характер. Но в реальной жизни они, чаще всего, запаздывают. Необходимость в чрезвычайных реформаторских мерах возникает в тех случаях, когда средства обычного развития уже не работают и ничего не меняют к лучшему.
Если тяжело больную церковь саму надо спасать от духовной деградации, то она - плохой советчик в деле нашего спасения. Если кризисное, дисфункциональное состояние лишает её способности должным образом выполнять своё путеводительское предназначение, то требуются экстраординарные средства и методы по её спасению от дальнейшего разрушения.
Те стратегии реформирования, которые развернулись в XVI в., означали, что церковь успела войти в фазу глубокого и опасного системного кризиса, чреватого её духовным сломом и галопирующей деградацией.
 
Совокупная стратегия полномасштабного, системного реформирования, получившая название Реформации, – это:
  • ответ не на обычные, текущие нужды церкви, а на поразивший её всеобъемлющий кризис;
  • не обычная, а экстраординарная форма развития церкви, сопровождающаяся применением экстраординарных, радикальных средств по её спасению от саморазрушения;
  • глубокая, всестороння трансформация духовных и практических структур всей системы религиозно-гражданской жизни, а не только её внутрицерковного сектора.
Всё это становится возможным, когда в церковном сообществе находятся люди, готовые и способные поднять брошенную им перчатку, принять прозвучавший исторический вызов. Именно они погружаются в поиски средств выхода из кризиса, находят их и пускают в дело.
 
Реформация с её стратегиями радикального реформирования – это прямое следствие кризисного состояния всей церковной системы. Это экстраординарный ответ на экстраординарный вызов. А понятие развития характеризует всего лишь процесс обыденного существования, в котором нет признаков чего-либо экстраординарного.
 
Человек нормально существует в доме, где регулярно готовят пищу, моют посуду,  проводят уборку, меняют устаревшие вещи на новые. Но ему невозможно жить нормальной жизнью в доме, где годами напролёт идет постоянная, непрекращающаяся перестройка - радикально изменяются интерьеры, передвигаются стены, поднимаются потолки, перестилаются полы и т.д.
 
Реформирование, которое всегда несет с собой малые и большие потрясения, не может быть перманентным, непрекращающимся.
 
 
Реформаторское мышление практически всегда имеет радикальный характер и антикризисную направленность. То церковное сознание, которое повседневно занято только мелким, текущим ремонтом церковных инфраструктур, не может называться реформаторским. Более того, даже энергично проводимые им меры по интенсивному развитию и организационному совершенствованию церковной жизни нельзя считать реформаторскими, если в них отсутствует реальный антикризисный настрой.
 
В.А.Бачинин, профессор,
доктор социологических наук
(Санкт-Петербург)
 

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus