Политика

Editor

Борьба за будущее: у нас нет права проиграть

Когда в 2005 году тысячи людей вышли на улицы - Сейм принял конституционные поправки, защищающие традиционную семью. Когда в 2006 три дня традиционалисты митинговали у стен Рижской Думы, гей-парад был отменен, а Игорь Масляков получил трибуну на центральных каналах для озвучивания своей позиции. В 2007, благодаря активной позиции кардинала Пуятса, сообществу защитников семейных ценностей удалось остановить реализацию программы по пропаганде гомосексуальной культуры. Геи начинают и выигрывают

Что же касается этого года, то следует признать, что пока единственным результатом стало проведение “Мозаикой” полноценного гей-парада и то , что президент Затлерс открыто высказался в поддержку гомосексуальных союзов. Результат прямо обратный. И причин тому немало.

Прежде всего - отсутствие серьезной организации. Общество “Мозаика” весь год работало с прессой, элитами, средствами массовой информации и, через них, с общественный мнением. Вспомните, сколько было публикаций на тему - задолго до гей-парада. Некоторые порталы просто невозмжно было читать от обилия "тематических" статей и новостей. Да и сами “дни дружбы” были насыщены мероприятиями формирующими положительный имидж организаторов: кинофестиваль, наглядная агитация, дискуссии и ток-шоу. Они приложили большое количество усилий, смогли найти влиятельных покровителей в элитах и аккумулировать усилия сторонников на всех уровнях. Нам еще повезло, что в самой организации, на самом деле, нет талантливого менеджера, который смог бы использовать эти ресурсы максимально эффективно. Все что было достигнуто - стало, по большому счету, простой суммой активностей. Но даже этого мизерного КПД, хватило, чтобы обойти христиан на первом же повороте.

Что же происходит в это самое время на другом фланге?

1. NoPride столкнулся с финансовыми трудностями, руководитель был вынужден искать работу на полный рабочий день, чтобы свести концы с концами.

2. Церкви либо полностью отстранились от темы, либо решили действовать самостоятельно, на свой страх и риск.

3. Первая партия решала внутренние вопросы по слиянию с Латвияс Цельш, выборам премьера и так далее.

4. Политические проекты на Христианском радио не смогли стать консолидирующей площадкой, а, скорее - наоборот.

5. Христиане, работающие в светских СМИ словно воды в рот набрали.

6. Внешних мероприятий, привлекательных для нецерковной аудитории не было вообще. Внутрицерковные конференции не в счет.

Единственным исключением стал Праздник Семьи. Но даже он собрал преимущественно верующую аудиторию, которую в общем-то и не требуется убеждать в важности и нерушимости семьи. В итоге, к концу мая защитники семейных ценностей пришли совершенно не готовыми для серьезного противостояния с гомосексуальным лобби: не было ни кампании в медиа, ни банального единства.

В подобной ситуации относительно малочисленный митинг  радикальных противников гей-парада играл, в первую очередь, на руку его организаторам. Им нужно было показать шествие доброжелательных веселых геев и лесбиянок в окружении пары сотен “агрессивных гомофобов”. Дескать: “Смотрите, какие мы открытые и светлые и гляньте какой “фошшызм” нам тут противостоит. Нас срочно нужно защитить всей мощью государственной машины”.

Здесь следует подчеркнуть, что гей-пропаганда по всему миру строится в русле идеологии так называемой “сетевой войны” и являются классическим примером операции базовых эффектов (ОБЭ), лежащей в ее основе. ОБЭ от других видов акций отличает то, что в ней и сторонники и противники преследуя каждый свои цели, тем не менее выполняют сценарий, написанный организаторами. Сама структура гей-прайда такова, что по какую сторону полицейского оцепления ты бы ни находился, ты работаешь в интересах “Мозаики”.

Четыре вопроса маркетолога

Реальное противостояние гомосексуальной культуре должно проходить совершенно в других местах: в школах и университетах, в научной среде, в средствах массовой информации, на научных конференциях и семинарах, на концертных площадках и кинотеатрах. Если же всего этого по каким-либо причинам не получилось - самое лучшее было просто отказаться участвовать в постановке, режиссерами которой мы не являемся. Что мы и сделали, призвав, вместе с NoPride и LPP, христиан бойкотировать гей-парад.

Итак, самое главное - стратегия. Следует определиться всем силам, которые выступают против экспансии гомосексуальной культуры. Каковы наши цели? Какие мы можем предложить методы для их достижения? И, самое главное кто является объектом приложения усилий, каковы его интересы и какие продукты он воспримет? После ответа на эти вопросы можно уже распределять работу, в соответствии с сферой деятельности каждого. Главное, следует помнить что насколько бессмысленно евангелизировать верующих, настолько же странно будет пропагандировать семейные ценности для членов церквей. Для этого, здесь вполне достаточно проповеди с кафедры и библейской школы. Это внутренний вопрос церкви, мы же должны думать о внешних. И предлагать этим самым “внешним” не то, что нравится нам и не на христианском сленге, а то, что ожидает увидеть простой житель Латвии. В общем это должен быть ответ на классические маркетинговые вопросы:”Кто мой клиент, где он обитает, какие у него потребности и как я могу эти потребности удовлетворить?”
Второе - пиар.

Мы можем скреативить очень качественный и полезный информационный “продукт”. Но все его преимущества будут сведены к нулю, если у него будет плохой имидж в обществе, если упаковка будет неприятна потребителю, либо если потребитель о нем ничего не будет знать. Христиане часто стремятся все сделать своими силами. “Помолимся попросим мудрости от Господа - все само собой и придет”. В ситуации, когда на кону стоит будущее нашего общества, его, не побоюсь громких слов, цивилизационный выбор следует быть прагматичнее. Господь даст мудрость, Он воспитает хороших рекламистов и пиарщиков. Но для этого требуется время, которого у нас уже нет. Поэтому важно не скупиться на оплату хороших специалистов в области рекламы, связей с общественностью и политтехнологий. Критерием здесь должны стать не степень его поцерковленности, не громкое имя, или даже цена, но реальный опыт и практические результаты работы. Нанять на выполнение проекта настоящего профессионала может оказаться выгоднее, чем потратить несколько тысяч латов на организацию кампании и провалить ее.

Третье - привлечение авторитетов

. Вы наверное уже заметили, что тихое слово кардинала Пуятса оказывается куда эффективнее сотни наших голосов и заявлений. Потому что у него есть авторитет в Латвии. Нужно искать, привлекать, если надо - привозить ученых, экспертов, деятелей культуры, слова которых авторитетны для своих профессиональных сообществ. К примеру, Русская Православная церковь, недавно привезла в Россию американского социолога Пола Кэмерона известного своими исследованиями гомосексуального образа жизни. Даже несмотря на то, что у себя на Родине Пол является изгоем и вообще фигурой неоднозначной, его приезд стал катализатором дискуссии в российских научных кругах. Социологический факультет МГУ (!) заявил о начале исследований проблемы негативного влияния гомосексуальной культуры на общество и личность. Дорого ли это обошлось? Несколько тысяч долларов. Каков эффект? Прорыв в борьбе с гомо-лоббистами на качественно новый уровень. Что мешает нам найти и привезти таких людей в Латвию?

Практические шаги

Мы должны срочно сосредоточить усилия на работе с латышским общественным мнением. Пока борьба с гомосексуальной угрозой выглядит, как “дело русских” - это играет только на руку “Мозаике”. Прекрасно, что Игорь Масляков - латыш. Плохо, что его деятельность сегодня не получает никакой помощи. Между говорящими с сильным акцентом “мозаичанами” и протестантами с плакатами на русском языке латыши скорее выберут первое. Нужно сосредоточить усилия на работе с традиционно более  европоцентричной латышской молодежью. Не забываем, что политический класс в Латвии - это практически исключительно латыши. То есть большая часть избирателей и подавляющее большинство элит. И, если мы думаем о каких-то долгосрочных результатах, мы должны обращаться к ним в первую очередь.

Молодежь - это будущее страны

, но также это и те, на кого в первую очередь направлена либеральная пропаганда. “Европейские ценности”, которые сегодня прививают им, органично включают в себя и ценности гомосексуальные. Сосредоточить усилия и не жалеть денег на работу с молодежью должно стать программой-максимум на ближайшие годы. И снова не забываем о “вопросах маркетолога”: кто, где обитают, какие у них проблемы, как мы можем помочь их решить.

Думаю, не секрет, что денег у нас намного меньше, чем у противника. Более того, в связи с экономическим кризисом пожертвования в церквях сокращаются и на поддержку общественных программ остается не так много. Во время кризиса следует помнить одну максиму: важно не количество денег, а эффективность

их использования. Можно потратить 20 000 латов на пять никому, кроме христиан, не интересных концерта, а можно те же деньги дать в качестве гонорара писателю, который напишет бестселлер, и еще столько же потратить на рекламу книги. Дорого? Если выделять такую сумму каждый месяц - накладно, а если раз в год - вполне по карману. Но одна книга, разошедшаяся 100 000 тиражом в итоге принесет больше эффекта, чем десяток митингов. А можно за те же деньги издавать год серию комиксов, которые будут передавать из рук в руки, или напечатать 3-4 переводные хорошие книги о вреде гомосексуальной культуры. В общем, нужно выбрать приоритеты на каждый год и сосредотачиваться на эффективных акциях, а не на шумных. Пусть даже в год это будет 1-2 проекта, накапливаясь, они  постепенно изменят общественное мнение в Латвии.

Единство всегда было слабым местом христиан

. И с этим нужно просто смириться, ибо изменить в обозримом будущем все равно ничего не получится. Но даже разделенность и разномыслия можно использовать во благо общей цели! Если ваша церковь радикально настроена против гомосексуализма - она может участвовать в митингах протеста. Если вы считаете, что гомосексуализм смертный грех, но геи нуждаются прежде всего в помощи и любви - несите им помощь и любовь и помогайте исцелиться, финансируйте реабилитационные группы. Если вы убеждены, что есть более важные темы - проводите семинары о семье, о воспитании мальчиков мужчинами, а девочек женщинами.

Здесь важно понять, что гей-парады, всего лишь один из этапов большой войны

против христианских ценностей в целом. И наша борьба не против “Мозаики” персонально. Эта организация является пешкой в чужой игре. Ими пользуются также, как воспользовались многими другими группами и культурными трендами (начиная с эпохи возрождения, до современного шоу-бизнеса и телеиндустрии). Я здесь говорю не о “теории заговора элит”, а о том духовном противостоянии, которому уже много тысяч лет. А раз наше противостояние духовное, то остается шанс на то, что христиане будут действовать если не единомысленно, то хотя бы в одном направлении. Напомню, что и простая сумма усилий может привести к большим результатам. КПД будет небольшой, но это лучше, чем просто сложить лапки и смиренно идти ко дну.

И, наконец, самое важное - выработать четкий и понятный язык коммуникации

, как с обществом, так и со средой гомосексуалистов. Христиане чаще всего сегодня выходят с лозунгами типа: “гомосексуализм - это грех”, или “не ложись с мужчиной, как с женщиной - это мерзость”. Учитывая контекст, а также изменившееся отношение к словам, гомосексуалисты воспринимают это, как классический hate speach, обращенный лично к ним. Иначе говоря, они переводят в своей голове ситуацию примерно так: “Эти агрессивные христиане ненавидят меня лично, как человека, а вовсе не мою проблему”. Вы можете сколько угодно спорить и доказывать , что речь здесь шла только о противостоянии греху и гомосексуальной пропаганде. Но на деле все именно так и обстоит: христиане демонстрируют ненависть к людям. Причем не только к тем, кто активно лоббирует некую идеологию, но - в целом, как к общественной группе. Не верите? Почитайте форумы, блоги, дискуссии в one.lv. Там даже находятся пасторы (!!!), которые открыто призывают “бить геев бейсбольными битами”. На фоне таких заявлений все слова о “любви к грешнику” становятся пустыми.

Выработка четкой терминологии, общего конвенционального языка, который позволил бы разделять гомосексуалистов, нуждающихся в помощи, и пропагандистов “культуры смерти” - первоочередная задача на ближайшее время. Не решив ее, мы сведем на нет все наши усилия по пропаганде традиционных ценностей в Латвии. За экстремистами общество не пойдет. А другого средства влияния на людей, кроме речи, у нас нет.

Павел Левушкан
Общество "Другая Европа"

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте