Диспут

Editor

Добрый епископ вечного города вернулся в дом Отца

Эта новость пришла, когда я готовился к воскресной проповеди в Москве. Она не стала громом среди ясного неба, так как давно уже было ясно, что дни его сочтены. И вот он покинул нас. Ушел к Отцу человек, который без сомнения изменил религиозный мир 20 века. Кароль Войтыла вошел в век двадцать первый с проповедью любви, мира, здорового консерватизма и безумным желанием диалога. По большому счету - это то слово, которое лучше всего характеризует деятельность Иоанна Павла II. Он вел его любым способом и когда слова были недоступны, переходил к языку символов и юродства. Он был готов целовать землю страны, в которую прибыл с визитом, или использовать спутниковое телевидение, чтобы проповедовать Евангелие в навсегда оставшейся закрытой для него России. Не существовало коммуникационных границ для того, чтобы донести главное: Христос пришел спасти погибшее человечество и каждый призван к тому, чтобы открыть свое сердце потоку Божьей любви. Я помню встречу с ним в Ченстохове в 1991 году. Это было накануне Путча. Я, будучи тогда еще совсем молодым человеком, стоял в миллионной толпе у самого ограждения и мимо меня ехал он в своем <папамобиле>. Маленький старичок на фоне гориллоподобных охранников, он улыбался и благословлял. Когда он проезжал напротив, у меня заложило уши от крика десятков тысяч окружавших людей. Город Ченстохова на одну ночь стал огромным храмом. Одновременно шли богослужения во всех церквях города и паломники заходили на причастие в ближайшую. Не остались в стороне и лютеране. Вечером в местной церкви прошло экуменическое богослужение, в котором приняли участие католики, англикане, реформаты и лютеране. Это был 1991 год. Тогда мы еще не знали, что пройдет всего несколько лет и <весна экуменизма>

безвозвратно уйдет в прошлое, а стены между конфессиями только вырастут. А к старым проблемам добавятся новые - прежде всего страх и растерянность перед зеленой угрозой с Ближнего Востока.

Рано или поздно это случается со всеми - он ушел. Ушел к Отцу и я верю, что сегодня добрый епископ Вечного города Кароль Войтыла молится за церковь, в том числе и за нас, лютеран. К нашей церкви у папы было особое отношение. С одной стороны остались не урегулированными богословские проблемы и претензии со стороны лютеран в отношении католиков, которые к сожалению, несмотря на серьезные реформы в области практики так и не решились пересмотреть свою догматику. С другой стороны скатывание в либерализм основного партнера диалога- Всемирной Лютеранской федерации, которая все дальше уходила от классического христианства, в погоне за призрачной попыткой угодить миру сему и его веяниям. Наш диалог разбился о стены человеческого несовершенства. Наверное есть и наша вина в том, что в 21 век церковь вошла еще более разделенной, чем раньше. И одинокий пророк единства, Иоанн Павел, тут вряд ли мог что-то изменить. Его голос потух в каменной пустыне мегаполисов, где сегодня, как это ни трагично, куда громче звучат голоса муэдзинов, чем звон колоколов церквей. Но послание примирения, я верю в это, продолжает жить и сегодня и должно побуждать нас к продолжению диалога. Не трусливого обмена политкорректными декларациями, но честного диалога, в котором лютеране должны твердо исповедовать ту веру, что они приняли от Реформаторов. Только такая честность может привести нас к тому единству, творцом которого может стать только Сам Бог. Наверное я наивный человек и надеюсь на чудо. Но разве это стыдно для христиан?

Однако крушение экуменической надежды не означает, что миссия папы провалилась. Нет, он продолжает и своей смертью проповедовать и тысячи людей сегодня в эти дни траура, задумываются об основах своей веры. Я не думаю, что будет сколько бы то ни было значимая миграция в римско-католическую церковь, но я уверен, что многие лютеране вспомнят про ту церковь, дорога в которую уже стерлась из их памяти. Я уверен, что глядя на то, как сотни миллионов христиан скорбят, они задумаются о причинах этой скорби и она станет еще одним шагом к забытому храму.

Иоанн Павел II научил нас главному. Он не был суровым и сухим ригористом. Но он был настоящим консерватором, добрым и светлым, непоколебимо следующим своим убеждениям. Мне кажется, что нам, лютеранам, есть тут чему поучиться. Наше исповедание основано на вечном фундаменте Писания. Но как часто мы, вместо того, чтобы следовать ему ударяемся или в фундаменталистский буквализм, в радикальный конфессионализм, или же в другую крайность - модернизм. Консерватор - это не тот, кто считает, что в Риме умер антихрист, или кто не молится с собратьями-лютеранами, потому что они чуть-чуть иначе понимают то или иное предложение Книги Согласия. Консерватор - это человек, знающий на чем основаны его убеждения, верящий в них без остатка. Такой человек неизбежно будет открытым на других и исполненным доброты. Злоба, сектантство и нежелание диалога - свойство неуверенных в себе людей. Я лично убежден, что среди читателей нашего сайта нет таковых.

Поэтому давайте сегодня, смотря на жизнь и кончину великого католика, станем еще немножко больше лютеранами. Настоящими лютеранами, которые <стоят на том и не могут иначе>

, потому, что смерть великих озлобляет слабых, а сильных делает еще сильнее. Я верю, что наша вера и наше упование могут многое подарить этому миру. И я молюсь, чтобы наши лидеры церквей имели такую же твердость, открытость и любовь, как ушедший епископ Вечного Города, 264-й папа Иоанн Павел II.

Павел Левушкан

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте