Диспут

Editor

Экзистенциальная окраина отца Сирила Аксельрода, еврея, беженца, глухонемого и незрячего

Сегодня мы расскажем вам о необычном человеке и выдающемся миссионере наших дней – южноафриканском священнике Сириле Аксельроде. Глухой от рождения и потерявший зрение, он продолжает возвещать Евангелие на языке глухонемых.

Сирил родился и вырос в Южной Африке апартеида, где сам боролся за преодоление барьеров между чернокожими и белыми. Потом переехал в Макао, на порог материкового Китая, где оставался 12 лет прежде чем снова отправиться в путь – в 2000 году – с совершенно новой миссией: на экзистенциальную окраину, как сказал бы Папа Франциск, в «пространство», где царит темнота и безмолвие. Но это не закрыло ему путь к словам надежды. Такова необычайная история миссионера-редемпториста отца Сирила Аксельрода. Свое служение он – глухой от рождения, а затем потерявший полностью и зрение – несет среди тех, кто разделяет с ним это состояние предельной изоляции от внешнего мира. Его благовествование состоит из слов, которые он передает посредством мудрого прикосновения пальцев руки. Для того, чтобы, исполняя свою священническую миссию, сообщить всем великое послание: никто не должен чувствовать себя исключенным из любви Божьей.

Свою историю отец Сирил рассказал в книге «И путь начинается», опубликованной британским издательством  «Дуглас МакЛин». Автобиография написана слепым и глухим священносужителем с помощью множества друзей. Потребовалось три года, прежде чем текст был записан на бумаге. Страница за страницей, целая команда сотрудников распечатала его со шрифта Брейля и с языка ладони. Но книга заслуживала таких усилий: на 200 страницах перед нами предстает невероятная притча, обращенная не только к инвалидам.

Например, это – история о том, что встреча между христианами и евреями возможна. Сирил родился в Кейптауне в 1942 году; он был единственным сыном в семье ортодоксальных евреев из Восточной Европы, которые нашли в этом городе убежище от гонений. Сирил родился глухим, и только много лет спустя выяснилось, что он страдал и синдромом Ушера – заболеванием, которое со временем поражает и зрительные органы, вплоть до окончательной слепоты. Итак, перед маленьким Сирилом сразу же  встал громадный барьер, который предстояло одолеть. В Кейптауне единственная школа для глухих детей, единственная возможность выйти из полной изоляции, принадлежала немецким сестрам-доминиканкам. Для семьи Аксельрод – практикующих евреев – это нелегкий шаг, родители не без оснований подозревают, что в школе детей приобщают к католичеству. Поэтому отец решает послать ребенка в школу, но в то же время организовать в еврейской общине группу для наставления глухих еврейских детей в Торе и Талмуде. И Сирил увлекается этими уроками до такой степени, что хочет стать раввином. Он думает посвятить свою жизнь служению глухим. Но его ждет большое разочарование: согласно толкованию Торы ортодоксальными евреями, недопустимо посвящение в раввины инвалида. Для Сирила это – большой удар, и вскоре к нему добавился еще один – смерть отца. Юноша поступает на работу счетоводом, но желание целиком отдать Богу свою жизнь не проходит. Однажды молодой человек из любопытства заходит в Кейптаунский собор, и происходит что-то необъяснимое. С помощью друга-католика, также глухонемого, он начал духовный поиск, вершиной которого стало желание стать священником. Мать и остальные родственники в шоке; они прекращают всякое общение с Сирилом. Но любовь к нему одержала верх, и во многом благодаря ректору семинарии, который увещал молодого Аксельрода беречь свои еврейские корни. Каждую пятницу юноша возвращался к матери, чтобы начать празднование Шаббата. А в долгожданный день рукоположения в 1970 году именно мать сопровождала сына к алтарю.

Сирил стал третьим глухонемым священником за всю историю Католической Церкви. Несколько месяцев спустя он отправился в Рим и встретился с Папой Павлом VI. Эта встреча оставила большой след в душе Сирила. «Когда он услышал мое имя, - вспоминает отец Сирил в своей книге, - улыбка осветила его лицо». «Епископ Грин рассказал о твоем рукоположении, - обратился Павел VI к молодому Аксельроду. - Ты – первый глухой священник, которого я встречаю на своем пути». Обняв Сирила, Папа попросил его передать кое-что матери: свое восхищение тем, что еврейка отдала своего единственного сына Богу, и свою благодарность за дар, преподнесенный ею Церкви. Потом Папа благословил Сирила и добавил: «Иди и проповедуй любовь глухим». «Такое отношение ко мне Папы и его твердые слова, - пишет миссионер-редемпторист, - меня взволновали до слез. Какие же чудеса уготовал мне Бог!».

Вернувшись в Южную Африку, молодой священник получает первое назначение в интернате для глухих чернокожих детей в Кинг-Уильямс-Тауне. Здесь отец Сирил впервые сталкивается с последствиями расовой сегрегации для глухонемых. Вот как он вспоминает тот период: «Апартеид в этом случае означал, что все ученики были чернокожими, и им запрещался всякий контакт с глухонемыми других этнических групп Южной Африки. Но самым ужасным шоком для меня было то, что эти дети оказались оторванными от своих родителей, живших, как правило, очень далеко. Политика апартеида фактически поставила барьер в общении между родителями и детьми».

Молодой священник почувствовал также призвание к общинной жизни. Он принял решение вступить в монашеский орден редемптористов. Его отправляют на новую миссию – в Соуэто, один из центров борьбы с апартеидом. Здесь отец Сирил ведет и свою борьбу – за глухих детей, живущих в специально отведенном для них городке. «Ребята принадлежали к разным этническим группам Соуэто, и из-за этого были большие трудности с выбором языка, - пишет отец Сирил. – Отдел по воспитанию чернокожих глухих детей настаивал на употреблении языка зулу, но это вызвало протест многих родителей. Тогда я решил испросить у правительства разрешение преподавать английский глухим ученикам, чтобы они, вопреки этническим различиям, могли общаться на одном языке. Я просил и просил, до тех пор пока не получил такое разрешение. И наша школа стала первой южноафриканской школой, где преподавался английский. Переломный момент для страны, живущей по законам апартеида».

Между тем, отец Сирил и сам учился нести свое священническое служение не только среди инвалидов, но и среди здоровых людей. Например, в исповедальне. «Когда меня послали туда впервые, я запротестовал, - рассказывает слепой и глухой священник. – Мне сказали: не столько важно знать все, что говорят люди, сколько быть готовым показать милосердие Бога. И вот, я повесил на своем конфессионале записку: ´Отец Сирил Аксельрод, глухой священник´. Первой кающейся была женщина средних лет. По тому, как вибрировал мой бревиарий, я понял, что женщина говорила очень громко. Я повернулся к ней и, приставив палец к губам, пригласил ее говорить тише. Удивленная, она воскликнула: ´Так значит, вы не глухой!´. Я был в затруднении и не нашелся, что ответить. Тогда я благословил ее и сказал: «Иди с миром». Спустя несколько минут прибыл еще один прихожанин. Но, приоткрыв решетку, я увидел, что этот человек был очень высок: я видел только грудь и галстук. Чтобы читать по его губам, мне надо было убрать стул и сесть на пол. Он был так смущен, что через две недели вернулся с подарком…».

В 1985 году священник отправился на три месяца в Сингапур, где также внес новшества в организацию служения глухим. Как раз в тот период появились первые симптомы пигментного ретинита, с первыми серьезными последствиями для зрения. «Примерно на Пасху 1988 года, - вспоминает отец Аксельрод, - прибыл с визитом в Южную Африку отец-настоятель Хуан Лассо де Ла Вега. За обедом он подошел ко мне и, при посредничестве собрата-переводчика, сказал: ´Я узнал о твоей превосходной работе в Сингапуре. Не хочешь ли ты поехать миссионером в Китай?´. Мой ум отказывался понимать. Я мог думать тогда лишь о своем ухудшающемся зрении и о глухих, которых мне предстояло оставить в Южной Африке. Однако мои собратья и община глухих понимали, что меня зовет Господь, и оказали мне всевозможную поддержку. А что касается отца-настоятеля, то я сказал ему: зрение – это не моя проблема. Этот вопрос решает Бог. И вот я отправился в новое путешествие – на Восток».

Новая миссия, новые вызовы. Вот, например: перемещаясь с материка на материк, глухой также должен выучить новый язык. «Когда я начал осваивать китайский язык знаков, - пишет миссионер, - то глухие стали мне доверять и рассказывать, что к ним относились как к неграмотным, как к нищим, - а они мечтали иметь свой собственный центр. Я встречался и с родителями глухих детей и сразу же понял: инвалидность в Китае считается чем-то постыдным, а семьи чувствуют неловкость. Часто родители предпочитают держать детей дома, взаперти, утаив их от общества, а иногда даже не сообщают властям об их существовании. Я понял, что предстоит сделать очень большую работу».

Когда отец Сирил прибыл в Макао, там не было никаких структур для глухих. Поэтому он основал центр, который вскоре перешел в ведение местных глухих – также и в виду присоединения португальской колонии к Китаю, произошедшего в 1999 году. Затем наступил черед новых проектов на Филиппинах и в Гонконге. К тому времени отец Сирил практически ослеп. А в 2000 году – новый переезд, наверное, самый трудный: в лондонский центр для слепоглухонемых.

 «Корни моего сердца были уже с китайским народом, - вспоминает священник, - с их стилем жизни, их культурой и их общиной глухих. А теперь я должен был оставить свою работу, своих друзей. Господь позвал меня в другое место, в незнакомую мне страну, где все было для меня абсолютно новым. Лишь немногие знали о моей истории и о моем служении. Внезапно я оказался только слепым и глухим. Я чувствовал себя потерянным. Не имел понятия, что Бог задумал обо мне, но знал, что надо идти вперед». И шаг за шагом – с той же твердостью, какую он проявил несколько лет тому назад, изучая китайский, - в возрасте шестидесяти лет он начал с самых азов Брейля и техники для обретения автономии. Но прежде всего он обнаружил, что и среди слепоглухонемых можно жить согласно призванию священника. И сегодня отец Аксельрод трудится в приходе Our Lady of Hal, занимаясь душепопечением слепоглухонемых Вестминстерской архиепархии. Совершая Святую Мессу, он зовет к себе детей и во время проповеди, вспоминая о призыве Иисуса «Следуй за Мной», рассказывает о том, как часто в Евангелии говорится о прикосновении рук Иисуса к людям, и приглашает нести это прикосновение слепым, присутствующим на Мессе.

«Большинство людей считают состояние слепоглухонемых чем-то неописуемым, немыслимым и невообразимым, - комментирует отец Сирил. – Для меня же оно стало новым стилем жизни, давшим мне новое направление. Конечно, хватает и разочаровний, и их надо преодолевать, но нет недостатка и в радостных моментах. В определенном смысле, мое состояние слепого и глухого стало важнейшим жизненным уроком».

А вот что пишет об отце Аксельроде Оливер Сакс, автор книги «Пробуждение», по которой был снят знаменитый фильм о мире инвалидов: «Отец Сирил Аксельрод преподнес миру уникальный и огромный вклад. Он сделал это вопреки своей глухоте и слепоте, но именно через их посредство. Его жизнь – трогательная и показательная история пути человека по миру сострадания и заботы о других». А мы добавим: история великого миссионера, который отдает свою жизнь возвещению Слова тем, кто не может видеть и слышать. Его пример – убедительное свидетельство тому, что сила свершается в немощи и каждый человек, даже лишенный многих физических возможностей, может быть драгоценным даром для окружающих людей. Достаточно уповать на Бога и открыть свое сердце, потому что служение выводит человека из сосредоточенности на своем «я» и ставит на путь самоотверженной любви.

Радио Ватикана

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus