Люди

Editor

Епископ Наталья Щедривая: «Все попытки создать что-­то хорошее в этом мире без Бога заканчиваются плачевно»

Сегодня миссионеры из ассоциации "Общение Калвари", возглавляемой Натальей Щедривой, посетили с Евангелием более 24 малых народностей и основали в каждой евангельские общины. Служение Натальи Щедривой продолжает поддерживать основанные церкви в удаленных районах страны.

В Духовном совете РОСХВЕ (Российского объединенного Союза христиан веры евангельской) находятся 10 епископов ­ братьев и среди них 1 епископ сестра ­ это Вы. Как Вы, женщина-служитель, попали в Духовный Совет РОСХВЕ ­ руководящий орган союза евангельских церквей России? Для российского евангельского движения это, прямо скажем, феномен. Как в этом совете относятся к вашему мнению, не чувствуете ли Вы себя не в своей тарелке и как это произошло, что Вы там оказались?

В 1998 году, когда РОСХВЕ основывался, я тоже участвовала в создании союза. Тогда вышел новый закон "О свободе совести", который подталкивал все христианские общины стать частью какой-то централизованной организации. Поэтому руководители всех ассоциаций искали выход. К тому времени я уже была руководителем Ассоциации христиан веры евангельской "Общение Калвари". В то время в христианской среде в России не было еще женщин руководителей какой-нибудь христианской организации. Сейчас уже есть. И в нашем союзе тоже. Но, надо признать, что в начале было сложно. Это был вызов. Потому что, все же, женщин немного тех, кто занимает духовную позицию. Но я росла духовно среди служителей, среди миссионеров, которые верили в женщин-служителей. Мои духовные родители в меня верили. Всегда вдохновляли. В принципе, я никогда не искала этой возможности ­ занимать какую-то духовную позицию. Я начала свое служение Богу с переводческой деятельности. Потом уже Господь начал раскрывать призвание, и я просто шла за Богом, отвечала на Его призыв. А потом, все же... плод говорит сам за себя.

Что касается нахождения в Духовном Совете РОСХВЕ, то в начале, действительно, некоторые очень скептически относились, некоторые не знали, что делать, а кто-то принимал факт моего нахождения в Совете, понимая, что "у Бога нет лицеприятия" (Колоссянам 3:25 ­ прим. ред.) и "во Христе Иисусе нет ни иудея ни эллина, ни раба, ни свободного, ни мужчин, ни женщин" (Колоссянам 3:11 ­ прим. ред.). И Сергей Васильевич Ряховский (председатель, начальствующий епископ РОСХВЕ ­ прим. ред.) был одним из тех. Кстати, он и участвовал в моем рукоположении. И просто нужно было время.

Структура правления РОСХВЕ такова, что в правление входят руководители союзов и ассоциаций. Поэтому я и оказалась там. Ну а позже, когда был сформирован Духовный совет, уже братья сами проголосовали, чтобы я была и в Духовном совете. Ведь каждый человек что-то вкладывает, правда? Если Бог ставит на какую-то позицию, Он дает и мудрость. Поэтому, как-то всё естественно было. И сейчас вопрос не поднимается об этом. Все равные. И то, что недавно еще одна женщина была рукоположена в епископы, думаю, говорит о том, что в нашем союзе этот вопрос ­ о служении женщин ­ уже не спорный.

Можно ли сравнить это достижение в российском евангельском движении (признание заслуг женщин-служителей) с движением за равные права, которое в Европе давно привело не только к равному статусу среди мужчин и женщин в разных сферах жизни, и в религиозной тоже, но и привело к множеству перекосов.

Конечно, это отличается от борьбы за равноправие в мире. Ничего общего с Богом это движение не имеет. Но вообще, я так думаю, что если бы в церкви представляли до конца полноту евангельской искупительной вести, если бы вдохновлялись в людях дары, потому что Бог так смотрит, а не смотрели бы на статус или пол, то все было бы по-другому. Есть миссия, которую Бог разделил с нами сегодня. Миссия: нести спасение этому миру, помогать изгоям, помогать незащищенным слоям населения. Здесь важно, чтобы был правильный дар на правильном месте, несмотря на то, какой ты нации или какого пола.

Потому что, если мы начнем сейчас действовать по принципу: дом горит, а мы говорим "нет, нет, тушить можно только мужчинам", как говорил известный евангелист Тил Осборн, а женщины, если продолжить эту метафору, будут стоять с ведрами полными воды, то последствия будут очевидны. Мир в огне, а христианское сообщество рассуждает так: есть категория людей ­ женщины ­ которые делать ничего не будут для тушения этого мирового пожара, для спасения от этого огня, им отведена другая роль. И тут уже мне, например, пришлось выбирать, как женщине, которая знает истину, записанную в Библии: либо слушать Бога, который призывает меня и дает мудрость, и дает способности, и дает возможности служить людям, либо послушаться мнения людей. А когда Бог ведет, Он обязательно подтверждает.

Поэтому, действительно, есть разница между безбожным движением за равноправие и христианским равенством, основанным на Библии. Ну, мотивы-то там хорошие: они хотят, чтобы с женщинами считались, чтобы женщинам были открыты двери в политику и многое другое. Вообще, должен быть гармоничный вклад во всё как мужчин, так и женщин. Но гармония без Бога, без Христа невозможна. Гармония была задумкой Бога. И все попытки создать что-то хорошее в этом мире без Бога заканчиваются плачевно.

Я верю, что равноправие ­ это изначальный план Бога. Я не вижу ни в этой задумке Бога в Эдемском саду, ни в том, что Иисус сделал вообще для женщин, ни в том, что апостол Павел писал, если брать его слова в контексте Библии, никакой дискриминации по поводу женщин. Христос сделал обратное тому, что сегодня происходит в нашем мире, когда позволил Марии сидеть у Своих ног рядом с учениками. В то время, когда сестра Марии Марфа была как раз идеальным образом для подражания. Она была там, где должна была быть женщина того времени — занималась хозяйством, как в Притчах 31 главе, именно этот образ воплощала Марфа. И, когда она пожаловалась Иисусу, что сестра ей не помогает, то ответ Христа звучал для нее обескураживающе (Лука 10:38­42 прим. ред).

То есть, с приходом Христа наступает новая эра. Потому что одним из уродливых последствий грехопадения стало неравенство на всех уровнях. Самое очевидное ­ это неравенство национальное. До сих пор в любой самой демократической системе, в самой свободной стране это остается реальностью. Превосходство одной нации над другой: в каких-то культурах это более утрированно, в каких-то менее выражено, но это имеет место и в наше время.

Поэтому, конечно, если Сам Иисус позволил женщинам следовать за Ним, открылся после воскресения первому человеку — женщине, и послал ее сказать ученикам благую весть, то, конечно, в самом факте служения женщины есть библейское основание.

Каждый служитель, совершая Божье призвание, сталкивается с трудностями, как любой другой человек. Что вы преодолевали в своей жизни? И в чем видите Божье вмешательство?

Ну, во-первых, страх. Он бывает у матерей. Я восемь лет назад усыновила мальчишку, ему на тот момент было девять. Сегодня это уже юноша семнадцатилетний. Он из сложной семьи, там очень тяжелая ситуация, поэтому он очень сложный. У него есть внутренние проблемы. Тогда, когда я его нашла, я раскрыла в себе дар, который есть у каждой женщины ­ дар материнства. Это была как раз та сфера для меня, в которой я чувствовала себя неуверенно, и у меня появился страх. И тогда, и сейчас я учусь доверять Богу, любить своего сына как бы отдавая его в руки Бога. Я думаю, что это самый большой вызов в моей жизни. Я такой человек, что не терплю хронических неразрешенных ситуаций. Может быть, это моя личность, может быть, меня так научили. Но я знаю, что жить с хроническими неразрешенными проблемами категорически нельзя. Поэтому, зная ситуацию своего сына, его прошлое, контекст его жизни, его сегодняшнее состояния, я осознаю, что для меня до сих пор это вызов. Но я вижу прогресс. Когда он стал способным сам делать выбор в жизни, он начал принимать неправильные решения. И тогда я ничего уже не могла сделать.

Когда наступает такой момент ­ момент человеческого бессилия ­ это может тебя либо убить, когда ты своими силами пытаешься контролировать и регулировать чужую жизнь, либо утвердить в Божьем могуществе, когда ты отдаешь ситуацию в руки Бога и просто доверяешь. Все то, что не можешь сделать ты, может сделать Он. Куда ты не можешь проникнуть, туда у Бога есть доступ. А мы не можем проникнуть в души своих близких.

Бывает, что после всего, что мы для них сделали и сказали, они продолжают идти неправильным путем. Куда бы они ни шли, Бог будет идти вместе с ними, и только Бог имеет доступ к сердцу человека. И когда я это поняла, когда черта эта была подведена, я начала видеть чудеса: как Бог начал обращать все во благо. Конечно, меня это вдохновляет. Чудеса вообще вдохновляют людей еще больше доверять Богу. Каждый следующий раз в подобной ситуации мы доверяем Господу больше и больше.

Я понимаю матерей. Мы называем это любовью. Но наша любовь человеческая, душевная, когда все в своих руках держим. А это уже контроль. Контроль всегда есть выражение страха за что-то. Поэтому я понимаю, что воспитание сына для меня было самым большим вызовом. Я говорю "было", потому что я в процессе изменения. Но когда-то было по-другому. И я помню тот рубеж, когда в моем сердце была проведена черта и я отдала все, что касается моего сына, в руки Бога. Когда ­ все: ты начинаешь понимать, что теперь Бог ответственный. Именно тогда пришло чувство безопасности.

Расширенное Правление РОСХВЕ 2003г.

Тема искупления, которая является основным посланием Ваших проповедей, важна как людям, еще не посвятившим свою жизнь Господу, так и утвержденным во Христе. Как понимание искупления, этого духовного момента ­ освобождения Христом наших жизней от греха и проклятия ­ может помочь сегодня тем служителям, которые враждуют по каким-то причинам? Как, например, служители Украины и России, которые в последнее время не могут найти общего языка именно из-за политической ситуации на Украине.

Это очень сильный вопрос. Во-первых, искупление ­ это только откровение, это не доктрина. Искупление нельзя поставить в ряд тем в каком-то списке. Например, сейчас проходим искупление, потом будет молитва и так далее. Все библейские темы коренятся в искуплении. Это необходимо понимать, чтобы быть в балансе. Искупление ­ это откровение. И понимание искупления может быть единственной основой для единства. Единства не может быть вокруг доктрины, единства не может быть вокруг политических убеждений. Единство может быть только вокруг Христа. В центре искупления ­ откровение о том, что Иисус Христос ­ Господь и Спаситель наших душ. Я думаю, что та политическая ситуация, которую вы упомянули в своем вопросе, является серьезной проверкой. Ведь в нашей жизни Бог всегда допускает какие-то потрясения для того, чтобы стрясти с нас то, что по сути ­ шелуха. И если единство наше строилось вокруг системы политической или вокруг гражданской позиции, как принято сегодня называть, а что это такое, объяснить не могут, то это единство не крепкое. Для меня единство ­ это то, что должно строиться вокруг Бога. И такая политическая ситуация, которая повлияла на отношения служителей стран России и Украины, это возможность остановиться и подумать: "Подождите, а как смотрит Бог?" "Как Иисус поступил бы?" Искупление говорит о том, что Бог сделал для нас, кто мы в Нем сегодня, как Он смотрит на все аспекты нашей жизни, какова Его перспектива. Меня не волнует перспектива моего правительства, украинского правительства или американского правительства, потому что у всех у них есть свои мотивы и доводы. Меня интересует перспектива Бога.

Истинное единство возможно только вокруг Христа. Когда Иисус ходил по земле, в Израиле была римская ненавистная оккупация, была религиозная коррумпированная система. Но Иисус пришел и не поднял восстание против римлян, он не стал свергать религиозную систему. Он просто показал другой путь, Он просто показал другую реальность, которая есть Царство Божье. Он показал другие законы, которые работают несмотря ни на что и в центре этого был Его Отец, Его взаимоотношения с Богом. Поэтому я считаю, что именно этого откровения не хватает сегодня служителям для того, чтобы пережить реальное единство, чтобы смотреть выше, смотреть на Того, ради Кого мы вообще находимся на этой земле. Миссия! Потеряна миссия! Но во Христе ты обретаешь свою миссию.

Сегодня церкви нужно задуматься: «Есть возможность спасать людей, а мы деремся!?" Это возможность сегодня задуматься и признаться: «А какие были мои убеждения? Так значит моя вера была основана на экономике или политике?» Неужели вы думаете, что если поменяется сейчас власть, то нагрянет счастье? А Иисус пришел в систему очень сложную. Но вот мы родились в той системе, в которой родились. И у Бога есть для нас миссия. И люди в это время спасаются, и чудеса происходят, и Господь заботится о нас и обеспечивает нас в той системе, в которой мы есть.

Кстати, самая растущая сегодня церковь ­ это гонимая китайская церковь. Вот где система!

Где-то в Северной Корее убивают христиан. Сегодня обезглавливают христиан где-то на Ближнем Востоке. И очевидцы из Северной Кореи говорили, что когда христиан убивали, они молились за своих убийц. Значит, их вера имела непоколебимое основание. Поэтому я считаю, что именно откровение, понимание искупления ­ это то, чего не хватает современным церквям. Не хватает фундаментальных базовых знаний. Потому что в трудные времена эти знания помогают смотреть дальше тех людей, которые ждут чего-то от правителя, от экономики или политической ситуации.

Материал подготовлен изданием "Христианская газета" (Нижний Новгород)

Интервью

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus