Диспут

Editor

Глава староверов Латвии отец Алексий Жилко: "Грабят храмы — грабят души"

За последние месяцы староверские храмы Латвии постигла серия ограблений. Ограблено более десяти храмов в Даугавпилсском, Резекненском, Прейльском, Краславском районах. С начала года - шестнадцать зафиксированных краж. Положение до того серьезное и тревожное, что было созвано внеочередное заседание Центрального совета Древлеправославной Поморской церкви Латвии и Духовной комиссии ДПЦЛ.

Председатель ЦС ДПЦЛ отец Алексий Жилко любезно согласился рассказать изданию "7 секретам", каково положение дел. Уже после заседания, состоявшегося девятого июля, получено известие об ограблении еще одного староверского храма Латвии.

- Алексей Николаевич, вряд ли эти ограбления можно назвать цепью случайностей. Похоже на целенаправленное нашествие организованных преступников, которые, возможно, работают с дальним прицелом. Ведь работают, как по карте. Откуда, по-вашему, у этой проблемы растут ноги?

- Вспомним далекий 1966 год, когда, еще при СССР, было создано Всесоюзное общество охраны памятников культуры. Цель создания такой общественной организации была как бы благородной и нравственно оправданной. Действительно, в то время остро стоял вопрос, как сохранить материальную часть нашего общего культурного наследия. Но среди прочих организационных вопросов были определены понятия о предметах старины. В нашем понимании - рукописные и первопечатные книги, иконы старого, дораскольного письма, а также иконы письма по старым образцам. То, что составляет основную ценность нашей Древлеправославной Поморской церкви. Попутно была определена и рыночная стоимость этих предметов. И результат этих определений стал началом массовых ограблений наших староверских храмов. В Латвии, к примеру, не осталось ни одного не ограбленного храма. Но если городские храмы довольно быстро пришли в себя и оградили свои материальные ценности техническими средствами защиты, которые год от года совершенствуются, то сельские храмы продолжают страдать до сих пор, чему мы являемся прямыми свидетелями. Технические средства защиты у сельских храмов слабые и примитивные, нет денег для их совершенствования.

- Значит, у этих мерзавцев есть своего рода компас и они пользуются незащищенностью староверских храмов. Очевидно, какую-то роль играет и незащищенность самих староверов. Латгальские села скудеют и стареют.

- Лично я вижу здесь несколько векторов. Практическая отдаленность сельских храмов от компактных мест проживания сельчан. Малочисленный и престарелый состав населения сельских жителей. Многие из них являются инвалидами. Не последнюю роль здесь играет и психологическая боязнь на прямое засвидетельствование личностей грабителей по простой причине - пострадать физически или даже быть убитыми. Притупление бдительности актива отдельных представителей общин. В качестве отдельного разговора - эти наши открытые религиозно-научные конференции, наша сайтовая активность, наши капитальные исследования и оснащенные печатные издания. Все это косвенно способствует наводке по ограблению староверских храмов. Вор сегодня пошел грамотный, начитанный и технически оснащенный. Так что первая причина в ограблениях наших храмов, естественно, в нас самих. Мы постоянно должны иметь внутреннюю зоркость, бдительность и не притуплять ее ни при каких обстоятельствах. А выборный орган - Совет общины - самый главный защитник материальных ценностей прихода.

- А на мой взгляд, главный социальный защитник всех нас, нашего скарба и наших ценностей есть наша доблестная власть в лице ее правоохранительных органов. Что же они?

- Деятельность правоохранительных органов - это отдельный разговор. Их работа и отношение к своим обязанностям по раскрытию ограблений храмов оставляет желать лучшего. К сожалению, мы имеем конкретные примеры того, что полиция вяло и сонно реагирует на сигналы о грабежах или не реагирует на них вообще. Так, в нашей Первой Даугавпилсской Новостроенской общине в 2008 году была украдена икона Святителя Николы. Вора мы задержали на другой день, когда он снова пришел за добычей. Наши люди его опознали, но полиция впоследствии его отпустила. Да и в ночь на 6 июля, при попытке ограбить Энжельскую староверскую общину, екабпилсская полиция практически не отреагировала никак. Кроме того, нам известны факты сотрудничества отдельных представителей правоохранительных органов с грабителями. Но тем не менее я лично считаю, что все же было бы контрпродуктивным шагом вообще отвернуться от полиции. По крайней мере, необходимо продолжать сотрудничество в области совместной разработки планов и их осуществления в сфере профилактики предотвращения преступлений. Такие шаги сегодня предпринимаются.

- Извините, что лезу не в свое дело, но, по-моему, и тем более в случае, когда церковные кражи становятся эпидемией, следует упорно настаивать на выполнении правоохранительными органами своих прямых обязанностей. В данном случае то, что церковь отделена от государства, чистой воды демагогия. Народ, в том числе прихожане и даже наставники - не отделены. И также не отделены преступники, против кого бы они ни совершали свои злодеяния. А то провозглашаем, что у нас социально ответственное государство, в котором каждый имеет право на социальную безопасность, но фактическое качество социальной среды настраивает рассчитывать лишь на свои силы. Так при демократии, которая содержится нашими налогами, не должно быть. Кроме того, у Церкви, может быть, и хватит сил поймать вора за руку. Но вряд ли у нее есть достаточно инструментов для того, чтобы раскрыть всю цепь от вора до заказчика. Или не так? И много ли наворованного вернулось в староверские храмы? Ведь это тоже свидетельство качества работы правоохранительной системы.

- Сегодня, в условиях демократии, в условиях жизни в открытом обществе, я считаю, что мы должны не только предотвращать совершение преступлений по ограблению наших храмов, но и должны знать, кто является заказчиком преступлений, кто играет роль наводчика, куда сбываются и где оседают наши материальные ценности. Сегодня для нас мало простого факта изобличения грабителей храмов и их осуждение. Да, действительно, в отдельных случаях воров ловят и даже осуждают, но я не помню случая, чтобы Церкви возвратили наши иконы. В конечном итоге, мы обязаны знать, где оседают эти наши невозвращенные, якобы не найденные иконы и книги. Мы должны искать пути для их возвращения в свои храмы. Святая икона - это собственность Церкви, и находиться она должна на своем месте - в церковном иконостасе. Ненормально, если икона находится в музее или оседает в частных коллекциях. Факты, к сожалению, говорят о совершенно другом.

- Для людей верующих любая кража - это нарушение восьмой заповеди. А кража церковного имущества - это святотатство, кража того, что посвящено Богу. И полтора века не прошло, как за такую татьбу карали смертью. Кто ныне вор для Церкви?

- Вор церковного имущества - враг Церкви. На основании 72 и 73 Правила Святых Апостолов, церковный вор должен возвратить награбленные вещи в пятикратном размере. Впоследствии он отлучается от Церкви. 61 Правило святого Василия Великого, 3 и 9 Правило святого Григория Неокесарийского, 6 и 8 Правило святого Григория Нисского также предусматривает наказания церковным и "гробным" (обворовывающим кладбища) "татям" (ворам). И мы к церковному вору должны относиться как к врагу. А врага надо знать в лицо. Мы должны выявлять этого врага, иметь понятие, где он засел. То ли это проявление сговора и месть властей, то ли это заказ спецслужб, то ли это исполнение пожелания частного коллекционера-миллионера или музеев.

- И каков итог, Алексей Николаевич? Что далее?

- Какое же наше положение на сегодняшний день? Тревожное и неуверенное. Ясно одно - надо искать пути для предотвращения преступлений. Необходимо обращение в прессу. Необходимо обращение к нашим прихожанам. Не мешало бы обратиться к правительству с требованием выделения средств по усовершенствованию технической защиты сельских общин. Возможно, к этому вопросу необходимо подключить ОСП - "Гильдию". И я бы попутно поставил вопрос о целесообразности существования Государственной инспекции службы по охране памятников культуры. По причине их бесполезности. У них никогда нет, и, очевидно, не будет денег на совершенствование технической защиты староверских храмов, они не помогают в разработке планов по профилактике предотвращения преступлений, и тем более, преступников они не выявляют. Или же пусть правительство наделяет их большими полномочиями. В этом плане создание авторитетной комиссии по изысканию и возвращению икон и книг как имущества ДПЦЛ тоже не помешает.

Как видите, мы желаем, чтобы по тревожному для нас вопросу открылась широкая дискуссия. Мы желаем, чтобы в ней приняли участие широкая общественность и СМИ. Так что - выступайте активно, подавайте идеи. Спаси, Господи, за ваше внимание!

Ves.lv

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте