Editor

Христианская антропология и миссия в современном мире

Христианская антропология составляет незыблемую основу для оценок современного общества – всего происходящего с человеком в его личном и коллективном измерении. Что бы не происходило вокруг Церкви, у нее есть собственная основа, поэтому каждый ее верный представитель может сказать «На сем стою и не могу иначе. И да поможет мне Бог!» (надеюсь, мне как протестанту простят эту лютерову фразу). 
Мы стоим на неизменном богословском фундаменте веры. При всех вызывающих головокружение изменениях мира мы не можем верить иначе. И при всей надежности нашей позиции мы нуждаемся в помощи Бога – чтобы не оторваться от своих оснований и при этом понимать тех, кто живет иначе, живет без оснований. Мы также нуждаемся в постоянной помощи Бога, чтобы, оставаясь верными своему фундаменту, служить миру спасительным Словом и добрым делом.
Как миссиолог, я хочу предложить несколько тезисов, отражающих связь между антропологией и миссиологией, показывающих переход от христианского учения о человеке к практическим формам свидетельства и помощи миру. Я хочу слегка коснуться трех основополагающих богословских идей – образа Божьего, Воплощения и нового творения, чтобы в их свете показать основные темы христианской миссиологии.
***
Во-первых, мы должны напомнить себе и миру о том, что человек сотворен по образу и подобию Бога (Быт. 1:26-27). 
Я говорю «напомнить себе», потому что сегодня нам крайне трудно узнать, увидеть, разобрать в человеке Божье присутствие. Эксперименты с человеческой природой изменили ее почти до неузнаваемости. Я говорю не только о сексуальных, гендерных, биомедицинских опытах, но также о социальных, культурных, технических метаморфозах. Наверное, сегодня неудобовразумительная фраза митрополита Антония Сурожского, что «Бог верит в человека» [2], звучала бы еще более парадоксально, так как мы потеряли из вида не только Бога, но и человека. В человеке человека не видно. И, тем не менее, Бог доверяет человеку, опекает его, продлевает надежду. Знать об образе Божьем в человеке и уметь распознавать его – очень важно не только для мира, но и для Церкви, чтобы не очернить человека и не лишить его надежды, чтобы не утратить мотивации к благовестию, чтобы не смириться с обезбоженностью мира. Как бы ни удалялся мир от Бога, Церковь не может отвернуться от мира, потому что в человеке остается образ Божий, потому что Бог остается в мире и спасающе действует в нем. 
Здесь я как протестант должен сделать уточнение: на мой взгляд, христианское богословие не допускает малейшего оптимизма в отношении испорченной человеческой природы, все доброе, что есть в человеке – от Бога. Поэтому образ Божий – это присутствие или след Бога, оставленный в человеке при творении и неизгладимый даже после грехопадения и всех его страшных последствий. Наша вера в возможность преображения, исцеления, спасения человека основана не на вере в человеческие способности или его добрую природу, но на вере в Божью благодатную силу, действующую в мире и человеке. 
Чтобы принести надежду людям мира, мы – люди Церкви - должны сами ее иметь. Чтобы напомнить людям о забытом ими образе Божьем, мы должны сами его видеть и радоваться ему. Чтобы сказать миру о любви Божьей, мы должны сами видеть мир глазами Бога, в свете Его любви. Такого жизнеутверждающего взгляда на человека и мир, как мне кажется, Церкви не хватает. 
Выше я сказал «напомнить миру». Здесь антропология переходит в миссиологию. Зная о Божьем присутствии в мире и человеке, Церковь должна утверждать эту истину, напоминать о ней, призывать к жизни по ней. Человек стремительно забывает себя, свои корни, свое лицо. «Общество потребления» обезличивает и усредняет каждого, стирает образ человеческий. Стереть образ Божий невозможно, но возможно притупить, заглушить, скрыть. «Ты можешь жить иначе, потому что сотворен по образу Божьему и носишь его в себе», - это послание Церкви человеку, продиктованное богословской антропологией, предлагает свободу от ложных образов и возможность стать собой согласно Божьему замыслу. Это Добрая Весть для пленников виртуальных и торговых сетей, структур греха и индустрии развлечений, идеологий и субкультур.
***
Во-вторых, Церковь должна напомнить себе и миру об истине Боговоплощения. Богочеловечество Иисуса Христа – краеугольный камень и христологии, и антропологии. Единство двух природ во Христе показало возможность соединения Божеского и человеческого, разъединенных и враждовавших после грехопадения. Согласно святоотеческой мысли, «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом» (Афанасий Великий). То, что православное богословие называет «обожением», имеет свои аналоги и в протестантской традиции – «освящение», «преображение в образ Христов». Раскаиваясь в грехах и принимая в сердце Христа, человек становится на путь преображения своей природы, находит в себе новую, Божественную жизнь.
Зная Радостную Весть о Воплощении Бога в человеке, Церковь может сосредоточить свои усилия не на критике человеческого в человеке, но на проповеди Христа, благодаря спасительной работе Которого человеческое в человеке дополняется, преображается и питается Божественной жизнью. 
Миссией становится не осуждение человека, но проповедь прощения, искупления, примирения и соединения с Богом. Пока же, как мне кажется, наше христианство погрешает тем, что противопоставляет и разделяет, обвиняет и осуждает человека, забывая, что «неверующий уже осужден» (Иоанн. 3:18).
и нуждается теперь уже не в приговоре (с этим как раз все понятно), а в оправдании. Последнее должно стать главной темой нашей проповеди миру, «Потому что Бог во Христе примирил с Собой мир, не вменяя людям преступлений их, и дал нам слово примирения» (2 Кор. 5:19). 
***
В-третьих, христианская антропология должна напомнить Церкви и миру о том, что творение не завершено, что впереди не «конец света», а новое творение. Нас ожидает новый мир (по словам апостола Петра, «Мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли» (2 Петр. 3:13), и мы сами будем новыми – в единстве с Богом и в причастности Его жизни. Важной истиной является то, что первое творение в Адаме уступает место новому творению в Христе. Согласно апостолу Павлу, «Мы – Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела» (Еф. 2:10).
Творение продолжается во Христе, Он не только спасает, но и дает начало новому человеку, новому миру, новой жизни. Эта перспектива оправдывает жизнь человека, его лучшие духовные и социальные устремления, творчество, личное развитие. У человека не остается времени на ожидание конца света или страхи по поводу оного. Его заданием от Бога становятся «добрые дела» в Церкви и мире. Мы должны напомнить себе об этом задании, поощряя христиан к активности в милосердии и проповеди. Мы также должны напомнить о перспективе «нового творения» миру, чтобы люди знали и понимали благой Божий план относительно будущего, и боялись более Бога, нежели «конца света».

***
Как мы видим, антропология и миссиология переходят друг в друга. Темы творения по образу Божьему, Воплощения и нового творения могут быть прочитаны и в сугубо богословском, и в миссиологическом ключе. Эти примеры хорошо иллюстрируют внутреннюю целостность христианского вероучения. 
Таким образом, христианская миссия в современном мире должна строиться не на приспособлении к изменчивому обществу, но на развитии библейско-богословских основоположений, на проповеди важнейших евангельских истин, не продающихся в супермаркетах и доступных лишь как благой дар, как Радостная Весть, как спасительное Слово.

Примечание

1. Вот как сам митрополит Антоний описывает свою «веру в человека»: «Как-то в России молодой офицер на ступенях московской гостиницы "Украина" поставил мне вопрос: "Хорошо, вы верите в Бога. А Бог-то – во что Он верит?" И я ему ответил: "Бог верит в человека". Это первый момент в христианской жизни: вместе с Богом верить в человека, начиная с себя самого. Христос не случайно нам говорит, что мы должны любить ближнего, как самих себя. Любить – значит быть готовым делать всё возможное для того, чтобы любимый человек ликовал в жизни, рос в полную меру своих возможностей и был достоин своего человеческого звания. Поэтому первое, чему нас учит Христос, когда мы делаемся Его учениками это – верить в человека» (Митрополит Антоний Сурожский. Во что верит Бог? // Электронный ресурс: http://www.pravmir.ru/vo-chto-verit-bog/ ).

 

via

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus