Культура

Editor

Из истории францисканцев в Восточной Европе и Северной Азии

«Когда ваш Орден появился в России?» — такой вопрос нередко задают российским францисканцам. Ответ: «В 1246 году», — обычно вызывает огромное удивление. Тем не менее, так оно и есть...
Глава 1. Истоки

Святой Франциск Ассизский, пылая Божиим огнем, уже первых своих собратьев отправил нести Благую Весть по миру со словами: «Идите, возлюбленные мои, по два, во все края мира, возвещая людям мир и покаяние во отпущение грехов, в скорби будьте терпеливы, и пребудьте в уверенности, что Господь исполнит решенное Им и обетованное. Спрашивающим вас отвечайте смиренно, благословляйте гонителей ваших, благодарите проклинающих вас и клевещущих, ибо их руками уготовляется вам Царство Небесное»1.

Появление Ордена францисканцев в Северной, Центральной и Восточной Европе

В 1217 г., «когда увеличилось число братьев, были избраны министры и посланы с некоторым числом братьев почти во все провинции мира, где была исповедуема католическая вера»2. Однако эти первые францисканские миссии в большинстве своем были неудачны. Новый орден еще не был известен, монахов встречали с настороженностью, недоверием, а часто и с неприязнью. Перуджийский Аноним пишет, что в Венгрии, Германии и других «заальпийских» (по отношению к Италии) странах братья подверглись гонениям и преследованиям3.

Тем не менее, уже в 1221 г., во время следующего генерального капитула св. Франциск направил в Германию еще одну группу миссионеров, снабженную рекомендательными письмами высших церковных иерархов. Так началась апостольская деятельность ордена в Центральной, и Северной, а вскоре — и в Восточной Европе, куда братья прибыли двумя путями: через Германию и через Польшу.

Самые большие заслуги в распространении францисканства в этом регионе имел итальянский монах Джованни Плано Карпини, один из друзей и первых сподвижников св. Франциска4. Он «привил корни Ордена на территориях от долины Роны до Саксонии; из Саксонии распространил его в Чехии, Венгрии, Польше, Норвегии, Дании и Швеции, пересекая Европу от Лотарингии до Силезии, от Альп до Северного моря на осле, поскольку из-за своей тучности не мог ходить пешком»5. Прибыв в какой-нибудь город вместе с еще одним братом, он начинал проповедовать и подготавливал условия для обустройства обители. Когда же появлялась возможность обосноваться в городе, туда прибывала группа братьев, а «первопроходцы» отправлялись дальше.

В 1228 г. была основана Немецкая провинция, провинциалом которой стал Джованни Карпини. После ее разделения в 1230 г. на Рейнскую и Саксонскую бр. Джованни в течение 9 лет руководил Саксонской провинцией6. За это время он сумел реализовать широкую по размаху программу основания в странах Центральной, Восточной и Северной Европы сети францисканских монастырей. Так, в своей «Хронике» бр. Иордан Джанский пишет: «Став [провинциальным] министром, он послал братьев в Богемию, Венгрию, Польшу, Данию и Норвегию»7.

В 1238 г. был основан монастырь в Риге8, который входил в состав Любецкой кустодии Саксонской провинции, однако имел довольно широкую автономию. В скором времени из Риги францисканцы прибыли в Литву, к князю Мендогу. Монахи участвовали в подготовке литовского князя к крещению, которое тот принял в 1251 г. Однако враждебность язычников разрушила едва начатое дело9.

Первая дипломатическая миссия в Золотую Орду

Конец I половины XIII века европейские историки называют «грозным временем». Из необъятных степей, раскинувшихся от Волги до Тихого океана, по Руси, подобно смерчу, пролетели, уничтожая все на своем пути, бесчисленные орды монголо-татар — народа, ранее никому не ведомого. Очень быстро они завоевали почти всю Русь и двинулись далее на Запад, превращая в руины города и села Польши и Венгрии и дойдя до Саксонии и побережья Адриатического моря10.

Западная Европа, слыша об этих трагических событиях, с ужасом ожидала набега воинствующих кочевников. Вести о новых завоеваниях монголо-татар и сопровождавших их кровопролитиях приводили в панику правителей и жителей Европы. Однако в конце 1241 г. в столице Золотой Орды Каракоруме умер великий хан Угедей. Предводитель кочевников хан Батый отправился в Каракорум, чтобы принять участие в выборе нового правителя, а войскам приказал прекратить наступление. Весной 1242 г. кочевники повернули на Восток11 и «пропали, как страшные ночные видения».

Тем не менее, опасность очередных набегов монголо-татар не исчезла. Папа Иннокентий IV решил попытаться наладить дипломатические отношения с Золотой Ордой и обратить хана в христианство. Для выполнения этой важной и рискованной миссии были избраны не светские дипломатические чиновники, но нищенствующие монахи — францисканцы и доминиканцы. Папа Римский решил выслать одновременно 4 делегации, каждая из которых отправлялась бы своим путем. Благодаря этому большей была вероятность, что хотя бы один из легатов достигнет цели и вернется.

Действительно, из четырех посольств до цели добралось только одно, во главе которого стоял не кто иной как францисканец Джованни Плано Карпини. Получая папскую миссию и титул апостольского легата, он был человеком не только весьма заслуженным, но и уже немолодым: «ему было 63 года, он имел за плечами 40 лет монашеской жизни (...), в том числе более 20 лет апостольской деятельности»12.

16 апреля 1245 г. Карпини отправился в путь из Лиона. Сопровождал его еще один францисканец — бр. Стефан из Богемии13. Братья избрали северную дорогу и продвигались в сторону Кёльна, а оттуда — в Прагу, где их встретил король Вацлав I. Он посоветовал монахам держать путь через Польшу.

Следующим важным пунктом в пути посольства был Вроцлав — столица Силезии. Вероятно, здесь к монахам присоединился еще один францисканец — бр. Бенедикт Поляк, живший в основанном в 1239 г. вроцлавском монастыре. Бр. Бенедикт стал переводчиком группы, поскольку кроме латыни хорошо знал русский язык, а, может быть, и основы монгольского. Не исключено, что здесь посольскую группу пополнил еще один собрат, известный лишь как C. de Bridia, автор «Истории татар» в рисунках.

Из Вроцлава посольство отправилось в Ленчицу, где находилась резиденция Конрада Мазовецкого. Здесь послы познакомились с русским князем Василько Волынским, чье княжество уже было под монголо-татарским игом. Конрад, а также княгиня Гремислава Краковская, епископ Кракова Прандота и несколько рыцарей, находившихся в то время в Ленчицком замке, снабдили монахов немалым количеством меха и других драгоценных даров, без которых «посол не может в согласии решить своих вопросов, и даже ставится ни во что». Князь Василько стал покровителем посольства и помог монахам добраться до Киева, куда миссионеры отправились по старому торговому пути через Краков, Владимир Волынский и Луцк. В пути их застала зима, и теперь они передвигались на санях, которые наняли в Кракове.

В Киеве уже властвовали монголо-татары. Францисканцы с ужасом смотрели на произведенные Золотой Ордой разорения: «... [татары] произвели великое избиение в земле Руссии, и после долгой осады они взяли его [Киев] и убили жителей города; отсюда, когда мы ехали через их землю, мы находили бесчисленные головы и кости мертвых людей, лежавшие на поле; ибо этот город был весьма большой и очень многолюдный, а теперь он сведен почти ни на что (...), а людей (...) держат они в самом тяжелом рабстве»14.

Киев легаты покинули 3 февраля 1246 г., и спустя 3 недели они добрались до покрытого льдом Днепра, за которым уже тянулись татарские станы. Далее их сопровождали в пути татарские проводники. Теперь их путь лежал через Азов в Сарай-Бату, где правил хан Батый. Он отправил посланников в Каракорум, к великому хану. Однако делегация показалась Батыю слишком многочисленной, и он решил двух монахов задержать в Сарай-Бату до возвращения остальных из Каракорума. Брат Стефан и бр. C. de Bridia вынуждены были подчиниться.

7 апреля 1246 г. бр. Джованни Карпини, бр. Бенедикт и часть слуг отправились в дальнейший путь. «Нашей пищей было тогда только просо с водой и солью, а иной день пить было нечего, кроме растопленного в котле снега», — писал Карпини.

Очень быстро миссионеры передвигались по заволжским и прикаспийским степям: «Мы вставали рано утром и ехали до ночи без еды, и очень часто приезжали так поздно, что не ели вечером, но то, что должны были есть с вечера, давали нам с утра (...) Так мы ехали так быстро, как только могли скакать рысью кони, нимало их не жалея, поскольку в течение дня у нас часто бывали новые кони (...) Так поспешно мы ехали верхом непрерывно».

Переправившись через реку Яик (Урал), 16 апреля 1246 г. посланники очутились в пустыне. Чтобы пересечь ее, понадобился целый месяц, и только благодаря опытным проводникам европейцы не погибли от жажды. Потом начались горы Хорезма. Теперь путешественники продвигались по древнему пути купеческих караванов через города Янгикент (ныне Джанкент) и Бархин (Барчин-лигент) на Сыр-Дарье. Затем легаты преодолели степи, расположенные на пограничье Восточного и Западного Туркестана, прошли вдоль северных отрогов Тянь-Шаня и 22 июля 1246 г., наконец, добрались до Шар-Орды, города, состоящего из юрт и находившегося в нескольких часах пути от Каракорума, татарской столицы, южнее озера Байкал. Как раз в это время там собралось около 200 монгольских ханов, чтобы провозгласить новым правителем Куйука — внука Чингисхана.

«Здесь францисканцы встретили русского князя Ярослава Всеволодовича, отца Александра Невского»15. Ярослав Всеволодович правил с 1238 по 1246 г. и был первым великим князем, получившим «ярлык» (письменное согласие на правление) от хана. Поэтому он был представителем татарских властей, которому подчинялись все другие князья раздробленной Руси16. Князь Ярослав стремился к единству с Католической Церковью. Однако этим планам не суждено было осуществиться из-за его внезапной смерти в монгольском стане: великий князь был отравлен во время пира. Некоторые историки утверждают даже, что Ярослав II мог быть членом Третьего францисканского ордена17.

15 августа 1246 г. состоялась интронизация нового великого хана, своей роскошью напоминавшая картины из «Тысячи и одной ночи». В торжествах принимало участие около 5 тысяч монгольских вельмож и послов со всех сторон света.

После официального принятия власти хан Куйук встретился с папскими послами. С огромным смирением и еще большей отвагой францисканцы прочитали великому хану свое послание: «Мы присланы сюда Папой Римским, властелином и отцом христианства. Он отправил нас к повелителю татарских князей и народов, поскольку мы, христиане, хотели бы заключить с ними дружественный союз. Через нас и своим посланием он просит вас стать христианами и принять веру Господа нашего Иисуса Христа, без которой вы не можете быть счастливы. Папа поражен резней, которую вы устроили христианам, особенно в Венгрии, Чехии и Польше; Бог глубоко оскорблен этими действиями и увещевает татар, чтобы в будущем они прекратили подобные жестокости»18.

«Это был первый зов справедливости против насилия, благочестия против силы, христианской совести против монгольских разбойников»19.

После аудиенции оба монаха вынуждены были пребывать в орде матери хана, «терпя великий голод и жажду». Брату Бенедикту удалось познакомиться с русским золотильщиком Кузьмой, фаворитом Куйука. Он стал помогать францисканцам и спас их от верной смерти.

Спустя некоторое время хан Куйук захотел еще раз ознакомиться с посланием Папы Римского и вновь вызвал к себе папских посланников.

Наконец, 13 ноября легату-францисканцу был вручен ответ хана Куйука. Содержание письма было сокрушающим: «Силой Вечного Неба, (мы) наивысший хан всего великого народа: вот наше послание. Вот приказ, который мы даем великому Папе, чтобы о нем знал и его понимал (...) Вы предлагали нам, чтобы стать нашими подчиненными, о чем мы узнали от ваших посланников (...) Ты лично (великий Папа) во главе всех королей, без исключения, должны прибыть, чтобы отдать нам честь и повиновение... А если вы не исполните божественного повеления и будете поступать вопреки нашему приказу, мы будем считать вас врагами»20. Вместе с грозным письмом миссионеры получили разрешение на возвращение.

Терпя лишения, преодолевая холод и голод, францисканцы всю зиму продвигались на запад. К концу мая они достигли Сарай-Бату, где ожидавшие их бр. Стефан и C. de Bridia уже потеряли надежду увидеть их живыми.

Вместе они отправились дальше в путь и 3 июня 1247 г. миновали татарские станы. Через неделю миссионеры стояли у ворот Киева. «Киевляне же, узнав о нашем прибытии, вышли нам навстречу, они поздравляли нас, будто мы восстали из мертвых, и так принимали нас по всей Руси...». Подобным образом встречали путешественников и в Польше, Чехии, Германии...

13 ноября 1247 г., после боле чем двухгодичного путешествия, легаты вернулись в Лион, где бр. Джованни Плано Карпини представил Папе Римскому письменный рапорт, который назвал «История монгалов, именуемых нами татарами».

Папа Иннокентий IV возвел итальянского монаха в сан архиепископа г. Антивари, где он и скончался 1 апреля 1252 г. О судьбе братьев C. de Bridia и Стефана ничего не известно. Бр. Бенедикт упоминается в некоторых источниках как гвардиан краковского монастыря.

На первый взгляд, эта францисканская миссия не удалась. Однако ее значение было огромно. Именно благодаря ей Европа впервые получила достоверные сведения о монгольской империи, ее жителях и их обычаях, секретах военного успеха. Кроме того, францисканцы по пути проповедовали, обращая в христианство многих встречавшихся на их пути людей.

Благодаря деятельности Джованни Плано Карпини князь Василько Волынский, а также его брат — Галицкий князь Даниил — 27 августа 1247 г. заявили о полном единстве с Католической Церковью.

И, наконец, нельзя забывать о том, что Карпини, этот бедный монах, «первый установил дипломатические отношения между далеким Востоком и Европой».

Гильом Рубрук

В 1253 г. король Франции Людовик IX, член Третьего францисканского ордена, причисленный к лику святых Католической Церкви, решил предпринять еще одну попытку установить контакт с монгольскими правителями: Сартаком и Мангу-ханом. Для исполнения этой миссии он избрал Гильома Рубрука, францисканца родом из Фландрии.

Рубрук, ставший позднее всемирно известным путешественником и миссионером, родился ок. 1220 г. Долгое время он пребывал во Франции, в том числе при королевском дворе. В 1252 г. монах отправился в Акку, где спустя год и получил столь важное поручение от Людовика IX.

В свой далекий и опасный путь Гильом Рубрук отправился вместе с собратом по Ордену — Бартоломеем из Кремоны. Не исключено, что с ними был еще один францисканец.

«Кроме возможности проповедования христианства среди монголов, миссия должна была выяснить возможность союза крестоносцев с великим ханом в борьбе против ислама в затянувшихся войнах в Малой Азии»21.

Францисканцы отправились сначала в Константинополь, а оттуда морским путем в Крым, «где они остановились в Херсонесе, который Гильом в своей книге назвал городом святого Папы Климента по главной находившейся в нем святыне»22. Высадившись затем в Солдайе (Судак), миссионеры держали путь через Перекоп, Приазовье, Поволжье, Южный Урал, киргизские степи, пустыню Гоби и Сибирь в Каракорум, где они оказались 26 декабря 1253 г.

Союза с монголами и в этот раз заключить не удалось. 6 июля 1254 г., не достигнув цели миссии, Гильом Рубрук отправился в обратный путь. Бр. Бартоломей, обладавший менее твердым характером и крепким здоровьем, опасался, что не перенесет обратного пути, и поэтому навсегда остался в Каракоруме23.

Последний отрезок долгого и опасного пути фламандского путешественника лежал вдоль побережья Каспийского моря и далее через Кавказ к Средиземному морю24. В 1285 г. Рубрук прибыл в Иерусалим, где в монастыре Акры написал «Путешествие в Восточные страны» — книгу, прославившую его имя. Этот трактат содержал ценные географические и этнографические данные и даже открытия. Так, Гильом Рубрук привел первые точные сведения об устье Волги, а также доказал, что Каспийское море не является, как считали в то время, заливом Северного Ледовитого океана, а представляет собой большое озеро, называемое морем из-за размеров.

Позднее бр. Гильом отправился в Париж, где встретился с собратом по Ордену Роджером Бэконом25 (не исключено, что великий средневековый ученый был уже ранее знаком с миссионером), который включил данные путешествия в географическое обозрение своего главного труда — «Opus maius»26.

Скончался Гильом Рубрук ок. 1270 г. Его миссия, так же, как и первая, не имевшая прямого успеха в достижении цели, выполнила, тем не менее, свою провиденциальную задачу: в землях, где она проходила, вскоре возникла целая сеть францисканских монастырей.

 

МАРШРУТЫ ПУТЕШЕСТВИЙ (ПОСМОТРЕТЬ КАРТУ)

Продолжение следует

 

1. Фома Челанский. Первое житие св. Франциска Ассизского, 29.

 

2. Anonymus Perusinus. 47, 1. B: Fontes Franciscani стр. 1347.

 

3. См. Anonymus Perusinus. ук. соч. 47, 5. Fontes Franciscani стр. 1347.

 

4. См. Chronica Fratris Jordani a Jano OFM. / AFr. T. I стр. 3.

 

5. Там же.

 

6. См.: A. Zwiercan OFMConv. Nowe spojrzenie na poczИtki franciszkanЧw w Polsce. // Nasza PrzeszЄoжН 63 (1985), стр. 9.

 

7. Chronica Fratris Jordani a Jano. стр. 17.

8. См.: M. Dettlaff OFMConv. Przyczynek do historii franciszkanЧw na Litwie // Pranciakons Liepsnel 1 (1994), стр. 16.

9. См. там же.

10. См.: T. Manteuffel. Historia powszechna еredniowiecza. Warszawa, 1965, стр. 256.

11. См. там же.

12. Gemelli, стр. 66.

13. В некоторых источниках говорится о бр. Чеславе.

14. И.П. Карпини. Historia mongalorum V, 3, 5.

15. Задворный В.Л. Св. Франциск и история Францисканского Ордена // Св. Франциск Ассизский. Сочинения. Москва, 1995, стр. 40.

16. См.: Manteuffel, стр. 257.

 

17. См.: Da Civezza M. Storia Universale delle Missioni Francescane. Firenze, 1894. T. VII/III, стр. 774–775.

 

18. Gemelli, стр. 67.

 

19. Там же.

 

20. Персидский текст письма, хранящийся в архиве Ватикана, является самым старым сохранившимся в оригинале документом монгольских правителей. (Источник: S. Kaluzynski. Dawni Mongolowie).

 

21. Задворный, стр. 40.

22. Там же, стр. 40–41.

23. См. там же, стр. 41.

24. См.: Rubruk. B: Wielka Encyklopedia Powszechna PWN. Warszawa, 1967, T. 10. стр. 188.

25. См.: Grande Enciclopedia Curcio di cultura universale. Roma, 1966, T. 9.

26. См.: Задворный, стр. 41.

 

О.Николай Дубинин OFM

Иллюстрация: Джованни Плано Карпини

Источник: Брат Солнце

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте