Политика

Editor

Как победить исламский экстремизм?

Чего нам ждать от таинственного исламского мира в обозримой исторической перспективе? Перережут ли джихадисты всех христиан у себя в странах полумесяца, и превратят наши дома и улицы в поле боя мирового джихада, в "дома непрекращающегося мучения", как говаривали "Братья мусульмане"? Или же напротив, военная машина США и НАТО, России при поддержке малодемократических местных элит одержат, наконец, победу в Ираке и Афганистане, разгромят ваххабитов на Кавказе, наведут порядок на всей планете и переловят всех исламистов до последнего?

Наверное, то, что военным путем, агрессией и интервенциями  достичь целей на Востоке невозможно прекрасно показали уже авантюры СССР в Афганистане, да увязшие в Ираке американские вояки. Сильнейшая держава мира - США - надорвалась о джихад. Рейтинг Буша, из-за иракской авантюры и неуместных ковбойских замашек на мировой арене, снизился под занавес его ухода из Белого дома до рекордно низкой отметки, сравнимой с рейтингом Никсона времен позорной вьетнамской войны. Рост пацифистских настроений в США и победа демократов на президентских выборах 2008 года показали, что американцы не готовы больше выступать в роли мирового жандарма. Казавшаяся непобедимой, суперсовременная американская военная машина завязла в бессмысленной ближневосточной бойне, экономику США сразил жестокий финансовый кризис.

Парадокс ситуации в том, что борясь с исламизмом, вытаптывая его ядовитые ростки по всему миру - от спецоперааций и сбора разведданных до военно-карательных мер - США и ЕС делая ставку исключительно на насилие, часто тем самым играют на руку джихадистам. На смену одному погибшему фанатику джихада приходят еще десять. Это напоминает ситуацию с гидрой, у которой вместо отрубленной головы вырастают несколько новых. "Аль Каиду" таким путем не победить.

Так что же теперь, опустить руки и спокойно смотреть, как исламизм набирает силу? Прежде всего, нужно учитывать, что джихад как его понимают современные исламисты - это во многом реакция на колониальную и постколониальную политику Запада в отношении развивающихся стран, в т.ч. исламских. Желание рулить миром по-своему, которое стало навязчивой идеей США и их союзников, после краха СССР натолкнулось на не менее энергичное сопротивление исламского мира. Прежде всего, на сопротивление мусульманской "улицы", поскольку правящие элиты  стран полумесяца в значительной мере просвещены западными идеями, имеют свои экономические интересы в США и ЕС и более склонны к компромиссу.

С другой стороны, ни в коем случае нельзя приравнивать исламистов ко всем мусульманам. Насколько мне удалось убедиться, мусульмане Ближнего Востока настроены вполне лояльно к европейцам, в меньшей мере к американцам. Хорошо относятся к русским. И уж тем более никому из нормальных, среднестатистических жителей ближневосточного региона никогда не придет в голову идти вырезать своих соседей христанского вероисповедания, с которыми они веками жили мирно, и как сейчас поступают исламисты. Не смотря на свой размах и впечатляющие смертоносные последствия, джихадистские идеи не пользуются широкой популярностью в исламском мире. Речь идет лишь об отдельных непримиримых группировках, которые имеют определенную почву в самом Коране, допускающем насильственное распространение ислама. Но не только.

Действительно, нельзя отрицать того факта, что в наше время джихад приобрел невиданный ранее размах, буквально планетарного размаха.  И все же несмотря на громкие убийства, взрывы и огромное количество жертв, обратим внимание - нигде кроме Ирана и Сектора Газа воинственные исламисты не находятся у власти. Напротив, в большинстве исламских стран они подвергаются жесточайшим преследованиям, джихадистов расстреливают без суда и следствия, бросают в тюрьмы. Восток - далек от западных представлений о гуманизме. В этой непримиримой борьбе за власть обе стороны - и исламистское подполье и руководители исламских стран (как правило, это далекие от демократизма монархии и военные диктатуры), проявляют одинаковую жестокость. В этой избыточной ставке на насилие, кроется одна из причин живучести исламизма. Репрессии властей придают джихадистам ореол мучеников за веру и популярность в глазах многих мусульман. Особенно если эта местная власть в своей борьбе с моджахедами действует под диктовку "большого сатаны" - США. Как в случае с Ираком или Афганистаном, ставших настоящими фабриками исламских террористов, вместо того, чтобы как ожидалось - покончить с ними. Необходимо положить конец агрессии США, Англии и их союзников против Ирака и Афганистана. Именно это обстоятельство больше всего настраивает мусульман против западного мира,  заставляет видеть во всех христианах - жестоких "крестоносцев" и служит питательной средой для исламизма.

Чтобы погасить пламя джихада, реакция европейцев, русских, американцев на этот агрессивный исламский феномен должна быть адекватной, не вызывать желания поскорее схватиться за оружие и начать крошить всех мусульман направо и налево. Больше всего на террористов работает наш страх и возникающая отсюда исламофобия. В отличие от нашего страха, террор имеет свои пределы, он не всесилен. Некоторые исламистские группировки уже поняли, что убийства и насилие имеют лишь ограниченный потенциал для влияния на общество и мировоззрение людей. Взрывами и убийствами можно вызвать анархию и смятение на какое-то время. Но нельзя с их помощью добиться любви у людей. Поэтому многие крупнейшие исламистские группировки, как например, "Братья мусульмане" решили отказатсья от террора и переключились на политическую деятельность. Собственные преступления лучше всяких спецслужб подрывают устоит исламизма, поскольку дискредитирует его в глазах мусульман, отталкивают людей от проповеди джихада.

Но исламский экстремизм, продолжающий ежегодно уносить сотни человеческих жизней по всей Земле, не исчезнет сам собой. Победа над этой болезнью ислама, "ересью" - как его характеризуют уже многие исламские ученые, требует обширных просветительских, экономических, социальных мер, поднятия уровня жизни в исламских странах. Это процесс не быстрый. Но уже сейчас, например, мы наблюдаем распространение такого обнадеживающего явления как "евроислам", который отказался от крайностей шариата. Или деятельность суфизма, выступающего за диалог с другими цивилизациями, культурами и религиями, в частности с иудеями и христианами, против исламского экстремизма. За что, кстати, суфии подвергаются преследованиям в странах с фундаменталистскими режимами,  в частности в Иране и Саудовской Аравии. А ведь исламский суфизм, это к примеру, вера подавляющего числа жителей жителей Чечни. Миротворческий потенциал суфизма на Кавказе остается до сих пор нераскрытым, хотя чеченский дервиш Кунта Хаджи, еще в 19 веке пытался отвратить свой народ от насилия и войн, проповедовал идеи ненасилия и дружбы с Россией. Не будем забывать, что и сейчас среди мусульман много людей готовых остаивать дело мира и межцивилизационного диалога даже не смотря на угрозу репрессий у себя на родине, как в случае с орденом  дервишей Ниматуллахи, о котором рассказывалось в этой книге.

Еще один фактор, значительно обостривший в наше время проблему исламского фундаментализма - получение доступа исламскими странами к атомной энергии. Прежде всего, это ракетно-ядерные приготовления тегеранского режима, намеревающегося "стирать с карты" целые государства. Спонсор ближневосточного терроризма - иранский шиитский фундаментализм, на сегодняшний день является наиболее сильной угрозой для мира и стабильности на Ближнем Востоке, наряду с Аль Каидой и агрессией США с их союзниками против Ирака и Афганистана.

Следующее обстоятельство, подогревающее джихад - неурегулированность палестино-израильской проблемы. В Секторе Газа в результате переворота ХАМАС, исламисты установили единоличное правление. По этой причине этот палестинский анклав с населением более 1,5 млн человек все более превращается в террористическое государство, устраивающее постоянные теракты потив евреев, ведущее интенсивный обстрел ракетами близлежащих еврейских поселений, чем ставится под угрозу срыва процес мирного урегулирования. Причем ХАМАс уже начал координировать свои усилия с ливанской "Хезболлой", как показали совместные ракетные удары по израильским населенным пунктам в ходе войны в южном Ливане в 2006г.

В сочетании с деятельностью "Хезболлы", (также как и ХАМАС финансирующейся Тегераном), нарашивание инфраструктуры террора в Газе создает стратегическую угрозу для Израиля. Израильтяне чувствуют себя захваченными в клещи с севера и юга. Все это дополняется воинственной антиизраильской риторикой и интенсивными ракетно-ядерными приготовлениями Тегерана. Чтобы устранить нависшую смертельную угрозу Израиль вполне может пойти на применение своего арсенала ядерного оружия. Израильские военные уже неоднократно недвусмысленно заявляли о возможности акции возмездия против иранского режима. Нетрудно представить, чем чревата война между двумя государствами, одно из которых уже располагает ядерным оружием, а другое стоит на пороге его получения. В орбиту агрессивного иранского влияния оказалась втянутой и Сирия, которая по причине неурегулированного спора с Израилем из-за Голанских высот продолжает поддерживать антиизраильские террористические группировки, в частности ливанскую "Хезболлу" и палестинский ХАМАС.

В случае с Ираном и Палестиной, исламский фундаментализм окрашен в сильные националистические тона. Причем, если палестинские исламисты в Секторе Газа уже практически загнали себя в угол, обрекая мирных жителей анклава на нищету и болезни, что вызывает растущее недовольство исламистским режимом, то в Иране пока не наблюдается заметных признаков демонтажа воинственных принципов "исламской революции" 1979 года. Напротив, совсем недавно  мир едва не стал свидетелем широкомасштабного вооруженного конфликта между Ираном и США. Трудно сказать, чем бы закончилась взаимная воинственная риторика, если бы американские законодатели в последний момент не нажали на тормоза, а республиканцы не проиграли президентскую гонку 2008 года.

Наконец, под влиянием растущего курдского террора, связанного с возможностью боевиков безнаказанно действовать с территории Северного Ирака против Турции, в стране кемализма также поднимает голову воинственный исламский фундаментализм, пустила корни "Аль Каида". Индикатором радикализации мусульман Турции стала победа в 2007г. на выборах президента-исламиста Абдуллы Гюля, а также усиливающаяся дискриминация, нападки и даже убийства христиан - православных, армян, сиро-яковитов, представителей других этно-религиозных меньшинств.

Как видим, захлестнувшая мир на рубеже двух тысячелетий волна джихада вызвана сочетанием разнообразных религиозных, культурно-исторических, социальных, политических факторов. Его нельзя вывести только из Корана, легкомысленно приписав такое многогранное явление, как исламизм лишь "злой природе" ислама. Современный исламизм - это соединение религиозных, этнических, экономических и прочих причин, во многом обусловленных глобализацией и реакцией на нее в исламском мире. Миры пришли во взаимодействие. Мы увидели друг друга, и оказалось что все мы - очень разные.

Но это не значит, что нужно ненавидеть друг друга. Как можно осуждать мусульман за экстремизм, пока у нас убивают в электричках эмигрантов, с высоких политических трибун нередко разжигается исламофобия? Нужно помнить о взаимной ответственности сторон. Исламизм во многом явление сродни бумерангу. Чем лучше мы будем относитсья к мусульманам, людям иного цвета кожи и расы, тем меньше будет и у них поводов для неприязни к нам. Тем меньше будет шансов, в частности, у исламизма - как одной из разновидностей вражды, - завоевывать сердца людей, овладевать умами нормальных, вменяемых мусульман.

Мы все еще долго будем притираться друг к другу - арабы к евреям, чеченцы к русским, мусульмане к христианам и иудеям, европейцы к азиатам и африканцам.  Это процесс требующий времени и терпения. Не случайно во многих странах, например в Иране, всплеск фундаменталистских настроений стал реакцией на слишком поспешные попытки насадить западные ценности в патриархальную почву. Это привело к безработице, социальному коллапсу и революции поставившей у власти реакционный режим аятолл.

Джихад - это как песок, попавший в шестеренки прогресса. Нужно больше "смазки" в виде терпимости, уважения, умения слышать друг друга. Но процесс взаимопроникновения цивилизаций в наш век интернета, сверзвуковых скоростей, компьютеров, телевидения, массовых миграций населения  - неизбежен. Так что, наберемся терпения и будем учиться жить вместе друг с другом. Не следует забывать, что ни одна страна не может защитить себя от террора. Поэтому лучше не давать ни шанса для вражды, учитывая, что любое сильное государство уязвимо для страданий и жертв, столь же, что и любая страна третьего мира. А на всякой войне - будь то жертвы исламистов, или война в Ираке, Афганистане, на Кавказе страдают от нее прежде всего мирные жители, то есть невиновные люди.

Мы живем в поразительное время. Казалось бы, смешение культур, миграция, информационная открытость, дают уникальные возможности для соединения всех людей на основе любви, взаимоуважения и гармонии. Однако вместо этого мы все чаще сталкиваемся с такими ужасающими трагедиями как 11 сентября, взрыв поездов в Мадриде, Беслан, Норд-Ост. Решить сложную проблему мирного сосуществования и выживания людей разных религий, рас и культур, вступивших в конфликт в наше непростое время, можно лишь сообща. Сейчас уже не получится каждому отсидеться в своем углу. Мир стал слишком прозрачным, взаимозависимым и уязвимым для того, чтобы в нем жили ненависть и взаимные подозрения. Если не остановить джихад, войны в Ираке и Афганистане, не найти ключ к урегулированию затянувшегося палестино-израильского конфликта, не остановить маховик ближневосточной ядерной конфронтации, то результатом будет только гибель и разрушение человеческой цивилизации.

Сергей Путилов

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте