Editor

Как умирают и оживают духовные школы

Для любых религий и течений характерна преемственность. Для православия эта тема наиболее актуальна. Предание - это священный опыт, бережно сохранявшийся и передававшийся из поколения в поколение. Когда-то так, действительно, было, но как обстоит дело сейчас?

Если спросить у носителя православной религиозности, что такое предание, то ответ будет сконцентрирован на материальном. Например, это писания отцов (тексты), богослужение (книги), те или иные традиции (общепринятые и местные), в своей разности порой друг друга не дополняющие, а взаимоисключающие. Но самым сложным здесь является не столько вопрос предания, сколько сам характер приобщения к нему. Предание в момент может перестать быть живым опытом проживания Бога и стать материалом для заучивания и повторения в какие-то необходимые для идентификации моменты. Так, верующим предлагается выучить догматы, молитвы и правила и по ним выстраивать свою жизнь вместо акцента на внутреннее перерождение и возможность жить по образу Иисуса Христа.

На заре христианской эпохи живая мысль была сконцентрирована в так называемых училищах. Другим источником была монашеская среда - отшельническая и общинная. То, что мы сейчас называем богословием, является скорее рефлексией на уже открытое, написанное и размноженное. В сущности, современный православный подход читать евангелие только с помощью толкований таковым и является.

Боязнь своих мыслей как потенциально еретических говорит о нависшем авторитете, который, хоть и абсолютен, но закрывает возможность отклика на сегодняшнюю ситуацию жизни. Отсутствие ответов вызовам современности, становясь традицией, порождает изоляционизм. Распространяясь как мейнстрим, отчуждённость становится основным настроением, которое обязан исповедовать потенциальный носитель. Существуя на протяжение веков, такой настрой становится нормой, любые отклонения от которой воспринимаются как сектантство и ересь.

Именно поэтому, приобретая публичность, православный мыслитель обязан делать прямые ссылки на авторитетных авторов, чтобы не смущать тех, кто готов смутиться при первом удобном случае. Богословие - это то, чем лучше не заниматься именно по причине возможных обвинений.

Современная богословская мысль на сегодняшний день находится в упадке. Критичность - одна из главных черт, без которой невозможно расширять свой духовный опыт. Примером тому может служить отношение к некоторым богословам, оставившим глубокий след в истории Церкви. Отцов Церкви 4 века - Григория, Василия и Григория - почитают как великих богословов-каппадокийцев. Они разрабатывали терминологию для описания духовной реальности языком догмата. Однако их вдохновителя и - по полному праву - учителя, на чьих трудах они выросли как христианские миросозерцатели, - Оригена - в Церкви принято считать еретиком. При том, что всю свою жизнь он отдал на служение Церкви и умер как исповедник веры, то есть как почитаемый больше епископов авторитет. Взгляды Оригена спустя два столетия после его смерти стали вызывать вопросы и недоумения и были осуждены как неверные.

Следует учесть, что примерно в то же время закрывают Платоновскую академию, где учились каппадокийцы. Творческой среде, где человек может духовно зреть, отказывается в праве на существование. Со временем становится общеупотребительным лишь повторять записанные формулы и лишь толковать их. Именно с этим, очевидно, связано постепенное угасание святоотеческой мысли.

Свящ. Петр Боев

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus