Культура

Editor

Как в России в ХIХ веке возродилась братская жизнь

В мае 1864 года в России произошло событие, не замеченное большинством ее жителей, но оказавшее серьезное влияние на ее дальнейшую историю: были утверждены основные правила для учреждения православных братств. В документе говорилось о «значительном распространении в последнее время в разных местностях России православных церковных братств», в связи с чем и был издан соответствующий закон.
 
Действительно, к этому времени в России уже не первый год обсуждалась тема возрождения православных братств, интерес к которым появился в связи с начавшимися реформами Александра II, дававшими надежды на серьезные изменения в государстве и в обществе. Отмена цензуры дала толчок к обсуждению в периодике многочисленных наболевших проблем и к попыткам разрешить их на деле. В эти годы появились новые журналы, в том числе и целый ряд церковных изданий: к существующим ранее «Христианскому чтению» и «Воскресному чтению» в 1855 г.присоединился «Православный собеседник» (Казань); в 1860 г. — «Православное обозрение», «Душеполезное чтение» (Москва), «Странник» (Санкт-Петербург), «Руководство для сельских пастырей», «Труды Киевской духовной академии» (Киев), а также первые «Епархиальные ведомости» (Одесса); в 1861 г. — «Дух христианина» (Петербург); в 1862 г. – «Духовный вестник» (Харьков)).
 
В печати открыто стали обсуждаться проблемы церковной жизни - необходимость улучшения нравственного уровня духовенства и его материального положения, привлечение мирян к более деятельному участию в церковной жизни. На фоне общего подъема церковь обратилась к опыту братств. Уже в 1857 г. в Петербурге вышла брошюра священника Иоанна Флерова «О православных церковных братствах, противоборствующих унии в Юго-Западной России в XVI, XVII и XVIII столетиях», вызвавшая большой интерес к этой традиционной форме церковной жизни.
 
Еще одним катализатором дискуссии о церковной ситуации стала вышедшая анонимно за границей в 1858 г. брошюра сельского священника Иоанна Беллюстина «Описание сельского духовенства», честно и нелицеприятно описывавшая положение духовенства. Духовное сословие внезапно оказалось в центре внимания не только общества, но и высших чиновников и даже самого царя.
 
В церкви стали появляться многочисленные воскресные школы для детей, проводились пастырские беседы для взрослых, устраивались благотворительные больницы, приюты, попечительные советы о бедных, а с начала 1860-х годов начали возникать и церковные братства.
 
В ноябре 1861 г. в журнале «Дух христианина» свящ. Александр Гумилевский предложил создать в Петербурге братство для поддержания народных школ. Поскольку на его призыв откликнулись многие, с января 1862 г. он стал вести в журнале «Летопись предполагаемого братства», где писал, в основном, об истории и современном состоянии церковных братств, а также перечислял жертвователей и расходы.
 
1862 год стал решающим в вопросе возрождения братств. Большая заслуга в этом принадлежит профессору Санкт-Петербургской духовной академии М.О. Кояловичу, который в начале года прочитал цикл лекций о древних церковных братствах, а потом отправился в путешествие по западному краю с целью обнаружения братств. Результаты своих исследований он опубликовал в журнале «День»: в гродненской, виленской, минской и могилевской губерниях им было обнаружено 276 братств при местных храмах. Своей задачей они видели поддержку конкретного храма, при котором существовали, а также благотворительную помощь на братских обедах (братчинах). В том же журнале в 1863 году было помещено приглашение Кояловича записываться в члены западных братств, на которое откликнулись многие священники и миряне (например, о. А. Ключарев, о. А. Гумилевский, И.С. Аксаков); в Москве даже появился отдел Фастовского братства (белостокский уезд). Всего же, по мнению исследователей, в начале 1860-х годов в Западной России существовало около тысячи не зарегистрированных братств, возникновение которых не в последнюю очередь было вызвано необходимостью дать церковный ответ на усиление прозелитизма со стороны католиков и униатов.
 
Одновременно процесс возрождения братств происходил в Киевской епархии, однако там он имел, помимо внутрицерковного и апологетического, еще и церковно-политический смысл. Его инициатором был киевский митрополит Арсений (Москвин), обеспокоенный государственными проектами создания церковных советов, которые подчинялись бы не епархиальным властям, а волостной расправе (волостная расправа в то время представляла собой вторую степень домашнего суда по делам государственных крестьян; первую степень суда составляла сельская расправа). Братства должны были подменить эти советы и таким образом избавить церковь от очередного вмешательства власти.
 
Известный киевский общественный деятель Феофан Лебединцев написал большую статью об истории возникновения и деятельности древних братств, которая заканчивалась несколькими соображениями о целесообразности учреждения братств в нынешнее время. Вслед за ней в 1862 году последовала публикация «Проекта устава для сельских братств» в «Киевских епархиальных вестях», на основе которого по благословению митрополита Арсения начали возрождаться братства. Их главной целью было, в соответствии с опубликованным уставом, поддержание прихода — «содержание и украшение храма, поддержание и улучшение школы и госпиталя, пособие обедневшим братчикам, водворение в братстве добрых нравов и жития христианского».
 
Александр Папков, исследователь церковных братств, попытался восстановить хронологию появления братств на территории России в XIX веке. Первым он называет братство, возникшее в Райгороде (октябрь 1862); за ним — Черниговское и Владимирское в Киеве и Минское (лето 1863), Успенское Богородицкое в г. Люцине (июль 1863), Западно-русское в Вильнюсе и другие.
 
Число братств увеличивалось, однако закона о них не было вплоть до 6 апреля 1864 г. Принятые правила фактически узаконивали то, что уже существовало, ограничивая при этом круг деятельности братств. Братствам предписывалось служение в храмах, их украшение, благотворительность и распространение духовного просвещения. Выход за эти рамки автоматически приводил к ликвидации братства. Более того, для открытия братства необходимо было составить его устав и получить благословение архиерея, который, в свою очередь, должен был сначала согласовать его с гражданским губернатором. Через год после принятия первого закона в отношении братств 8 мая 1865 г. был принят еще один, закрепивший ограничение по территориальному признаку — теперь братства могли существовать только в западных губерниях. Поэтому когда в 1865 г. известные в высшем свете лица хотели открыть братство при Исаакиевском соборе, министр внутренних дел и шеф Третьего отделения этому воспротивились. Не нашла имен.
 
Несмотря на узаконенные препоны, подъем церковной жизни привел к тому, что с 1864 по 1880 годы в России было основано шестьдесят три новых братства. Многие из них возникли при участии благотворителей из Петербурга и Москвы, а восемь самых значительных получали даже государственные дотации. Их задачами могло быть противодействие посягательствам на права Церкви со стороны иноверцев и раскольников; строительство и украшение православных храмов; дела благотворительности; духовное просвещение; взаимная поддержка.
 
Закон позволял теперь официально оформлять как ранее появившиеся, так и новые братства. Правда, судя по статистике, юго-западные братства в большинстве своем официально регистрироваться не стали: через тридцать лет после принятия «Правил» на территории всей России насчитывалось всего сто пятьдесят девять официально зарегистрированных братств. Большая часть из них существовала при приходских храмах и монастырях, а некоторые имели статус епархиальных. К 1917 году число зарегистрированных братств достигло 700. Наиболее многочисленным было Тверское братство во имя св. арх. Михаила, насчитывавшее более десяти тысяч членов.
 
Таким образом, можно увидеть, что братства в середине ХIХ века возникали как ответ церкви на необходимость решения различных проблем церковной жизни. Они не нуждались в специальной законодательной поддержке и могли свободно существовать как при ее существовании, так и в ее отсутствие. Важно отметить, что в это время в России появилось немало братств, возникших «снизу», по инициативе активных мирян, дьяконов и священников. О наиболее интересных из них мы расскажем в следующих публикациях сайта Преображенского братства в рубрике «Опыт общинно-братской жизни».
 
Анастасия Наконечная, Информационная служба Преображенского братства
 
В работе использованы  материалы бакалаврской работы Марты Лукашевич «Пастырские поиски приходских священников в 1860-е годы».

http://www.psmb.ru/ 

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте