Культура

Editor

Христианская пресса: ее значение для служения евангельских церквей

13 января в России отмечается День российской печати. Именно в этот день в 1703 году в России по указу Петра I вышел в свет первый номер российской газеты «Ведомости». Предлагаем в этот день размышления доктора практической теологии, профессора одесского Христианского гуманитарно-экономического университета (ХГЭУ), ректора Гуманитарно-теологического института Петра Павлюка. 

С наступлением века цифровых технологий и изощренного мира индустрии развлечений, христиане все спрашивают: как это может повлиять на распространение Евангелия? Я думаю, что эти изменения помогут сделать большой шаг вперед в развитии христианских средств массовой информации. Мы должны научиться создавать христианские произведения на языке, понятном современной культуре. Сегодня мы должны осознать, что в борьбе за разум и сердца людей в современной культуре мы, евангельские христиане, должны выступать с позиций качества, раскрывающего смысловую ценность наших публикаций. Постсоветские протестантские СМИ уже прошли определенный путь, но по уровню качества они все еще на старте. Мы все еще в поиске путей, как сделать наши издания интересными для широкого круга читателя. Хотя российские православные СМИ и издательства хорошо раскрутились с помощью государства. Похоже, что в России место марксизма-ленинизма займет государственное православие. Но это уже другая тема.

В годы перестройки я работал внештатным корреспондентом районной газеты в одном из райцентров Украины. В штат меня не брали из-за вероисповедания. Когда в Киеве и Москве начали открываться христианские издательства, я немедленно предложил им свои услуги. Так я стал работать в двух киевских изданиях и на договорных началах в московском «Протестанте». За время работы в христианской периодике я, среди ее основных недостатков, увидел также такие проблемы как слабую работу с авторами и почти полное отсутствие внешкоров. Этим заниматься было просто некому. Такая ситуация была вызвана непониманием необходимости такого служения. Например, в середине 90-х годов, один главный пастор услышал, что на издание журнала ушло триста долларов. Он спросил: «А что, нельзя было более эффективно потратить эти деньги?» Зарабатывать на жизнь трудом только в христианских СМИ сложно. Многие христиане работают в других светских издательствах. Ряд зарубежные христианских проектов стремятся размещать христианские труд на правах рекламы в светские издания. Это очень дорого, но малоэффективно. Было бы гораздо продуктивнее, если бы каждая крупная церковь поддержала служение хотя бы одного журналиста-христианина, для публикаций аналитических или новостных материалов, освещающих деятельность ее общины или конфессии.

Есть люди, которые убеждены, что для евангелизации вполне достаточно одной Библии и нет необходимости в других печатных изданиях. Мы не стараемся уменьшить или подорвать авторитет Библии. Действительно, для спасения ее вполне достаточно. Но для эффективного благовестия – нет. Вот несколько мыслей, которые могут подчеркнуть важность печатного служения.

Каким образом христиане на Западе могли узнать о преследованиях и гонениях их братьев в странах коммунистического режима? Нашлись люди, кто смог записать все это. Точно таким же образом были задокументированы великие пробуждения, чудеса и несчастья, которые имеют отношения ко всем христианам на земле. По-существу, первые апостолы-авторы евангелий были и первыми христианскими журналистами. У церквей есть достаточно событий и фактов, которые можно и нужно освещать в своей печати. Для этого в идеале у каждой церкви должен быть специалист по связям с общественностью. На профессиональном уровне такой человек мог бы представлять церковь в обществе. Светские журналисты не мотивированы освещать религиозные новости или делать аналитические обзоры, если там нет конфронтации или скандала.

Для такого служения нужен свой церковный журналист или писатель. Эффект в обществе от его труда трудно переоценить. В некоторых быстрорастущих пятидесятнических или харизматических церквях уже существуют свои пресс центры и отделы по связям с общественностью. Влияние таких церквей существенно возрастает.

Долгожданная свобода многое изменила. Открыли двери многие высшие и средние учебные духовные заведения. Необходимое библейское, богословское и духовно-светское образование может получить каждый, кто этого желает. К примеру, специальности «журналист» или «специалист по связям с общественностью» можно получить в Христианском гуманитарно- экономическом университете. Но желающих учиться – немного.

На Украине дипломы религиозных учебных заведений государство не признает. Поэтому, к сожалению, их дипломированные выпускники пока остаются невостребованными в сферах, где есть нужда в такого рода специалистах с высшим образованием.

В XXI столетии появилась так называемая «новая религиозность», которая в каком-то смысле одерживает победу над традиционным христианством. И если мыслить масштабно, то можно допустить, что многие народы и цивилизации, в свое время столкнувшиеся с универсализмом и могуществом христианской религии и культуры, теперь мстят своим историческим конкурентам – если не прямой агрессией, то незаметным проникновением своих религиозных учений, ритуалов и идей. И если они побеждают, то именно эффективностью воздействия на людей. Сегодня не только западный, но и наш, отечественный предприниматель, пожелавший найти духовную поддержку и в том числе моральную и нравственную, часто обращается не к священнику и даже не к психологу, а к ближайшему «восточному учителю» (или парапсихологу, экстрасенсу, гадалке, и т.д.).

Удивительная ситуация: неудача так называемой христианской западной цивилизации, пожелавшей подчинить себе Восток, сопровождалась победным шествием «восточных духовных идей» на Запад. И культура, возросшая на христианстве, а затем – в эпоху секуляризации – на его «идейном» отрицании, сегодня покрывает свою потребность в «религиозной метафизике» за счет нехристианских культов… Также и советское государственное безбожие обернулось новой религиозностью. Восточные духовные школы и практики, языческие традиции (родные, экзотические африканские или «кастанедовские»), харизматические движения, синкретические культы, в силу своей партикулярности или, наоборот, универсальности, стали вполне совместимыми с современным прагматизмом – на уровне индивидуумов, нуждающихся в «духовной поддержке».

И, наконец, еще одна специфика современной религиозной ситуации связана с процессами глобализации. Мир стал взаимосвязанным, единым, и поэтому мировые религии столкнулись лицом к лицу. Обнаружилось, что есть религиозные культуры, которые до сих пор в значительной степени определяют общественное бытие целых народов. Это относится прежде всего к исламу, который претендует на то, чтобы быть не только основой особой «исламской цивилизации», но и занять доминирующее место во всем мире.

Сегодня становится очевидным, что секуляризация оказалась особенностью лишь христианского мира, она не затронула другие религиозные системы. В мировой политике религия оказалась играет важную роль, поскольку она как общественный институт связана с национальной культурой, мировоззрением, этикой людей. Модель универсального европейского безрелигиозного гуманизма как мировой общественно-политический проект оказалась несостоятельной. Всеобщим оказался только прагматизм, но он наталкивается на внутреннюю духовную жизнь людей, на традиционные способы социального общения, формируемый религией и традицией.

Итак, можно сделать вывод, что христианская религия бессмертна, потому что говорит человеку о самом важном: о Боге, о смерти, о вечной жизни, о смыслах и энергиях, которые – по ту сторону обыденности и прагматики временного существования. И можно предположить, что в нынешнем столетии мы увидим, если не возрождение религии, то, по крайней мере, дальнейшее усиление ее роли в обществе. Поэтому, для христианских СМИ настал «момент истины», предоставленный Творцом для раскрытия внутреннего потенциала христианства. XXI век даст христианам полную, абсолютную свободу.

Наступление эпохи христианского господства и теократии не произойдет. Но религиозная свобода даст христианству, вместе с другими религиозными культурами, возможность показать, что оно остается эффективным и приемлемым – и не только в духовном плане, но и в социальном, политическом и даже хозяйственном плане. Как сказал апостол, бывает болезнь к смерти, но бывает болезнь и к славе Божией (Ин. 11:4). Особенную же роль в процессе духовного возрождения нашего общества на основе христианских ценностей призваны сыграть христианские СМИ. Вступив в новое тысячелетие, мы оказались в окружении быстрорастущих христианских медиа: Интернета, печатных средств массовой информации, радио, телевидения. Все это отличные инструменты для распространения Евангелия.

Поэтому сегодня эффективные христианские церкви различных конфессий ищут и находят пути активного использования средств массовой информации для благовестия. Например, в России Ассоциацией «Союз христиан» создан даже свой медиахолдинг. Если верить статистике, то из всех постсоветских стран Украина наиболее религиозна. Более половины ее населения верит в Бога. Однако, необходимо уточнить, что под христианством подразумеваются сугубо личные отношения человека с живым Богом. Это неописуемая свобода для возрастания во Христе Спасителе и, почти неограниченные возможности проповеди Евангелия.


Петр Павлюк

 

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте