Политика

Editor

Христианские аспекты десоветизации

Целью данного текста является обозначение проблемных вопросов, связанных по большей части с современным беларуским христианством, как с объектом десоветизации. В основном, мой доклад касается протестантских деноменаций: баптистов, пятидесятников и харизматов, в большей степени харизматов. Это объясняется моим самоопределением как протестанта и опытом работы в протестантской среде.

Анализируя аспекты советизации христианства или проникновения советского в христианство довольно сложно отделить саму советизацию или результат советизации от секуляризации и дехристианизации, что является одной из основных проблем. Но для меня важно все-таки обозначить те сферы, в которых видны следы советскости, где необходима десоветизация.

Церковь, как учрежденный Богом институт уже существует на этой земле почти 2000 лет. Много всякого произошло за это время. Были и темные страницы истории, были и светлые. Можно гнать христиан, издеваться и убивать их, можно запрещать им вместе собираться и проводить богослужения, можно лишать их имущества, но нельзя уничтожить Церковь — никакому режиму или человеку еще это не удалось сделать.

Начиная с 1917 года, советская власть целенаправленно работала на уничтожение Церкви, как основу существования христианства. Началось это с вытеснения Церкви с идеологического поля, последующего отобрания имущества и гонений на верующих. В таких условиях, христианство для сохранения себя как религии вынужденно было уходить в подполье и катакомбное существование. С одной стороны следствием такой необходимости являлась слабая социализация христиан, с другой — христиане не могли себя полностью изолировать от мира и происходящих в нем процессов, что в последующем и влияло на их советизацию.

Следующие тезисы являются заведомо неполными и дискуссионными. Ниже я перечислю области, в которых, на мой взгляд, имеются следы советскости. Почти все, о чем я буду говорить далее, было в моей пасторской практике.

Личность

. Христианам помогала вера в Бога и гонения сохранить неразрушенной личность. Но чувство долга, чести и собственного достоинства касались больше «неотступничества» от веры. В итоге, считалось за честь пострадать за имя Христа ― это было долгом, и только так христианин сохранял собственное достоинство. Но, наряду с тем, в ситуациях не связанных со страданием за Христа, проявления долга, защиты чести зачастую относятся ко греху и были интерпретированы (интерпретируются) как гордость, самонадеянность и пр.

Семья

: Установка идеологов коммунизма на воспитание детей обществом сделала свое дело. Многие современные христиане до сих пор полагают, что воспитанием их детей должна заниматься воскресная школа, т.е. община (сообщество).

Деньги и частная собственность

. Коллективизация и отобрание частной собственности, приводят к культивации зависти по отношению к любому успеху. Это характерно всему советскому обществу.

Государство и власть

. Жизнь человека была полностью поставлена в зависимость от государства. «Всякая душа да будет покорна высшим властям ибо нет власти не от Бога». Осознание греховности советской власти и государства приводят к пониманию их греховности как институтов. Отсюда также вытекает следующий тезис.

Общественно-политическая жизнь

. Человек практически полностью отстранялся от принятия решений в общественно-политической жизни, христиане ко всему еще были и изгоями советского «общества». В итоге: христианин не может и не должен участвовать в общественно-политической жизни, не Божье это дело.

Образование и культура

. Культура и образование работали на советскую идеологию, христиане в большинстве своем не могли получать образование. Очень часто сами христиане не пускали своих детей в школу. Эти установки до сих пор имеют место в христианской среде, когда христиане полагают, что образование не нужно, оно мало что дает и ни на что не влияет.

Отдельным разделом считаю нужным выделить харизматическое движение и проанализировать его на предмет советскости, поскольку, именно благодаря этому движению мы были свидетелями начала христианского пробуждения с постперестроечного времени, к сожалению, остановившегося в середине-конце девяностых прошлого столетия. Кроме этого, следует отметить, что если пятидесятники и баптисты жили в совке и боролись с ним кто как мог, то харизматическое движение в большинстве своем состоит именно из советских людей, пусть даже и молодых, но которые, возможно, даже и не осознают, что являются продуктом советской эпохи.

Харизматическое движение и его десоветизация.

Харизматическое движение возникло с падением «железного занавеса», когда появилась возможность въезда на территорию СССР зарубежных миссионеров, и приобрело широкий размах. С одной стороны оно привнесло обновление в протестантские церкви (в большинстве пятидесятнические и баптистские), находящиеся под серьезным государственным гнетом 70 лет; с другой стороны, появилось большое количество оснований для раздоров и расколов внутри этих общин.

Само учение харизматическое привносит в христианство много нового и полезного, но надо понимать, что носителями этого учения были в первую очередь люди, которые никогда не имели дела с «совком» и не подвергались советизации. Принципиальное отличие советского человека от западного в том, что государство советское берет гиперопеку над человеком, выступает в роли даятеля всевозможных благ, навязывая «наилучший» образ жизни, решая за человека, что для него будет хорошо, что плохо. Т.е. идет диктат сверху без особого права выбора для человека, не говоря уже про возможность для человека советского добиться чего-либо от государства посредством демократических институтов, коих не было. Такие отношения имеют односторонний характер и исходят от государства. Тогда как в западном государстве отношения между человеком и государством являются взаимными. Где, с одной стороны, государство рамочно дает свободу, позволяя человеку самому делать выбор и нести ответственность за последствия этого выбора, с другой стороны — человек вступает во взаимоотношения с государством посредством демократических механизмов, таким образом, имея возможность расширять рамки своей свободы, либо понуждать государство к определенным действиям (бездействию). Поэтому, когда западный миссионер, приезжая в бывший Союз проповедует о процветании, он говорит не о пассивной позиции ожидающего христианина, которому Бог все даст, что он захочет, но об активной позиции, в которой человек начинает действовать «вера без дел мертва» и Бог благословляет эту активность. Дело в том, что основная масса харизматов постперестроечного периода — это люди, пришедшие к Богу в результате появившейся возможности проповеди Евангелия, но это все те же советские люди, которые не освободившись от советского наследия, буквально понимают учение о процветании таким образом, что Бог действительно сделает тебя богатым и преуспевающим без каких-либо усилий с твоей стороны. Т.е. вместо государства, которое обеспечивало советского человека, появляется Бог, который восполняет все нужды. В результате, отпадает надобность работать и заботиться — «коммунизм в действии», да простят меня все радикальные харизматы.

Советская уравниловка приводит человека к зависти, зависти как реакции на успех, благополучие твоего соседа, знакомого и пр. С появлением учения о процветании, практически любой верующий имеет возможность избавиться от нищеты и недостатка, вот только на практике не получается так красиво. За каждым успехом стоит пахота, которая и отделяет пассивного христианина, ожидающего чуда и процветания с небес от христианина, который делает то, что от него зависит. В результате, появляется имущественное неравенство, приводящее к зависти. Только зависть эта становится более изощренной в своей форме и основаниях. Если при «совке» все объяснялось довольно просто: все равны; от каждого по способности, каждому по потребности. То в христианских кругах все не так просто, поскольку человек вплетает в основание своего успеха или неуспеха духовные составляющие. К примеру: «Мы одинаково молимся об успехе, но почему же тогда нет этого успеха, как у моего ближнего? Значит Бог не так благословляет меня как его? Я ведь верой и правдой служу Богу, который должен восполнить всякую мою нужду и привести меня к процветанию». Такого рода рассуждения и отсутствие рефлексии собственных действий пассивного христианина и приводят только к еще большей культивации зависти.

Следующая вещь, о которой следует сказать — это о власти верующего, как об одном из учений харизматического движения. Если в советское время человек не имел абсолютно никакой власти и был отстранен от политических процессов и принятия решений, то с приходом этого учения абсолютно любой христианин имеет такую власть, которая превыше любой светской власти. Но, несмотря на библейские основания части этого учения, на деле у таких христиан не выходит так красиво как говорится. А результатом такой «харизматии» является открывание дверей в исполкомах ногами многими верующими и наведение проклятий на представителей власти, в буквальном смысле слова.

Подводя итог всему вышесказанному, хотелось бы отметить, что отсутствие рефлексии собственных действий на сегодняшний день является основной проблемой современного беларуского христианства:

Отправной точкой выхода из состояния, в котором находится наше христианство является покаяние, греч. метанойя — поворот ума, изменение образа мыслей. Многие христиане даже не пытаются рассматривать ум или разум, как основную составляющую их деятельности, основываясь только на своем духовном ощущении, что является основным заблуждением и источником многих проблем в первую очередь харизматических церквей.

Решением проблем в рамках работы по десоветизации могут быть программные вещи: запуск долгосрочных процессов образования христиан с включением в общественно-политическую деятельность; профессионализация христиан, начиная от теологической подготовки священников до приведения профессии к призванию каждого христианина; создание профессиональных гильдий (ассоциаций) христиан на межцерковно-конфессиональном уровне.

Денис Гиль








Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте