Жизнь веры

Editor

Концепция "разумного замысла" как версия телеологического доказательства бытия Бога

 Концепция «разумного замысла» (intelligent design, далее ID) представляет собой один из самых респектабельных креационистских проектов. Она заявляет о себе как об особой исследовательской программе, которая, следуя принципам строгой научности, призвана обосновать участие разумных агентов в создании сложных природных систем, и прежде всего — живых организмов. Исследования в рамках ID-подхода опираются лишь на проверяемые и воспроизводимые данные вне привязки к какой-либо определённой религиозной конфессии; соответственно, Св. Писание не рассматривается как базовый источник естественнонаучной информации. Действительно, сторонников ID трудно уличить в той небрежности в обращении с научными фактами, столь обычной для других креационистов.

 

Но достижима ли та цель, которую ставит перед собой ID? Возможно ли, находясь лишь в рамках науки (под которой здесь и далее понимается европейское естествознание Нового времени), доказать или же опровергнуть разумность замысла, проявляющегося в совершенной организации многих природных объектов? На мой взгляд, сделать это принципиально невозможно: наука просто не располагает средствами для того, чтобы отличить изделие, появившееся разумным путем, от предмета, возникшего в результате естественных процессов. Единственный путь, позволяющий научно доказать наличие ID, состоит в доказательстве сознательного участия человека в создании объекта.

 

Я не утверждаю, что в природных системах нет проявлений разумного замысла; в настоящей работе я хочу лишь показать, что их выявление не входит в компетенцию естествознания. Тем самым мне хотелось бы провести демаркационную линию между наукой и религией в одной из тех областей, где отношения между ними остаются болезненными.

 

Ниже я попытаюсь продемонстрировать, что претензии концепции ID на роль естественнонаучной исследовательской программы не имеют оснований. Эта концепция лежит в сфере метафизики, а не науки (то есть содержит ряд онтологических допущений, не разделяемых европейским естествознанием), а её структура воспроизводит телеологическое доказательство бытия Бога вместе со смысловыми подменами, сопряжёнными с ним. Чтобы обосновать нашу точку зрения, мы рассмотрим эпистемологические и онтологические предпосылки ID-подхода, опираясь главным образом на тексты Вильяма Дембски, одного из самых авторитетных его представителей. При этом нас будут интересовать не те выводы, к которым приходят сторонники ID, а те вопросы, которые они ставят, точнее — сами условия их постановки.

 

В. Дембски (Dembski, 2001) так формулирует главный вопрос, на который стремится ответить концепция ID: «Are there natural systems that are in principle incapable of being explained in terms of natural causes and do such systems exhibit features that in any other circumstance we would attribute to intelligence?». По сути, тут ставится два вопроса:

 

(I). Есть ли такие природные системы, появление которых принципиально не может быть объяснено на основе естественных причин?

 

(II). Имеются ли у таких систем какие-либо особенности, которые при любых других обстоятельствах мы могли бы отнести к проявлениям разума (intelligence)?

 

Мы видим, что концепция ID стремится выработать объективные критерии для распознавания разумного замысла в организации природных систем; при этом она не претендует на суждение об авторе этого замысла. Сама постановка этих основных вопросов подразумевает, что:

 

(1). Природные (natural) системы могут возникнуть в результате действия не только естественных (natural), но и каких-то иных причин.

 

(2) Разум (intelligence) не рассматривается в числе естественных причин (natural causes). Заметим, что понятие «intelligence» принимается как базовое для концепции ID, т.е. не нуждающееся в специальном определении (Dembski, 2001).

 

(3). Допускается возможность выявить универсальные (для «любых других обстоятельств») признаки, по которым можно распознавать проявления разума.

 

На мой взгляд, эти предпосылки, подразумеваемые при постановке вопросов об ID, ведут к трудностям, неразрешимым средствами одного лишь естествознания. Рассмотрим их по порядку.

 

(1) Заподозрить, что появление природного объекта необъяснимо на основе естественных причин, можно в двух случаях:

 

(1-1) Существование объекта противоречит фундаментальным законам природы (например, закону сохранения энергии). Такие случаи называются чудесами; в концепции ID они не рассматриваются.

 

(1-2) Существование объекта не противоречит законам природы, но способ его появления остаётся неизвестным. Концепция IDимеет дело именно с такими случаями. Так, её сторонники часто ссылаются на примеры нередуцируемой сложности природных объектов (irreducibly complexity), собранные М. Бихи (M. Behe, цит. по: Виолован, 2004). Их примерами могут служить система белков, регулирующих свёртываемость крови, или роторный механизм жгутика у бактерий. По мнению М. Бихи, эти объект могли возникнуть лишь сразу целиком, во всей своей сложности, не проходя через более простые промежуточные стадии.

 

Я не буду обсуждать, действительно ли сложность этих и подобных ей систем нередуцируемая: предположим, что так оно и есть. Вопрос в другом: по каким критериям можно определить, что причины, которые привели к возникновению таких систем, принципиально не могут быть отнесены к числу естественных?

 

Обычно под «естественным» понимается всё то, что возникло без сознательного вмешательства человека; результаты же разумных (intelligent) действий не относятся к числу естественных par definition. «Разумность», однако, в данном случае не может служить критерием «не-естественности», поскольку участие разума в создании природных объектов ещё только предстоит доказать. Других же содержательных критериев, позволяющих отличить естественное от не-естественного, просто нет. Следовательно, для объектов, доступных для научного исследования и не изготовленных человеком, нет никаких ограничений на естественность; другое дело, что естественные причины появления объектов могут быть неизвестны.

 

Таким образом, сторонники ID смешивают неизвестность естественных причин в настоящий момент и «принципиальную необъяснимость» на их основе. Очевидно, что система свёртывания крови и жгутик у бактерии — это системы естественные: человеческий разум к их появлению явно непричастен. И даже если мы не знаем, как именно и по каким причинам они появились, сам факт нашего незнания ещё не доказывает, что эти причины не были естественными.

 

(2). Оппозиция разума (intelligence) и естественных причин фундаментальна для концепции ID. Значит, находясь в её рамках, невозможно допустить, что разум человека возник лишь по естественным причинам, и тем самым признать их «разумность». Следовательно, ID изначально подразумевает, что разум человека возник в результате действия разумных причин. Отсюда вытекает два следствия:

 

(2-1) Научные гипотезы о естественном происхождении человеческого разума отвергается концепцией ID априорно, а не на основании опытных данных.

 

(2-2) Помимо человека, существует другой разумный агент, который и создал человеческий разум. Тем самым концепция ID содержит онтологическое допущение, лежащее вне компетенции науки (поскольку не может быть проверено научными методами). При этом, однако, ID-подход действительно остаётся вне рамок конфессиональной теологии: он не уточняет, кто или что есть этот разумный агент.

 

(3) Поиск критериев, позволяющих отличить природные объекты от артефактов, сделанных по разумному плану, представляет собой осмысленную научную задачу, имеющую много практических применений (отделение сигнала от шума, распознавание следов преступления, поиск внеземных цивилизаций и т.д.). Достижения в этой области и берутся за основу при разработке способов распознавания разумного замысла в природных системах. Подобные критерии «разумности», однако, выявляются только в применении к тем или иным ситуациям, и их универсальность (применимость к любым ситуациям) никак не обосновывается.

 

Рассмотрим один из самых известных примеров такого подхода — так называемый «Explanatory Filter», предложенный В. Дембски (Dembski, 1996). Данный «фильтр» представляет собой схему из трёх последовательных испытаний, призванных отделить те предметы, которые созданы по разумному плану, от всех остальных. Испытания эти следующие:

 

1. Проверка возможности появления предмета в результате действия законов природы.

 

2. Проверка возможности появления предмета в результате случайного стечения обстоятельств.

 

3. Проверка наличия у предмета «specific design», то есть целесообразной организации.

 

Если 1 и 2 испытания дают отрицательные ответы, а 3 — ответ положительный, то, согласно В. Дембски, тестируемый объект создан по разумному плану. Обратное неверно: «фильтр» отсеивает не только естественные, но и ряд заведомо искусственных предметов. Корректность самих тестов, предлагаемых В. Дембски, отнюдь не бесспорна (см., напр., Перах 2001), но мы не будем касаться их содержательной стороны. Рассмотрим лишь эпистемологические предпосылки такого «фильтра».

 

Как полагают В. Дембски и его сторонники, прохождение сквозь «фильтр» живых существ, наряду со сложными изделиями, воплощающими замысел инженера, служит доказательством того, что биологические системы также построены по разумному замыслу. Насколько это доказательство корректно? Действительно, «фильтр» напоминает нам о том, что наука не может указать естественных причин, которые обусловили возникновение жизни. Но, как уже говорилось выше, из незнания этих причин ещё не следует вывод о том, что жизнь несёт в себе ID.

 

Прежде всего заметим, что науке известен только один пример разумного агента, чьи замыслы могут быть воплощены в разнообразных предметах; этот агент — человек. Про разум Бога наука ничего не знает: у неё нет средств для того, чтобы о нём судить. Отсюда следует, что само различение между предметами, возникшими по естественным причинам и произведёнными по разумному замыслу, имеет научный смысл только в соотнесённости с человеком, с горизонтом его возможного опыта. Все примеры ситуаций, в которых встаёт задача отличить природные объекты от артефактов (сигнал/шум, следы преступления, внеземные цивилизации и т.д.), находятся именно в человеческом горизонте. Так, чтобы разобрать стёршуюся надпись (отличить сигнал от шума), надо как минимум знать, что такое язык и текст как таковые. Приступая же к поиску инопланетян, мы подразумеваем, что они в чем-то подобны нам — в противном случае мы просто не распознаем разумные живые существа в обнаруженных нами объектах.

 

Ясно, однако, что появление жизни состоялось вне человеческого горизонта, и наш разум непричастен к нему. Такое событие находится за пределами нашего возможного опыта (несмотря на все усилия, искусственные живые существа пока не созданы), поэтому гипотеза о IDкак причине появления жизни не может быть проверена научными методами без предъявления соответствующего разумного агента. Это обстоятельство и не учитывает В. Дембски: он рассматривает свой «фильтр», который может корректно применяться лишь для ситуаций в горизонте возможного опыта человека, как универсальный критерий ID. Основанием для такой универсализации служит, по всей видимости, представление о разуме (intelligence) как фундаментальном целеполагающем начале, не сводящемся к разуму человека. Это представление, будучи непроверяемым, лежит вне компетенции науки и, очевидно, есть предмет веры. Таким образом, «фильтр Дембски» (как и всю концепцию ID) следует рассматривать не как научное доказательство наличия ID, а как манифестацию веры в разумный замысел.

 

На примере «фильтра» Дембски наглядно видно, что концепция IDв точности воспроизводит такую старую интеллектуальную коллизию, как телеологическое доказательство бытия Бога: из совокупности фактов, свидетельствующих о целесообразной организации природных объектов делается заключение о существовании универсального целеполагающего начала. Как показал И. Кант (1964), это доказательство некорректно, поскольку никакие эмпирические данные (в том числе и данные о целесообразности) не могут служить основанием для какой бы то ни было универсальной идеи. Мы видим, что в ID-подходе совершается подобная универсализация: характеристики изделий, созданных человеческим разумом, распространяются на всё мироздание, полагая разум вселенским целеполагающим агентом. При этом сторонники ID не идут дальше телеологического доказательства и не наделяют этого агента другими атрибутами Бога.

 

Итак, в концепции ID представления о разумном замысле и о самом разуме (intelligence) как причине появления природных объектов выступает не как проверяемая и фальсифицируемая научная гипотеза, а как изначально принятая метафизическая предпосылка. Попытки обнаружить проявления ID выглядят убедительно лишь постольку, поскольку допускается (т.е принимается на веру) возможность существования иного разума, нежели разум человека. Тем самым ответ на вопрос об ID содержится в самом вопросе. Такова любая натурфилософской концепции; именно к их числу следует отнести ID-подход.

 

К концепции ID — как и к телеологическому доказательству бытия Бога — можно отнестись как к занимательному интеллектуальному упражнению, на примере которого можно оттачивать приёмы научной и богословской аргументации. Но, как и телеологическое доказательство, эта концепция не представляет особого интереса ни для естествознания, ни для религии. «Объяснение» целесообразной организации клетки или организма через отсыл к разумному замыслу равнозначно отсутствию объяснения, поскольку оно ничего не добавляет к научному знанию о данной биологической системе. Конечно, изучение совершенства живых существ может укреплять веру в их трансцендентного Творца, но такая вера вовсе не заменяет и не исключает научного знания о них и о тех природных процессах, которые обусловили их появление. Выражение же веры в разумный замысел в виде якобы научного доказательства его наличия — это самообман, в который невольно впадают сторонники концепции ID. Вера в этом не нуждается: её исповедание должно быть интеллектуально честным делом.

 

Я искренне признателен Антону Морковину за обсуждение рукописи и важные критические замечания, а также Константину Виоловану, стороннику концепции ID, в дискуссиях с которым были сформулированы основные идеи настоящей работы.

 

Алексей Оскольский

 

Оскольский А.А., 2009. Концепция «разумного замысла» (intelligent design) как версия телеологического доказательства бытия Бога // Храм Духа в храме науки. Материалы юбилейной конференции, посв. 170-летию университетского храма святых апостолов Петра и Павла. Ред. прот. Кирилл Копейкин. СПб: Изд-во С.-Петерб. ун-та. С. 219-225.

Литература

[1] Виолован К. 2004. Слепая случайность или … слепая случайность?

[2] Кант И. 1964. Критика чистого разума // И. Кант. Сочинения в шести томах. Т.3. М., «Мысль». 799 с.

[3] Перах М. 2001. Разумный замысел или слепая случайность? // Континент. № 107.

[4] Dembski W.A., 1996. The Explanatory Filter: A three-part filter for understanding how to separate and identify cause from intelligent design

[5] Dembski W.A., 2001. Is Intelligent Design a Form of Natural Theology?

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте