Политика

Editor

«Либеральный диктатор» Николя Саркози

Если жизнь во Франции беспокоит и расстраивает кого-то, то они должны чувствовать себя свободными покинуть страну. Николя Саркози, Из выступления накануне президентских выборов во Франции на митинге Союза за народное движение, 22 апреля 2007.

На белом коне едет по Елисейским полям президент Франции, Николя Саркози. Наследник венгерского набоба, новое лицо «новой» Франции. Уверенный взгляд, походка будущего «либерального диктатора». Le Figaro ликует, Liberation льет слезы, Руаяль фальшиво улыбается, пригороды французских крупных городов вспыхивают огнями. По Евроньюс утром кадры: молодого француза европейской внешности ведут по району Старого порта (Марсель), его руки скованы наручниками, в фалды рукавов пытаются вцепиться немецкие овчарки, вокруг - одетые в спецодежду полицейские (их форма напоминает киберпанковскую фантазию – безликие черные шлемы, костюмы в духе полиции Марса из фильма «Вспомнить все»). «С Саркози мы придем к фашизму», кричат арабы, африканцы и анархистски настроенная молодежь. «С Саркази мы придем к порядку», отвечают им коренные французы – эмигранты первой волны, евреи и буржуа.

Французы выбрали либеральную экономику, национальную политику плюс новые претензии в масштабе Европы и мира. Французы выбрали амбициозность. Руаяль была слаба, это видели все, кто следил за гонкой. Саркози харизматичен, эгоистичен и уверен в себе. Он – победитель забега. Бедняжка Руаяль, она выглядела ужасно со своей искусственной улыбкой. Саркози слишком жаден до политики, он не отдаст ее, станет новым символом Франции, таким же, каким совсем недавно был Жак Ширак, полномочия которого закончатся 16 мая. Саркози может стать новым Наполеоном, если, конечно, не допустит ошибки. И первое, что должен сделать новый, на этот раз либеральный, диктатор Франции - это усмирить улицы. Но это еще впереди, пока – радость победы.

Сын венгра и еврейки

Николя Саркози, урожденный Николя Поль Стефан Саркози де Наги-Бокса, родился 28 января 1955 года в Париже, Франция. Его отец, Паль Саркози де Наги-Бокса, родом из мелкопоместных венгерских дворян, родовым гнездом которых был замок Аллатиан, находящийся в 92 километрах восточнее Будапешта. Отец и дед Паля Саркози имели выборные должности в расположенном рядом городе Сольнок, так что Саркози можно назвать потомственным политиком и, судя по тому, что семья Саркози эмигрировала из Венгрии в Германию после того, как Советская армия начала вытеснять фашистские и коллаборационистские войска, Николя Саркози можно назвать потомственным правым. Правда, семья Паля Саркози вернулась на земли Аттилы в 1945 году после падения Третьего Рейха, но им уже ничего не принадлежало в «социализированной» Венгрии, готовой к выпуску зеленого горошка для всей необъятной Советской страны. Отец Паля вскоре умирает и его мать, опасаясь, что их признают классовыми врагами, уговаривает сына эмигрировать во Францию. Сама она должна присоединиться к нему позже. Посредством эмиграции Паль не только избегает возможной ссылки, но и уклоняется от воинского призыва в Народную Армию Венгрии. Сам процесс эмиграции характерен для того смутного времени. Мать Паля Саркози сообщает властям, что ее сын тонет в озере Балатон, в то время как ее сын уезжает в Баден-Баден, где находится штаб французской армии, дислоцированной в освобождено-окупированной Германии. Там он вступает во французский иностранный легион, подписывает контракт на пять лет, однако в тренировочном лагере, находящемся во французском Алжире, его признают негодным [1]. Вместо того, чтобы отправиться на пять лет в Индокитай, Саркози комиссуется и возвращается к гражданской жизни. Старый порт Марселя встречает его, загоревшего и улыбающегося, в 1948 году. Начинается новая жизнь. Правда, французское гражданство Паль Саркози так и не получил, оставаясь до 1970-го года без какого-либо гражданского статуса и, как бы, являясь легально-нелегальным эмигрантом.

Переехав из Марселя в Париж, Саркози, использовав свой аристократический статус, оказывается в рекламной индустрии. В 1949 году, он знакомится с Андрее Малла, дочерью Бенедикта Малла [2]. Следует отметить, что Бенедикт Малла, сефарадийский еврей из Тесалоники (Греция), так же является эмигрантом. Его родители бегут из Салоники во Францию в 1904 году, спасаясь от Оттоманской экспансии. В эмиграции Бенедикт Малла изучает медицину, получает степень доктора, женится на Аделе Бувер, принимает католичество, прячется на ферме во время второй мировой и достигает высокого признания в буржуазной среде 17-го округа Парижа. Как говорилось ранее, именно на его дочери и женится Паль Саркози. У них рождается три сына: Гийом (ныне антрепренер в текстильной промышленности, родился в 1951 г.), Николя и Франсуа (ныне менеджер в компании, занимающейся консультированием по вопросам здравоохранения). В 1959 году Паль Саркози оставляет семью.

Мы не зря делаем акцент на происхождении Николя Саркози. Как видно, история его отца выгодно вплетается в общую картину «либерального диктатора». С одной стороны, «правое» прошлое (голоса сторонников Ле Пена у него в кармане, так как предки Саркози были националистически настроенными, а то, что они венгры, так это не страшно – истинно французское всегда имеет пикантную примесь) плюс «социалистическая» трагедия (как вы можете верить социалистам, имея перед глазами пример Советского Союза?). С другой стороны, статус эмигранта. Отец Саркози получил гражданство только в 1970-м году, поэтому Николя может сказать, что он знает, каково жить в семье, гражданский статус одного из членов которой не определен. Разница, конечно, есть, Паль Саркози был пронырливым аристократом, в то время как большинство алжирцев, ивуарийцев, камерунцев, вьетнамцев, etc никак нельзя назвать таковыми. У них нет статуса, нет капитала. Кроме того, в своих интервью Саркози часто негативно высказывается о свом отце, бросившем семью, подчеркивая авантюрный характер эмигрантов. И, тем не менее, волшебная машина политики, производящая иллюзии и обещания, легко покрывала и покрывает Саркози тем, что демонстрирует нам наиболее выгодную сторону того или иного факта. Да, Николя идеальный кандидат, так как он может предстать в самом желанном облике перед своими избирателями. Он может быть сыном эмигранта, может быть ребенком, выросшим в неполноценной семье, может быть буржуа, может быть французским евреем, он может быть правым, может выступать за либеральную экономику (опыт братьев подталкивает его к этому), может быть борцом за «новую Францию». Но Николя не может быть социалистом, не может быть знаком с бедными пригородами, с рабочими кварталам. Это находится по другую сторону реальности. Возможно, это будет вычеркнуто из истории «новой Франции».

Оливер Твист парижской буржуазии

Итак, 28 января 1955 года на свет появился Николя Саркози. Паль Саркози, покинув семью, оказывал ей финансовую поддержку, что, вкупе с положением Бенедикта Малле, позволяло им продолжать жить в 17-м округе. Позже они переезжают на Нойи-сюр-Сен. В детстве на Саркози наибольшее влияние оказывают дед и мать, формируя его первичные «идеалы». С одной стороны, этими идеалами стала приверженность республиканизму генерала Де Голля, второго, после Бонапарта, военного, сыгравшего значительную роль в истории республиканской Франции. С другой, католическое вероисповедание. Саркози открыто признает себя католиком и в одном интервью называет Иона Павла II одним из тех, кто в наибольшей степени повлиял на него. Саркози часто подчеркивает, что испытывал дискомфорт от того факта, что его отец бросил семью, когда ему было четыре года. В духе «тяжелого детства», он описывает, как недостаточно богато проходила его жизнь в 17-м округе, как он страдал комплексом собственного роста, как тяжело ему приходилось со сверстниками, считавшими в своем буржуазном задоре семью Николя неполноценной. Можно сказать, что Николя Саркози был «Оливером Твистом» богатой парижской буржуазии.

Годы учебы не были значимым периодом в жизни будущего президента. Николя Саркози получил католическое образование, окончив курсы Сен-Лу де Монсо, частную католическую школу в 17-м округе, не проявив никаких способностей и показав себя заурядным учеником. Так же у него есть диплом бакалавра в области права, который он получил в Нантенском Университете. Кроме того, Саркози поступал в Institut d'Etudes Politiques de Paris, но завалил экзамены по английскому. В рамках права, Саркози специализировался и специализируется на деловом праве, а так же на вопросах семейного права, что позволило ему удачно развестись с первой женой, а так же организовать постоянную выплату алиментов отцом.

Эпоха Саркози

Саркози и те, кто идет за ним, приходит на смену политикам, которые были вскормлены 68-м годом. Это уже не политики социалистического и интеллектуального толка (им довелось добиться власти в 1984-м), это новое поколение, готовое сменить ришаровский период отката в романтический консерватизм. Это политики от яппи. За Саркози французская молодежь, которая хочет дорогих автомобилей, красивой внешности и собственного дела. За Саркози – влюбленные не в свободу, а в частную собственность. За Саркози новая аристократия, которая цинично смотрит на темнокожее население парижских трущоб. Его сторонники говорят: «Социальные дотации для ленивых, мы сами в праве достичь того, чего мы хотим. Социалисты исчерпали себя, заполнив кварталы тунеядцами, живущими за счет пособий и занимающихся грабежом, когда этих пособий не хватает. Все, хватит. Наступает время новой Франции! Франции, которую поведет к победе Саркози». Эпоха Саркози станет расцветом культуры яппи, ренессансом буржуазии. Сама политическая жизнь нового президента словно иллюстрация для тех, кто стремится и добивается. Прошло время социальной меланхолии, воспетой Уэльбеком. Настало время желаний и побед. В 22 года Саркози начал заниматься политикой, и сейчас те, кому 22 года, смотрят на него и жадно ждут, что он даст им, молодым, возможность ощутить пьянящий экстаз экономических и политических побед и достижений. Социализм в стиле Руаяль для тунеядцев и слабаков; либерализм в духе Саркози для реалистов, которые не требуют невозможного, но достигают реального. Такова логика тех, кто выбрал нового президента.

Самый молодой мэр

В 22 года Николя Саркози становится представителем в муниципальном совете департамента Hauts-de-Seine от Нойи-сюр-Сен. Являясь членом «неоголлистской» партии Объединение за Республику (Rassemblement pour la République или RPR), он становится мэром Нойи-сюр-Сен, сменяя на этом посту почившего Ахиллия Перетти. Следует отметить, что мать Саркози была секретарем Перетти, а тогдашний лидер RPR – Шарль Паскаль - после смерти Перетти сам претендовал на должность мэра и попросил Саркози подготовить для него предвыборную компанию. Николя же, воспользовавшись болезнью Паскаля, провел удачную предвыборную компанию, получив поддержку и пост мэра, который он занимал с 1983 по 2002. Таким образом, он попал в историю современной Франции, как самый молодой мэр города, численность которого превышает 50 000 человек.

Депутатский мандат

В 1988 году Саркози становится депутатом Национальной Ассамблеи и, как кажется, его карьера на некоторое время замирает. Однако в 1993 году он получает шанс, ведя переговоры с террористом, захватившим заложников в одном из детских садов его родного Нойи. Террорист был убит спустя два дня после начала переговоров, а Саркози попадает на полосы газет, что делает первую заявку на пост министра внутренних дел. Пожалуй, 1993 год можно назвать переломным в его политической карьере. В этом же году он становится Министром Бюджета при правительстве Премьер-министра Эдуарда Балладюра (Саркози пробыл на этом посту до 1995 года). Опьяненный успехом, Саркози допускает политическую ошибку, которая могла бы стать роковой. Являясь протеже Жака Ширака, он, тем не менее, поддерживает на президентских выборах 1995 года Балладюра. Ставка на амбициозного «турка» оказалась неудачной. После победы, Ширак отстраняет Саркози от власти, однако настойчивый Николя возвращается в большую политику в 1997. В этом году парламентские выборы показывают, что его можно назвать человеком номер два в партии Нео-Голлистов. После того, как в 1999 году лидер партии Филипп Сегуин уходит в отставку, Саркози занимает его место. Однако на выборах в Европейский парламент партия под руководством Саркози набирает лишь 12 процентов, в результате чего тот теряет лидерство. Карьера Саркази опять идет на спад, но Николя готовится к последнему решающему прыжку.

Портфель министра

В 2002 году, после переизбрания на новый президентский срок, Жак Ширак прощает Саркози его «предательство» и назначает того министром внутренних дел при правительстве Жан-Пьера Раффарена. 31 марта 2004 года, в результате перетасовки кабинета министров, Саркози становится министром финансов. Тогда же он становится лидером Союза за народное движение, после ухода Алена Жюпена, и начинает подготовку к президентским выборам 2007-го года, залучаясь поддержкой правосторонних политиков. В феврале 2005 года он получает кавалера ордена почетного легиона, тем сам обзаведясь всеми регалиями, необходимыми для кандидата от правых сил. 13 марта 2005 года проходит его переизбрание в Национальную ассамблею, а 31 мая того же года он вновь назначается министром внутренних дел при правительстве Доминика де Вильпена. Именно на этой должности Саркози окончательно формирует свой политический гештальт и сокрушает своего, пожалуй, главного оппонента на предстоящих выборах - Доминика де Вильпена, так и не решившегося выставить свою кандидатуру.

Контуры политики

Политику Саркози многие определяют то как американский консерватизм, то как ультралиберализм. Он выступает за усиление репрессивного арсенала, изменение налоговой системы в пользу поощрения трудовой деятельности и снижения социальных дотаций, таких как, к примеру, пособие по безработице. Во внешней политике он придерживается проамериканистской модели, направленной на укрепление отношений с США, а так же модели возвращения Франции ее статуса «жандарма Средиземного моря». Безусловно, амбициозность Саркози будет проявляться в большей степени именно в его внешнеполитической деятельности, тем более, что для экономических и правовых преобразований ему необходимо будет заручиться поддержкой парламента, который надеются взять под контроль социалисты, тем самым создав действенную оппозицию президенту.

Три периода Николя Саркози

Можно определить три периода, во время которых Николя Саркози продемонстрировал то или иное политическое пристрастие. Первый период, во время которого он занимал должность министра внутренних дел при кабинете Раффарена (2002 - май 2004 года), может характеризоваться его приверженностью к усилению репрессивного аппарата, фундаментом которого должны стать общие для всех права. Саркози критикует индивидуальный подход к нарушителю. Вор должен сидеть в тюрьме, даже если этот вор является Робин Гудом. А воров во Франции, в результате ряда послаблений, много и в основном они ютятся в мусульманских кварталах. Уверенный католик, Саркози очень тяжело вступает в какие-либо политические переговоры с представителями мусульманских общин, так что, во время правления Николя, можно ожидать, что пропасть между европейской и африканско-азиатской составляющей французского общества будет рости.

Вторым периодом можно назвать март 2004 – ноябрь 2004, когда, опять таки в кабинете Раффарена, Саркози занимает пост министра экономики, финансов и индустрии. Тогда он демонстрирует свою увлеченность политикой консервативного либерализма, направленного на поощрение труда и стимуляцию роста частной собственности, а так же дирижизма, характеризующегося государственно-монопольным регулированием. Таким образом, вновь реализуется установка Саркози на обогащение как государственного, так и частного капитала. Подобная модель, на его взгляд, должна стимулировать трудовую деятельность во всех классах французского общества. Налоговая система так же трансформируется в соответствии с этой амбициозной, агрессивной, капиталистической экономикой. Однако подобный акцент ставит на порог бедности экономически «маргинальные» группы, социальные дотации которым будут снижены и интересы которых обычно защищали социалисты. К таким «маргиналиям» можно отнести представителей социальных групп не имеющих возможность работать или же имеющих незначительный заработок по причине нереспектабльности выбранной ими профессии. Рост числа молодежи, отказывающейся работать и предпочитающей жить на дотации правительства, особенно в среде эмигрантов, привел к тому, что «работающая» Франция «требует» жестких мер. Однако в случаи подобного реформирования экономики пострадать могут те слои населения, которые по тем или иным причинным не способны зарабатывать.

Третий этап, во время которого Саркози повторно занимал пост Министра внутренних дел, на этот раз уже в кабинете Доминика де Вильпена, может характеризоваться большим усугублением конфликта между французскими «гетто» и буржуазными районами. В результате осенних беспорядков на улицах французских городов, вызванных смертью двух подростков в одном из пригородов Парижа, Саркози получил репутацию «врага». Во многом это вызвано не столько жесткими мерами полиции, сколько высказываниями самого Саркози, считающего необходимым покончить с хулиганством и бездельем в бедных кварталах, с каждым днём всё больше «скатывающихся» к анархизму и превращающихся в «гетто». Его отказ от возможности решения кризиса посредством введения определенной автономии, а так же организации «народной полиции», вызвал протест в бедных пригородах Парижа, а так же в других городах, населённых, в основном, эмигрантами.

Амбициозный индивидуалист

Свою собственную политическую программу Саркози характеризует как «прагматичный либерализм», однако нам кажется уместным охарактеризовать ее как «амбициозный индивидуализм». Саркози берет из либерализма только то, что ему выгодно (фундаментальность понятия частной собственности, отказ от социальных программ протежирования нетрудоспособного или нереспектабельного населения), отказываясь от либеральной этики и понятия свобод. «Прагматизм» Саркози строится на том, чтобы развивать вектор экономики и права. Богатая Франция должна спать спокойно.

Итак, правые остаются у власти во Франции. Наследник Ширака, кандидат от Союза за народное движение Николя Саркози получает в первом туре 31,18 %, а во втором 53, 5 %, опередив кандидата от социалистов Сеголен Руаяль. Франция движется путем либерализации экономики, усиления репрессивного аппарата, формирования амбициозной внешней политики, направленной на возвращения Франции активной роли в Евросоюзе и создании новой экономико-политической средиземноморской коалиции. Саркози, оседлав «правоцентристский» циклон, определяющий сегодня политическую погоду в Европе (достаточно вспомнить победу Ангелы Меркель на выборах в Германии), становится Наполеоном начала XXI века, обещая построить для патриотов Франции новую Империю, основанную если не на политическом, то на экономическом доминировании. Его резкая и эгоцентричная позиция может превратить его в «либерального диктатора», пришедшего на смену «монарха от демократии» Жака Ширака. И пока парижская буржуазия приветствует криками нового президента Франции («Вива Франция!! Вива Саркози!!») и пьет кофе с круасанами в кафе, что рядом с домом Жана Рено (поддержавшего Саркози), в алжирских кварталах по прежнему горят автомобили и торгуют гашишем, а рупор социалистов – газета Liberation – раздраженно комментирует отдых нового президента Франции на яхте где-то возле Мальты. Что же, всем кто недоволен, президент советует паковать багаж и покидать страну. Ведь Франция сделала свой демократический выбор.

[1] По одной из версий, врач, проводивший осмотр, так же оказался венгром.

[2] Врача уролога и специалиста по венерическим заболеваниям.


Леша Ордог

Интернет-журнал "Новая Европа"

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте