Editor

Церковная ситуация в Украине требует международного контроля

В заключительную фазу входит процесс предоставления автокефалии Украинской церкви. И чем ближе момент Х, тем больше внутренней напряженности, да и внешней тоже в достатке.

 

Вспомним вкратце, что происходило в последний месяц. Одиннадцатого октября синод Константинопольского патриархата принял документ, который стало последней точкой после волны слухов и заявлений о намерении Вселенского патриарха вмешаться во внутрицерковные споры в Украине, и создать своим волевым решением поместную автокефальную церковь.

 

На своем заседании епископы Константинопольского патриархата приняли следующие постановления:

 

1) Подтвердить уже принятое решение о том, чтобы Вселенский Патриархат приступил к предоставлению автокефалии Церкви Украины.

 

2) Восстановить по состоянию на сегодняшний день Ставропигию Вселенского Патриарха в Киеве, одну из его многих Ставропигий в Украине, которые всегда там существовали.

 

3) Принять и рассмотреть просьбы об апелляции от Филарета Денисенко, Макария Малетича и их последователей, которые оказались в схизме не по догматическим причинам, согласно каноническим прерогативам Константинопольского Патриарха получать такие обращения от иерархов и других священнослужителей со всех Автокефальных Церквей. Таким образом, упомянутые выше лица были канонически восстановлены в своем епископском или священническом сане, также было восстановлено общение их верных с Церковью.

 

4) Отменить обязательства Синодального письма 1686 года, выданного при обстоятельствах того времени, которое предоставляло в порядке икономии право Патриарху Московскому рукополагать Киевского митрополита, избранного собором духовенства и верян его епархии, который должен был вспоминать Вселенского Патриарха как своего Первоиерарха на любом богослужении, провозглашая и подтверждая свою каноническую зависимость от Матери-Церкви Константинополя.

 

5) Обратиться ко всем вовлеченным сторонам с призывом воздерживаться от захвата церквей, монастырей и другого имущества, а также от любых других насильственных действий и мести, чтобы побеждали мир и любовь Христа.

 

Формальным обоснованием для такого радикального шага стал девятый канон Четвертого (Халкидонского) Вселенского Собора, который гласит: Если некоторый клирик имеет судное дело с другим клириком: да не оставляет своего епископа и да не пребегает к светским судилищам. Но сперва да производит своё дело у своего епископа или, по согласию того же епископа, избранные обеими сторонами да составят суд. А кто вопреки этому поступит: да подлежит наказаниям по правилам. Если же клирик со своим, или со иным епископом имеет судное дело: да судится в областном Соборе. Если же епископ или клирик имеет неудовольствие на митрополита области: да обращается, или к экзарху великия области, или к престолу царствующого Константинополя и пред ним да судится.

 

Также особому толкованию был подвергнут документ, передающий Киевскую митрополию под каноническое управление Москвы. По мнению Константинополя таковое решение было принято под воздействием непреодолимых обстоятельств политического характера, и являлось временным. И вот триста лет спустя решено вернуть митрополию обратно в лоно Матери-церкви. С этим категорически не согласилась Русская Православная церковь.

 

Глава Русской православной Церкви письменно обратился к главам поместных православных Церквей с призывом обсудить на Всеправославном соборе проблемы, связанные с дарением автокефалии Украинской Православной Церкви.

 

Синод Болгарской православной церкви в результате голосования отказался от участия в подобном собрании. Инициатива Русской церкви не нашла подтверждения в большинстве иерархов.

 

Глава Польской православной Церкви призвал Константинопольского патриарха пригласить глав поместных Церквей для обсуждения украинского вопроса. Известна позиция Александрийского патриарха, который поддерживает Русскую церковь, но пока Синодом Александрийской церкви решения по украинскому вопросу не принято.

Конфедерация Американской православной церкви, в которой не участвовали иерархи Русской Зарубежной церкви, в ходе обсуждения заняла нейтральную позицию по украинскому вопросу.

 

Неофициально распространяется информация о том, что на встрече с официальной делегацией Украины Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II зафиксировал позицию, в которой говорится, что не надо спешить, надо дождаться решений Вселенской и Московской патриархий.

 

По мнению сторонников автокефалии, во Вселенской Православной церкви прерогативы решать административные вопросы относятся только Константинопольскому престолу.  Согласно правилу 34 Апостольских правил Константинопольский престол, как Новый Рим, первый среди равных, а правила, принятые IV Вселенском собором, говорят о привилегиях Константинопольского престола. До сих пор никто, кроме Константинополя, не придавал автокефалий (Россия, Сербия, Румыния, Болгария, Албания, Польша, Чехия).

Для предоставления автокефалии одно из условий - это государственная независимость.

 

Четыре дня спустя в Минске на заседании Священного Синода Русской Православной церкви было принято ответное решение о разрыве евхаристического общения между церквями.

 

Члены Священного Синода признали невозможным дальнейшее пребывание в евхаристическом общении с Константинопольским Патриархатом. В Заявлении, в частности, сказано: «Принятие в общение раскольников и анафематствованного в другой Поместной Церкви лица со всеми рукоположенными ими "епископами" и "клириками", посягательство на чужие канонические уделы, попытка отречься от собственных исторических решений и обязательств, — все это выводит Константинопольский Патриархат за пределы канонического поля и, к великой нашей скорби, делает невозможным для нас продолжение евхаристического общения с его иерархами, духовенством и мирянами».

 

«Отныне и впредь до отказа Константинопольского Патриархата от принятых им антиканонических решений для всех священнослужителей Русской Православной Церкви невозможно сослужение с клириками Константинопольской Церкви, а для мирян — участие в Таинствах, совершаемых в ее храмах», — указывается в документе.

 

Мяч оказался на стороне Константинополя и ответ не заставил себя долго ждать.  Третьего ноября в Стамбуле Президент Украины Петр Порошенко и Вселенский Патриарх Варфоломей подписали Соглашение о сотрудничестве и взаимодействии между Украиной и Вселенским Патриархатом.

 

«Вселенский Патриарх предоставляет Томос, признавая независимость Украинской Церкви, и вручает его избранному на Соборе Предстоятелю; Украинское государство в соответствии с Конституцией и законами оказывает этим процессам содействие», - говорится в документе.

 

Кроме того, в Соглашении указано, что в Киеве будет зарегистрирована миссия Вселенского Патриархата, которая фактически будет посольством, представительством Вселенской Патриархии в Киеве и способствовать связям независимой Украинской Церкви со вселенским православием.

 

«Это и есть Ставропигия (Представительство), открытие которой предусмотрено тем же решением Синода Вселенского Патриархата, которым подтверждено предоставление автокефалии Православной Церкви в Украине и сняты запреты с Филарета, Макария и их последователей», - разъясняется в документе. В нем также отмечается, что украинские епископы должны собраться на Собор и избрать Предстоятеля, которому будет вручен Томос.

 

Первая в новое время попытка провозглашения автокефалии произошла сразу после распада СССР, когда митрополит Филарет объявил о независимости церковной от Москвы. Что тому было причиной на самом деле, личные амбиций и неудовлетворенность избранием на патриарший престол не его, а Алексия II, искренний национализм или желание свободы – об этом сторонники и противники Филарета спорят до сих пор.

 

Но результатом «бета-версии» автокефалии стал самый масштабный в 20 веке раскол православия, в результате которого около 7 млн православных христиан, посещающих храмы новообразованного и непризнанного Киевского Патриархата оказались вне канонического поля. Это привело к множеству личных и семейных трагедий. Людей, крещеных в УПЦ КП отказывались отпевать, их детей не желали крестить в храмах Московского Патриархата. Ситуация казалась неразрешимой в обозримом будущем, как минимум при жизни нашего поколения. По всей видимости и иерархи киевской церкви были готовы прожить десятилетия без международного признания. Апелляции, подаваемые в 90-е годы в Константинополь не получали ответов.

 

Но все изменилось после того, как сменилась геополитическая повестка, и коллективный Запад начал политику изоляции России на всех уровнях: экономическом, политическом, и религиозном тоже. Ключевым элементом политики санкций на уровне религиозном могло стать лишение Русской Православной Церкви самой большой автономной церкви в ее каноническом подчинении. По всей видимости именно это, а вовсе не упоминаемые всуе злыми языками 20 миллионов долларов от Порошенко, якобы пожертвованные Фанару, стало причиной резкого изменения политики Вселенского Патриархата. Для бывших неканонических церквей это прекрасный повод восстановить свой статус, ну и получить недвижимость – во время переходного периоды можно беспрепятственно заняться переделом собственности, как в лихие 90-е, когда рейдерство и дележ активов вовсе не были предосудительным делом, но являлись частью конвенциональной тактики в бизнесе. Будут ли защищены имущественные  и гражданские права оставшихся в подчинении Московского Патриархата приходов и отдельных клириков – пока можно только гадать и надеяться на благоразумие властей.

 

Если вернуться к бизнес-риторике, то главным выгодоприобретателем от автокефалии является сам Филарет. У него будет больше всего епископов на объединительном соборе, на который не приедет большинство епископов Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, а у Автокефальной церкви митрополита Макария в составе церкви всего 13 епископов. Соответственно, новым патриархом будет избран либо сам Филарет (уже появились слухи, что Константинополь ставит условием его неучастие в выборах главы поместной церкви), либо назначенное им лицо. Епископат УПЦ МП, если даже таковой и войдет в новосоздаваемую церковь, окажется не у дел и вскоре может быть отправлен на покой и замещен назначенцами нового патриарха, не имеющими истории противостояния и взаимных обвинений эпохи раскола.

 

Но самая большая проблема может возникнуть вокруг недвижимости. Часть храмов находятся в собственности общин и в случае перехода станут храмами Поместной Украинской церкви. Вопрос только в том, будет ли этот переход добровольным, добровольно-принудительным (кто же захочет ссориться с властью и спецслужбами), или и вовсе рейдерским захватом одной частью общины, при игнорировании волеизъявления другой. Такое тоже возможно. Или другой вопрос – что делать с историческими комплексами, переданными в долгосрочное пользование (до 2050 года и далее)? Разорвать договор со стороны государства и передать другой церкви? Или оставить все, как есть на пару-тройку десятилетий? Второй вариант вряд ли устроит новую церковь, что может вызвать конфликты.

 

Именно это главная проблема, которая требует пристального внимания международного сообщества и правозащитников. Соблюдение прав верующих должно происходить строго в рамках закона, вне зависимости от идеологических предрассудков и ярлыков. Недопустима стигматизация верующих Московского Патриарзата в качестве нелояльных, «сепаратистов», или «пятой колонны». Процесс по всей видимости неизбежного формирования новой церкви и установления ее канонических структур может и обязан проходить с участием международных наблюдателей, как от правозащитных светских организаций, так и от европейских и международных церковных экуменических объединений. Только при условии полной прозрачности и правовой чистоты процесса возможно уберечь верующих от дискриминации и даже возможных преследований.

 

Дмитрий Саргин

 

 

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus