Культура

Editor

Немцы на Воронежской земле

Немца сегодня можно встретить в любом районе Воронежа, да и внешне отличить его будет сложно потому, что более 300 лет совместного проживания наложили свой отпечаток. По неофициальным данным, в Воронеже их сейчас более 2000.
История этнических немцев сегодня актуальна, оценивается их вклад в развитие экономики, общественной мысли и других сфер жизнедеятельности.

Целью моей работы является изучение истории немецких поселений на территории Воронежской области.
Реализация цели предусматривает решение задач:
1) исследовать причины создания немецкой колонии Рибенсдорф;
2) проанализировать административно-правовые и социально-экономические условия существования немецкого населения Воронежского края;
3) рассмотреть быт немецкой семьи, традиции и обычаи;
4) изучить вклад немцев в развитие нашего города.
Объектом исследования являются немецкие поселения, находившиеся на территории нашей области.
Предметом исследования выступает история немецкой колонии в Острогожском уезде.

Исследования немецких поселений российскими учеными

Внимательно изучив немногочисленную литературу о немецких поселениях в нашей стране, я хотела бы отметить следующих авторов, работы которых заинтересовали меня, и из которых я получила ответы на свои вопросы.
Одним из первых, кто попытался создать обобщающее исследование по истории немецких колоний в России, стал А. Клаус. Будучи уроженцем немецкой колонии в Поволжье, он работал в Саратовской конторе опекунства иностранных поселенцев, в министерстве государственных имуществ, в ведении которого в этот период времени и находились немецкие колонии. В журнале министерства государственных имуществ и ранее публиковались отдельные материалы об истории и состоянии немецких колоний. Клаус создал комплексное исследование, освещающее многие стороны жизни колонистов. Он достаточно подробно рассмотрел процесс создания немецких колоний в России, проанализировал правовое положение колонистов, религиозную и экономическую специфику немецких поселений в различных регионах Российской империи. А. Клаус затронул и некоторые аспекты истории единственной на тот момент колонии в Воронежской губернии – Рибенсдорф; проанализировал аграрные отношения между колонистами, выделил причины возникновения в колонии проблемы малоземелья, а также вопрос управления колонией, ее административного устройства. На примере воронежской колонии Рибенсдорф А. Клаус попытался доказать, что, несмотря на получение множества льгот, немцы-колонисты далеко не всегда быстро достигали высокой степени благосостояния.
В контексте истории Воронежской губернии Рибенсдорф рассматривался в 1860-е гг. и в работах воронежских краеведов. Н. Второв, анализируя процесс заселения воронежских земель, рассмотрел историю появления этой немецкой колонии.
Эту же тему затрагивал Г.М. Веселовский. Автор рассмотрел историю Рибенсдорфа как одного из поселений Острогожского уезда. В его работе дана информация описательного характера о культурном облике поселения, хозяйственной деятельности колонистов. Веселовский констатировал благоустройство и богатство колонии относительно русских поселений.
Среди работ после депортации 1941 года наибольший интерес для меня представляют исследования Л.В. Малиновского. Анализируя социально-экономическое развитие немецкой деревни в XVIII–XIX вв., автор зачастую обращался к истории колонии Воронежской губернии Рибенсдорф. Как и А. Клаус, Л.В. Малиновский сделал Рибенсдорф примером, на котором попытался показать проблемы российских колоний на рубеже XVIII–XIX вв, раскрыл пути решения проблемы малоземелья в 1830-е гг. Л.В. Малиновский стал единственным исследователем советского периода, обратившимся к истории немцев в Воронежской губернии. Других материалов, в которых затрагивалась бы история немцев нашего региона в советский период, я, к сожалению, не обнаружила.
Среди работ, посвященных развитию немецких поселений на рубеже XIX – XX вв. в России, особое внимание следует уделить исследованиям, касающимся Северного Кавказа и землям Войска Донского. Эти регионы являлись территорией, куда осуществлялась миграция немцев Рибенсдорфа. Подобные исследования позволили более детально изучить причины, административно-правовые условия и механизм миграции немцев Воронежской губернии в указанные регионы.
Определенный вклад в изучение истории немецких поселений в Воронежском регионе внесли В. Битюцкий, С. Еремеева, Р. Поле, М. Штейнберг, Л. Шифрин, создавшие произведения публицистического характера на страницах местной печати.
К истории немцев Воронежского края исследователи обращались в различные периоды. Однако малочисленность немецких поселений на Воронежской территории привела к тому, что данная тема глубоко не исследовалась. Относительно разработанным является лишь начальный период существования немецких поселенцев. В XX столетии история немецких поселений практически не освещалась. Таким образом, тема истории немецких поселений на территории Воронежского края изучена фрагментарно, комплексных исследований не существует.

Причины переселения жителей Германии в Воронежскую губернию

Немцы в Воронеже появились ещё при Петре I. Более 300 лет назад по его приглашению сюда съехались ремесленники из Германии строить флот. Селились недалеко от верфей, в районе, который так и назвали Немецкая слобода. После неудачного Прутского похода иностранцы стали уезжать из Воронежа на родину. А Немецкая слобода сгорела во время пожара 1748 г.
Екатерина II, немка по происхождению, София Августа Фредерика Анхальт-Цербстская, подписала манифест, предлагающий иноземцам переходить в российское подданство. Часть жителей Германии переселилась в Россию, в том числе и в Воронежскую губернию. К середине XVIII в. территория империи значительно выросла, но многие окраины оставались пустующими. Государыня надеялась, что приток переселенцев, и в первую очередь, ее бывших соотечественников, будет способствовать экономическому развитию этих земель. Свою инициативу Екатерина подкрепила еще одним манифестом, в котором обещала освободить колонистов от податей и воинской повинности. Затем в Германию отправились вербовщики. После Семилетней войны, разорившей крестьян и ремесленников, страна была раздроблена на мелкие княжества. Поэтому немцы готовы были к переселению. Основная масса колонистов перебралась в Поволжье, а выходцы из южно-немецких земель двинулись в наши края.

Возникновение Рибенсдорф

В 1766 году в 7 верстах от Острогожска в урочище на живописном берегу реки Тихая Сосна обосновались 72 семьи. Согласно предписаниям екатерининского манифеста, им выделили солидные земельные наделы и построили избы. Обустроиться приезжим на новом месте помогал крупный помещик полковник Тевяшов. Собственно, в его владениях они и поселились. Так возникла колония Рыбенсдорф или как ее еще именуют на немецкий манер – Рибенсдорф, получившая название от "богатой рыбой местности" и немецкого слова das Dorf – дереня, село. Оно являлось уникальным населенным пунктом и просуществовало 175 лет. Его выделяло благоустройство и богатство относительно русских поселений

Социально-экономические условия существования рибенсдорфцев.

Быт воронежских немцев
В колонии выращивали различные сельскохозяйственные культуры: зерновые и картофель, огурцы, подсолнечник, табак, арбузы и сахарную свеклу. В Рибенсдорфе был завод по переработке семян на подсолнечное масло.
Деревня представляла ровную площадь, разбитую продольными и поперечными улицами на правильные кварталы, в каждом из которых находилось по 6 дворовых мест. Внутренняя отделка дома – это дело женщины. Пол, внутренние стены и печь делали из глины. Важным предметом обстановки была кровать. Чаще всего она была выкрашена в красный цвет. Её называли "Himmelbett", от слова der Himmel – небо, das Bett – кровать. То ли потому, что она очень высока, или потому, что в ней так хорошо спать, как будто чувствуешь себя на небе. К тому же слово Himmel имеет значение "балдахин, потолок над троном или кроватью". Каждый женатый член семьи имел такую кровать. Из обстановки были еще 1–2 табуретки, скамьи, люлька и сундук. Сундук всегда был заперт, и замок непременно при отпирании и запирании должен был издавать музыкальные звуки. Холостые члены семьи располагались на скамьях, на постланном на полу войлоке, на сундуках. Для маленьких существовала одна общая кровать, на которой можно было поместить 3-4 детей. На день такая кровать, чтобы не стеснять движение, задвигалась под кровать взрослых.
Суббота для женщин была очень тяжелым днем. Кроме всех обычных работ в этот день полагалось испечь хлеб на всю неделю. Если печь чаще, то хлеба больше съедят, так как он не успевает зачерстветь и уйдет слишком много топлива. Поэтому с вечера в пятницу изготовлялось тесто на соответствующее количество хлеба. Собственно такого хлеба, который у нас известен под названием черного, у колонистов не было, они пекли его из сеянки, и получался так называемый пеклеванный хлеб. Кроме того, замешивалось также тесто из пшеничной муки, из которой выпекали калачи, а главным образом сдобный хлеб. Для последнего тесто с помощью валька раскатывалось в лист толщиной в 1,5–2 сантиметра. Этот лист клали на смазанный жиром лист жести, затем в него сверху вдавливали ломтики яблока или вишню, и всё затем заливали подслащенной массой из масла, муки, сметаны. Такого рода печенья колонисты называли "Kuchen". Существовало много видов кухен, и оно было очень вкусным. Подавался обыкновенно в воскресенье или к чаю, или кофе, если эти напитки потреблялись в доме.
В воскресенье после обеда молодежь сходилась в теплое время года за деревней, на лугу; в холодное время года – в нескольких избах, где знакомилась ближе, играла, пела, но как только звучал вечерний колокол, все расходились по домам ужинать и исполнять необходимые работы.
Зимою день в немецкой семье начинался рано: около 4 часов уже просыпался дом. Младшая сноха или старшие дочери дома должны были вставать и топить печь, т.е. принести 2-3 корзины кизяков. Пока это совершалось, кто-нибудь другой выгонял скот на водопой к проруби на реке, а та же сноха или кто другой очищал конюшню.
Покончив эти дела, женщины приступали к варке завтрака, приготовление которого не занимало более получаса, и только к 6-7 часам вся семья собиралась вокруг стола; каждый получал свою ложку, краюху хлеба и по очереди опускал свою деревянную ложку в общую миску; нередко каждый получал еще солидный кусок колбасы, если семья состоятельная. Завтрак непременно был горячим.
Мясо вообще представляло редкое блюдо в деревне. Резался только тот скот, который к работе уже не годился, но забивали тогда, когда по обходе всей деревни туша целиком распределена и распродана. Если не удавалось распродать всю тушу, то в летнее время оставшееся мясо солили, так как хранить мясо в свежем виде было негде. Чаще всего резали баранов, потому что малую тушу скорее удавалось распределить.

Костюм колониста

Костюм колониста летом состоял только из холщевых брюк и такой же рубашки с прямым воротом, завязанным тесемкой; сверх брюк обыкновенно надевались еще брюки серого цвета из "нанкина" ("чертова кожа"). На голове носили суконный картуз. На ногах никакой обуви.
В холодное время года сверх белья надевались брюки из самотканного сукна, окрашенного в синий цвет; из этого же материала была сшита часть костюма, напоминавшая длинный жилет, но с рукавами. Для выхода сверх этого надевался еще длиннополый кафтан из такого же сукна. В зимнее время сверх жилета прямо надевался полушубок. В холодное сырое время года надевались смазанные сапоги, а зимою при снеге – валенки. Отправляясь в дорогу, колонист сверх полушубка надевал еще овчинный тулуп.
В воскресенье только больные не ходили на богослужение. По этому случаю всегда надевали "праздничный" костюм, т.е. самое лучшее, что у кого имелось.
Женский костюм также был немногосложен. Летом – сорочка и шерстяная юбка из самотканной материи, в праздники, кроме того, белые бумажные чулки и башмаки, а сверх сорочки надевался еще лиф из пестрой материи у молодых женщин и из темной у старших. На голове бумажная или легкая шерстяная шаль с яркими рисунками. Затем появились свободные кофточки без талии. Зимою немки носили шерстяные синие чулки, валяные высокие туфли с красной каймой, стеганный ватный лиф, две-три юбки, а на голове теплая шаль по большей части также синего или черного цвета. Для выхода надевалась еще плотно облегающая, короткая стеганая на вате кофточка и только в сильные морозы полушубок без воротника с высокой талией. Более состоятельные мужчины для церкви надевали черный сюртук, такую же жилетку и брюки, обязательно заправленные в сапоги, на выпуск носили брюки только люди, претендовавшие на занятие более высокого положения: писарь, учитель и т.п. Зимою вместо картуза полагалось надевать шапку.

Традиции и обычаи немецкого населения

Колонисты занимались шелководством, литьем сальных свечей и делали деревянные подсвечники и спички. До 1870 гг. немцы-колонисты все необходимое для себя изготовляли сами.
Свечи не возили, так как за них нужно было платить деньги, а так как дома имелось сало и все нужное для фитиля, то лили себе свечи сами, и сами же делали деревянные подсвечники. Если же свечей почему-либо не бывало, то в глиняную чашку с носиком (похожую на теперешний соусник) вливали какой-нибудь жир или сало, в носик клали фитиль из ниток и зажигали. Разумеется, что это освещение было чрезвычайно скудно, но больше одного такого ночника не полагалось ставить на стол, и все должны были довольствоваться этим светом. Стеариновые свечи появились только в конце 60-х годов, а с ними вместе медные подсвечники. При таком освещении занимались шитьем, вязаньем, и, вообще, какой угодно работой. Мужчины же в это-время сидели по большей части по скамейкам и курили свои трубки. Дети располагались за столом, слушали разговоры и рассказы старших, тут же и засыпали. За сальными свечами нужно было строго следить, чтобы своевременно убрать сгоревший конец фитиля, иначе свеча слишком быстро обгорала. Обгоревший фитиль снимали либо пальцами, либо особыми щипцами с ящиком для тлеющего фитиля.
Спички также изготовлялись дома. Делали какую-то массу из серы и фосфора, обмакивали оба конца длинной тонкой лучины в этой массе, которая после высыхания при трении прекрасно зажигалась. Спичками пользовались только для разжигания топлива. Для раскуривания трубок никаких спичек не полагалось, дома для этого применяли уголек из печки или же выбивали огонь кремнем и зажигали трут.
Рождение ребенка было первым событием в семье. Крестными могли быть муж и жена вместе или люди женатые. Наряженная кума каждый день посылала сначала сладкий суп из яблок, вишен, груш, затем куриный суп, сдобный калач и кофе с несколькими ломтями пирога кухен.
Второй праздник – конфирмация, т. е. первое причастие и исповедь у детей в возрасте 15 лет. В память о причастии дети получали листок с рисунками из жизни Христа и с соответствующими текстами и датой причастия. Этот листок обычно вставляли в рамку и вешали на стену.
Третье торжество колониста – это брак. Когда молодые люди достигали 18 лет, они сами выбирали себе пару, и их венчали. Жених со свитой заходил в дом невесты, и они отправлялись в церковь. После венчания молодых отвозили домой. Гости расходились по домам: молодым давали время пообедать, а через час появлялись вновь. Дни свадьбы – второй и третий, сопровождались катанием по деревне на убранных разноцветными лентами лошадях. Свадьбу гуляли 3 дня.
Четвертое событие – похороны. О смерти извещал колокол. Если умирал ребенок до конфирмации, то звонил маленький колокол, если взрослый, то большой. О смертном случае первым узнавал школьный учитель. Он обязан был записывать точно день и час.

Почитаемые лютеранские праздники

Обитатели Рибенсдорфа исповедовали лютеранство. Екатерина II выделила средства на строительство первой деревянной церкви, затем ее сменило каменное строение. А в 1881 г. жители колонии построили новую красавицу-кирху в готическом стиле, на которую копили всем миром. В итоге рибенсдорфцы подошли к делу с русским размахом и возвели самую внушительную лютеранскую церковь в Европе! В советское время она была разрушена, а в 2012 отреставрирована и было проведено богослужение.
Особым почетом у лютеран пользовались праздники Рождество, Новый Год, Пасха и Троица.
Празднование Рождества начиналось уже с 5 часов вечера в сочельник. Многие в этот день не ели ничего до появления первой звезды или, правильнее, до темноты; другие ели только рыбное. В 5 часов вечера в сочельник начиналось богослужение, и все отправлялись в церковь. Дома оставалась только одна взрослая женщина, которая готовила праздничный стол. К 6 часам вечера все возвращались домой. Каждый член семьи получал подарок. Детям дарили медовые пряники, изготовленные дома, орехи и несколько конфет. Обязательно раздавались из белого подслащенного теста пластинки, на которых было выдавлено изображение лошади, или лошадки с всадником, непременно с треугольной шляпой на голове.
Взрослые получали тарелки со сластями. Кому-то попадалась еще трубка, или кисет, или перочинный ножик, материя на платье, головной платок. Раздача подарков сопровождалась особой церемонией. Малыши и взрослые собирались вокруг стола, на котором были выставлены подарки. Дети должны были спеть особый гимн, установленный для Рождества. Кроме сластей полагались еще игрушки: барашек, лошадка на колесах, палочка с конской головой и уздой. Девочкам дарили куклы, одетые в разноцветные платья, или только головки для кукол или неодетая кукла.
На Рождество после супа, подавался жареный гусь с картофелем и начинкой из каши, иногда зажаренная утка или поросенок.
Рождество праздновалось три дня.
Новый год особым почетом не пользовался. Тем не менее, один день праздновался. Из соседней русской деревни приходили ребятишки с мешками и под предводительством старшего пели стих и осыпали присутствующих смесью из пшеницы, гороха, ячменя. Их награждали сластями и копеечками. Это был единственный день в году, когда православные соседи навещали лютеран.
Пасха считалась самым торжественным праздником. Еще с самого начала страстной недели начиналось праздничное настроение. Четверг (Gründonnerstag) и пятница (Karfreitag) особенно почитались. В эти дни причащалось все село. В субботу красили яйца, пекли кухены, хворост, сдобные калачи и готовили гусей, уток, кур к празднику. Яйца окрашивали в желтый цвет в луковой шелухе.
Дети, ложась спать, ставили под кровать свои шапки, в которые зайчик ночью должен принести яйца. Многие стремились не проспать восход солнца, потому что в это время в восходящем солнце можно было увидеть Христов барашек. У лютеран Христос всегда изображается с пастушьим посохом и барашком у ног. Наутро оказывалось, что зайчик действительно принес каждому два десятка крашеных яиц, одно или два сахарных с барашком, а иногда несколько игрушек.
Все три дня Пасхи праздновались одинаково. Утром – церковь, после обеда – прогулки в поле за тюльпанами. Этих цветов – желтых, красных, синих, белых и даже разноцветных было много, и все возвращались с громадными букетами. В этих прогулках участвовали только девушки и дети. Парни же катали яйца или играли в мяч и в городки. Ночью молодежь почти до восхода солнца проводила на улице с пением песен.
После Пасхи важный праздник Троица. Все село всю ночь гудело как улей. Под Троицу парни, уже сговорившиеся с избранницей сердца, ставили ей у ворот высокий шест с привязанным вверху кустом зелени. Этот шест означал помолвку. Девушка считалась помолвленной, но за кого? Это был секрет, хотя и не очень.
Троица праздновалась два дня. В это время дни были слишком хороши для полевых работ, а не для того, чтобы долго праздновать.

Немецкая кухня

Кулинария – неотъемлемая часть культуры каждого народа. Она отражает его условия жизни, историю, национальный характер. Ведь мы есть то, что едим.
Что же ели острогожские немцы?
1) Nudelsuppe – куриный суп-лапша. Уважение к этому блюду у российских немцев было столь велико, что лапша для Nudelsuppe изготовлялась только домашним способом.
2) Schinken mit Sauerkraut und Kartoffelpüree – окорок с тушеной квашеной капустой и картофельным пюре. В пюре русские немцы добавляли большое количество молока и масла и долго сбивали до консистенции легкого крема.
3) Strudel – штрудель. Сейчас это род сладкой выпечки. Раньше сдобные рулетики тушили с окороком или салом в квашеной капусте.
4) Knödel – клецки. Их ели в супе и отдельно со сметаной, маслом и шкварками. Клецки варили также на костре во время полевых работ.
5) Wurst – колбаса. Употреблялась и в холодном, и в жареном виде. Колбаса, зажаренная в тесте, была праздничным блюдом.
6) Riwwelkuchen – риввелькухен. Это сдобное печенье, посыпанное тестяной крошкой. В современной Германии известно как Штройзелькухен (Streuselkuchen).
7) Schnittsuppe – десертный суп из сухофруктов, иногда с добавлением маленьких клецок. В настоящее время в Германии почти неизвестен.
8) Kaffee – кофе из злаков (ячменя, ржи, пшеницы) или цикория. Кофе появился в Германии в XVII веке и стал любимым напитком.

Вклад немцев в развитие Воронежа

Название Рибенсдорф просуществовало почти 150 лет, а в начале Первой Мировой войны село переименовали в Рыбное. За эти годы рибенсдорфцы дали жизнь новым поселениям – на Дону, Кубани и других территориях. Осенью 1941-го немецкое население Рыбного было депортировано в Сибирь. Сегодня потомки острогожских немцев живут в Германии, Канаде, США, в странах СНГ. Но по сию пору в их семьях хранятся предания о материнской колонии Рибенсдорфе.

В.Г. Столь

Что касается немцев, которые внесли большой вклад в развитие Воронежа, то необходимо назвать Вильгельма Германовича Столля (1842–1924) – основателя и владельца крупнейшего в Воронеже механического завода. Коренные горожане помнят его как завод имени Ленина.
Получив за границей блестящее инженерное образование, Вильгельм Столль открыл мастерские по выпуску сельскохозяйственных машин, первым в Воронеже использовал паровой двигатель. Столль активно помогал нуждающимся, был видным благотворителем. На его средства была построена единственная на всю губернию глазная лечебница. Ныне это областная офтальмологическая больница рядом с телецентром. Он жертвовал крупные суммы на строительство и содержание училища для слепых. Теперь это здание краеведческого музея. Спонсировал богадельню, которая так и называлась «Столлевское убежище». На даче Столля в Графской была открыта бесплатная школа для детей железнодорожников. Чета Столлей удочерила талантливую слепую девочку. В ее семье доживал свой век Вильгельм Столль после того, как большевики реквизировали всю его собственность.
В 1811 г. на современной улице Карла Маркса была построена кирха. Она была центром притяжения городской интеллигенции. Не только лютеран. Здесь постоянно проводились концерты, благотворительные вечера, люди приходили сюда просто пообщаться. Перед самой войной кирху закрыли. С конца 30-х гг. она по прямому назначению и не использовалась. С 2008 года в ней снова проходят службы. Сегодня при ней восстановлен немецкий центр, который ведёт активную культурную деятельность. Вильгельм Германович Столль возглавлял Попечительский совет этой кирхи.

К.Л. Мюфке

Карл Людвигович Мюфке (1868-1933) – известный архитектор, родившийся в Воронеже в семье аптекаря-провизора. Он успешно окончил Высшее художественное училище в Санкт-Петербурге и получил звание архитектора-художника. К.Л. Мюфке спроектировал целый ряд красивейших зданий в Казани, работал в должности архитектора-строителя Казанского университета. Аптекарей Мюфке хорошо знали в городе. Из их семейного предприятия выросла современная аптека № 15, что рядом с кукольным театром на проспекте Революции.

И.Г. Карлсон

Иоганн Густавович Карлсон, немец по происхождению, переехал в наш город из Риги. Благодаря ему в середине XIX в. в Воронеже начали активно озеленять улицы. Почти все саженцы брались из его питомника. Дом Карлсонов располагался на ровном участке улицы рядом с Петровском сквером. За ним летом открывался вид, от которого дух захватывало: пальмовые аллеи, прудики с лотосами, оранжереи и яркий ковер цветников. Сорта, выведенные на воронежской земле, неоднократно получали медали на международных садоводческих выставках. Благодаря Карлсону воронежцы узнали, что такое палисадники и цветочные клумбы. До этого в наших парках и скверах были одни заросли. Фотографий этого замечательного человека не осталось, зато память о садоводе Иоганне Густавовиче Карлсоне сохранилась на улице Дуговой в виде уникальных деревьев: липы войлочной и сосны черной. Прямо в частном секторе высятся огромные деревья – памятник природы.

Взаимоотношения с властями

История немецких поселений на территории Воронежского края является уникальной страницей общей истории немцев России. Воронежская губерния с самого начала являлась одним из регионов, в которых правительство планировало создать немецкие колонии. Однако в XVIII в. здесь возникла всего одна колония – Рибенсдорф. Под Острогожск прибыло немного земледельцев и им непросто было приспособиться к новому, отличному от Центральной Европы, климату. При обустройстве Рибенсдорфа нерационально использовались выделенные на это средства, что привело к достаточно внушительному долгу колонии перед государством. А это мало способствовало позитивному социально-экономическому развитию поселения.
В отличие от Поволжья, где разместилась основная часть немецких колоний, немцы Острогожской провинции не подвергались набегам киргиз-кайсаков и находились в регионе с более высоким уровнем экономического развития, что обусловило более низкие, относительно Поволжья, цены на скот и инвентарь. Немцы Рибенсдорфа в достаточном количестве были снабжены землей, что также было хорошим условием, не всегда реализованным в других регионах страны. Колонисты Рибенсдорфа получили льготы в сфере налогообложения, которые поставили их в более выгодное положение даже по отношению ко многим немецким поселениям. Эти факторы обусловили сравнительно быстрое развитие деревни.
Но отдаленность Рибенсдорфа от немецких колоний других регионов, оказала на его развитие и негативное влияние. Почти столетие. это немецкое поселение оказалось оторванным от общей системы управления колониями в России. Проблема организации действенного механизма самоуправления и налаженного взаимодействия с государственными органами власти оказалась для колонии болезненной. Это привело к тому, что уже в 1820-х гг. колония, несмотря на множество льгот и привилегий, оказалась в состоянии кризиса. Нельзя считать, что немцы Рибенсдорфа находились в худшем положении, нежели коренное население губернии. Но темпы развития колонии в этот период во многом не соответствовали предоставленным ей возможностям. Решить сложившиеся проблемы и выйти из кризиса колония смогла только с началом экономических преобразований в стране и благодаря помощи государства.
С началом «Великих реформ» положение немецкого поселения Воронежской губернии существенно изменилось. В результате преобразований второй половины XIX века немецкие колонисты лишились большинства своих льгот и привилегий. Результатами этих изменений стало увеличение налогового бремени, введение военной повинности, подчинение российским органам власти – все это усложнило жизнь немецкого населения. Однако подобные преобразования были необходимым условием общероссийских реформ. Благодаря изменениям в экономике, жители Рибенсдорфа сумели решить аграрную проблему. Обладая значительным экономическим потенциалом, они смогли наиболее эффективно воспользоваться открывшимися возможностями, улучшили свое благосостояние.
Негативные и болезненные для жителей процессы наметились в этот период в сфере образования, так как немецкий язык все быстрее уступал место русскому. В сочетании с прочими реформами это способствовало ускорению процесса ассимиляции немецкого поселения.
Последовавшая первая мировая война оказала влияние на все сферы жизни немецкого населения. Но в основе ухудшения отношений к немцам лежали скорее социальные проблемы, имевшие место в губернии. Жители края, в условиях малоземелья, дефицита товаров, роста цен, на начальном этапе войны склонны были видеть причины этих проблем в немецком населении. Именно поэтому объектами обвинений в шпионаже, нападках становились, как правило, богатые городские жители или крупные землевладельцы.
Вместе с тем, местные власти в Воронежской губернии занимали достаточно взвешенную позицию в разрешении немецкого вопроса. Враждебное отношение к немецким поселенцам со стороны местных жителей имело место, но оно не переросло в открытое противостояние во многом благодаря продуманной политике властей, которые не поддались антинемецким настроениям, уделяли достаточное внимание данному вопросу, активно предупреждали возможные столкновения.
В Советский период государственная, национальная и экономическая политика менялась кардинальным образом. В период новой экономической политики для немецких хозяйств были созданы наиболее благоприятные условия. На фоне общего восстановления государственной экономики в целом, в стране осуществлялась либеральная национальная политика. Сохранив свои земельные наделы, в условиях достаточно лояльного отношения местных властей, немецкие хозяйства развивались очень динамично. В поселениях создавались национальные элиты. Большую роль в сохранении культуры этноса, его самоидентификации сыграло восстановление преподавания на немецком языке.
Но уже на этом этапе развития в жизни немецких поселений наметился ряд негативных тенденций. Высокий уровень экономического развития не способствовал принятию немцами новой идеологии и системы власти. Если жители Рибенсдорфа оказались, с определенными оговорками, способны к диалогу с новой властью, то в других поселениях обнаружилось стремление к эмиграции, а также к слабой активности в создании новых государственных и партийных структур.
Заключительный период существования немецких поселений в Воронежском крае стал наиболее мрачной страницей в их истории. Нарастание напряженности в советско-германских отношениях, прежний социальный статус, особенности этноса – все это делало многих немцев потенциальными жертвами сталинских репрессий. Процент немецкого населения, попавшего под арест в этот период очень высок. Подписание пакта о ненападении в 1939 г. на короткий срок способствовало улучшению жизни немцев в рассматриваемом регионе, однако данный процесс, едва начавшись, был перечеркнут Великой Отечественной войной. Депортация октября 1941 г. завершила длительную историю немецких поселений в Воронежском крае.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Немцы в России – это история двух народов, которая часто несла с собой страдания, но также имела и длительные периоды сближения, тесного культурного и общественного обмена. У всех немцев в России четко выраженное сознание Малой родины. Они строго соблюдали свои религиозные обряды, берегли свой язык, свои национальные традиции, заботливо передавали их последующим поколениям. Это помогло им сохранить свою национальную самобытность и успешно противостоять ассимиляции. Немецкие поселения Воронежского края прошли в своем развитии трудный и неоднозначный путь. На этом пути они переживали как благоприятные, так и кризисные времена. Они достигли выдающихся успехов и на протяжении долгого времени оставались для российских крестьян своего рода «эталоном» ведения хозяйства. Менялась и политика по отношению к ним. Но они смогли внести большой вклад в развитие нашей области.

 

Автор: Куликова Анна Олеговна
Научный руководитель: Мартынова Альбина Евгеньевна
Место выполнения работы: ГОБУ СПО ВО «ВГПГК»

На фото: Лютеранская церковь св.Марии, Воронеж

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1) Акинылин А.Н. Нерусское население в городе Воронеже в середине XVIII—XX вв. // Проблемы исторической демографии Центрального Черноземья и Запада Росси: сб. тез. Брянск, 1996. – 81 — 83 с.
2) Битюцкий В., Битюцкая О. Дело Гептингов // Воронежский курьер. – 1997
3) Веселовский Г.М. Город Острогожск и его уезд. / Г.М. Веселовский Типография губернского правления – Воронеж:. – 1867. – 153-156 с.
4) Второв H. О заселении Воронежской губернии // Воронежская беседа на 1861 год. – СПб., 1861. – 246-271 с.
5) Инга Томан. Московская газета. Кухня российских немцев сто лет назад [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.proza.ru/2011/11/25/680
6) История российских немцев в документах 1763-1992гг. / сост. В.А. Ауман, В.Г. Чеботарева. – М.,1993.– 447 с.
7) Кабузан В.М. Немецкое население в России в XVIII- нач. XX вв. // Вопросы истории. - 1989. - № 12. – 18 с.
8) Клаус А. Наши колонии. Опыты и материалы по истории и статистике иностранной колонизации в России. Вып. 1.СП6. 1869. – 570 с.
9) Малиновский Л.В. Социально-экономическая жизнь немецкой колонистской деревни в Южной России 1762 – 1917 гг.: Дисс. доктора ист. наук 07.00.02 .– Л., 1986-428с.
10) Международные отношения: Немцы в Воронеже [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://downtown.ru/city/2645
11) Немцы в Воронеже [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://gazeta.aif.ru/_/online/voronezh/858/26_01
12) Немцы в России: Историко-документальное издание [Электронный ресурс] / СПб.: Лики России, 2004 — 256 с. Режим доступа: http://www.genrogge.ru/grbook/index.htm
13) Писаревский Г.Г. Из истории иностранной колонизации в России в XVIII веке (по неизданным архивным документам). – M.: Печатня A.M. Снегиревой, 1909 -434с.
14) Плеве И.Р. Манифест Екатерины II от 22 июля 1763 г.: обещания и реальность // Российские немцы да Дону, Кавказе и Волге / Материалы Рос-Герм. науч. конф. Анапа, 22-26 сент. 1994 г. – М.,1995. – 26-32 с.
15) Разделяя судьбу России// Новохоперские вести – 2003
16) Поле М., Штейнберг М. Воронежская область, село Рибенсдорф // Воронежский курьер. – 1991
17) Церковный вестник. Католические структуры России [Электронный ресурс]. http://ruskline.ru/monitoring_smi/2004/05/24/katolicheskie_struktury_v_rossii.
18) Isaak S. Das Dorf Zentral. – Mekkenheim,. 1999. – 217 s.
19) Переводчик Google. – Режим доступа: translate.google.com.

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus