Диспут

Editor

Пасха, Светлое Христово Воскресение

 Воскресение описано не как событие, которое, будь в те времена съемочная группа с аппаратурой, могло бы быть задокументированным, но скорее как внутренний опыт, пережитый людьми, которым оно было явлено. Оно стало одновременно и глубоко личным, и в высшей степени общинным опытом, навсегда изменившим тех, кого оно коснулось непосредственно, и превратившим группу испуганных и сомневающихся людей с разбитым сердцем в общину, полную решимости и взаимного внимания.

Личность, представшая перед учениками, явившаяся посреди них, была тем же человеком, которого они любили и знали. Он умер и был похоронен. Пространство Его отсутствия было полно боли и совершенно не поддавалось заполнению чем-либо иным. И вот Он снова перед ними. Несомненно, Его присутствие расширило их представления о полноте до масштабов, которых они никогда ранее даже не могли себе представить.

Он не дал им никаких объяснений, не рассказывал о том, где был, или чему подобно Его состояние, выходящее за грань биологической жизни. Он просто присутствовал посреди них, со всеми их страхами и сомнениями; выводя их из шока безо всякой риторики и минуя какие-либо интриги, влагал в их умы новую цель для дальнейшей жизни. Он не объяснил, что по сути означает Воскресение. Ведь не познав этого на своем собственном опыте, никакие слова не смогли бы приблизить их к пониманию произошедшего. Он просто был и все — вне каких-либо доктрин, но с непосредственной силой и ясностью, тем самым неудержимо увлекая их на совершенно иной уровень существования.

Видение умершего может быть пугающим. Таков универсальный страх, происходящий из подсознательного предположения о том, что разгневанные мертвые могут преследовать нас с целью отмщения. Каждая культура, равно как и современный Голливуд, имеет свои истории на этот счет. Но это вовсе не история о призраках. Перед учениками предстал не умерший. Живой в полноте, ни в чем не упрекающий и совершенно свободный, Он оживил их своим присутствием.

Здесь, на Бер Айленде, в течении этой недели предпасхального ретрита мы изредка видели сияющее в голубом небе солнце, но все же большую часть времени небо было затянуто облачным покровом. Но даже когда солнце скрывалось, его свет пронизывал тучи, пропитывая собою землю и творя весну.

Для фотосинтеза, позволяющего растениям абсорбировать энергию из света, необходима такая важная биомолекула, как хлорофилл. Воскресение, которое отчасти и с поправками можно сравнить с сезонным восстановлением жизни, разворачивается в глубинных структурах нашей природы, где все уровни бытия собраны воедино.

Воскресший Иисус, возрождающий нас к новому способу бытия, в отличии от хлорофилла, уже пребывает в каждом из нас, в самой нашей способности быть живыми, которая в своей полноте превосходит все наилучшие известные нам формы материального существования.

Он — свет, который нас насыщает, и, когда придет время, преобразит в ту же славу и сияние, которыми является Он сам.


о. Лоренс Фримен OSB


Перевод: Мария, Альберт Захаровы

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте