Люди

Editor

Павел Колесников о конгрессе баптистских церквей «Преображение 2016»

Павел Николаевич Колесников, старший пастор Зеленоградской церкви ЕХБ, председатель Совета Всесоюзного содружества евангельских христиан, региональный директор Лозанского движения по Евразии.

-  В чем вы видите особенность этого конгресса?

- Я был дважды до этого на конгрессах. И считаю очень важным, чтобы евангельское сообщество собиралось вместе. Россия — огромная страна, соответственно, многие верующие живут очень далеко друг от друга, и конгресс — это, может быть, единственная возможность для тысяч христиан из маленьких городов и деревень встретиться, увидеть, что на самом деле нас много! Во-вторых, напоминание, как сказал апостол Петр: «Напоминанием возбуждаю ваш чистый смысл...» (2 Пет. 3:1). Чистый смысл — это благовестие, это преображение, то, которое совершает Бог в нас. Темы выбраны не случайно, а чтобы поговорить ещё раз о миссии, потому что библейские задачи люди быстро забывают, особенно в наше время, когда поток информации большой, и люди теряются: что главное, а что второстепенное? Думаю, что руководители РС ЕХБ, учитывая это, и планировали подобный конгресс.

- На открытии конгресса И.Г. Макаренко говорил о зарубежной миссии. Что вы думаете об этом?

- Зарубежная миссия — это правильно. Я сам инициировал и поддерживаю эту позицию, лично участвовал во многих проектах зарубежной миссии, был в Индии, Непале, Африке, Гане и др. странах. Считаю принципиально важным, чтобы старшие пасторы принимали участие в таких поездках, чтобы убрать некий скептицизм, т. к. некоторые считают, что удел зарубежной миссии — это задача западных церквей, но не нас. На протяжении 20 лет западные церкви инвестировали в Россию, после того, как свобода пришла к нам. Думаю, давно настало время, когда нам надо платить дивиденды — вкладываться в другие страны, где россиян принимают. Ведь не все западные страны могут попасть в ряд государств, где доминируют те или иные религиозные направления, а россияне могут туда попасть. Такова политическая обстановка. Соответственно, Церковь должна использовать эту возможность. К тому же, чтобы совершать внутреннее служение, иногда важно, как в живописи, отойти подальше и посмотреть на картину на расстоянии - увидеть больше, чтобы понимать детали. Я не считаю, что зарубежная миссия породит много миссионеров, которые навсегда уедут за рубеж, но они стопроцентно изменят людей внутри церквей России.

- И для людей другой страны событие, когда к ним приезжает миссионер.

- Это и для них событие. И это то, что меняет нас. Мы лучше видим свои дары и таланты, которыми можем послужить.

- Как христианину понять, что Бог призывает его на служение в другую страну?

- Для этого нужно, как минимум, смотреть на карту, интересоваться новостями, ведь часто христиане не смотрят новости и не интересуются тем, что происходит в мире, поэтому проблемы людей этого мира от них далеки. Но «Бог возлюбил мир» (Иоа. 3:16). Какой мир? Мой? Это все шесть континентов, 7 млрд населения, большая часть которых живёт южнее России — Индия, Китай, Африка, причем в этих странах трудится всего 3% миссионеров. Международная миссия в чем-то делает меня неспособным к тому, что я привык исполнять, потому что нужно поменять язык и восприятие. Даже в краткосрочной миссии не работают мои примеры, мой опыт, и мне нужно водительство Духа Святого в понимании того, что нужно делать. В первую очередь, в церквах должны звучать миссионерские новости со всего мира, Бог возлюбил мир. Мы должны услышать, что происходит в мире, включая Евразию. После развала СССР мы мало знаем, что происходит в Узбекистане, в Киргизии, в Казахстане… Военные конфликты в Армении… В Грузии напряжение… И многие другие вопросы мы должны поднимать. Это мы не берем во внимание европейский контекст. Некоторые думают, что миссия  - это очень дорого. Я скажу, что среднестатистическому россиянину сегодня возможно потянуть любой миссионерский проект. Я сторонник того, чтобы не церковь оплачивала, а сам человек собирал финансы и был подотчетен. Итак, в каждой церкви должна быть карта мира, чтобы видеть этот мир. Во-вторых, должна быть информация, где Бог действует сегодня, где идёт пробуждение. 3000 народностей сегодня не имеют ни Библии, ни церкви, ни христианина. Я бы сказал всего 3000. Если одна из церквей возьмет один народ и будет молиться о нем, потом посылать туда людей, миссия будет выполнена!

- В вашем служении за рубежом что вам запомнилось?

- В Индии я служил в течение 7 лет, возил много служителей туда. В основном, на север Индии, там меньше всего население достигнуто благовестием. Там, в одном из самых крупных буддийских монастырей, я просто возблагодарил Бога, что живу в России, что могу читать Слово Божие, что у нас есть церковь… Мы иногда в церкви рассуждаем после служения, хорошо ли звучала проповедь, красиво ли пели, а когда видишь, как люди поклоняются золотой статуе, невольно задумываешься: а кто им скажет о Христе? В Непале был 6 раз. В Гане был с миссией «Уиклиф». Был в Руанде (Восточная Африка). И могу сказать, что каждое место уникально. Там христиане начинают ценить, что имеют. Их дары и таланты проявляются. Я, организовывая поездки, приглашал самых разных людей и видел, как не всегда востребованные в наших церквах люди очень востребованы на миссии. Люди образования, бизнесы, искусства там эффективны. Поэтому для любого человека есть место в миссии. На конгрессе говорилось, что мы не изменим одним своим приездом все вокруг, но однозначно повлияем на кого-то и сами изменимся.

- Вы приехали с семьей?

- С женой. Ещё несколько членов церкви приехали с нами. Для меня важны встречи со служителями. Мое служение во ВСЕХ и в Лозанском движении как раз касается темы конгресса: «Евангелие — сила Божия». Распространением Евангелия обеспокоена евангельская церковь в мире.

- Ваши пожелания?

- Пусть посещение данного конгресса выразится в практическом применении. Будь это обучение или посланничество. Миссия — это действие.

Артур Гарнов

Сайт ЕХБ

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus