Политика

Editor

Похищение Европы: Когда Нужно Помнить Мифы

Как известно, мифическую Европу похитил из далекой Палестины преобразившийся в белого быка Зевс, зачавший Европе Миноса. Того Миноса, который стал царем Крита с помощи Посейдона, приславшему ему для жертвоприношения прекрасного быка. Когда Минос отказался приносить дар Посейдона в жертву, кара бога морей была предсказуема -  жена Миноса вследствие страсти к быку зачала от него Минотавра, на съедение которому приносили афинских девиц и юношей.

Сегодняшняя Европа все больше и больше напоминает мифическую дочь Агенора, уносимую от Палестинского начала на широкой спине быка в неизвестное, но предсказуемо малоприятное будущее. Причем как нынешняя, так и мифическая Европа сама забралась на спину этого быка, на лбу которого согласно легенде красовался серебряный полумесяц. Боюсь, плоды нынешнего похищения Европы будут мало отличатся от описанных в мифе. Рожденный от соития христианской Европы с раскрепощающим Просвещением Минос рано или поздно найдет своего Посейдона, от которого придется принимать нового быка. И этот бык непременно подарит своего Минотавра.

      Истоки проблем нынешней Европы просты – она забыла, что уходит корнями не только в научный метод Греции и законы Рима, но и в религию Иерусалима. Без папского наследия невозможно представить Италию. Без Нотр-Дам де Пари нет Франции. Без Вестминстера нет Англии. Без мятежного августинского монаха Мартина нет Германии и Скандинавии. Без св.Кирилла и Мефодия невозможно представить большинство славян. Как не крути, а без христианства нет Европы. Ставя знак равности между христианством и религиями меньшинств, Европа перестает быть Европой.

      Ко всему этому нужно добавить, что этот знак равенства ставится лишь гипотетически. В реалиях современности наследники христианской Европы поклоняются Посейдону всеобщей толерантности. И, разумеется, эта толерантность не распространяется на само христианство. Как недавно писал епископ Рима Бенедикт XVI, в нынешней Европе подлежат справедливому осуждению хулящие Иудаизм и Ислам. Однако когда речь заходит о христианстве, «свобода слова становится верховным благом». Намерение Европы не упоминать религию в своей предлагаемой конституции не совсем соответствует действительности – святое место пустым не бывает; вместо христианства в конституции закладывается фундамент религии Унитаризма, Прав Человека, и Всеобщей Толерантности.

      Как хорошо помнят прошедшие через бытие Страны Советов, религия, занимающая место старых богов, требует жертв.  Уже сейчас за знаменами толерантности виднеется уродливое лицо Минотавра утилитаризма. Пока он поедает неродившихся детей, но одними ими аппетит Минотавра не удовлетворить. На очереди – активная эвтаназия пожилых, новорожденных, инвалидов и всех, чье существование не соответствует определенным обществом критериям полноценной жизни. Джиан Елстайн недавно заметила, что преступления, творимые Гитлером во имя триумфа сверхчеловека высшей расы, могут делаться и во имя либерального гуманизма с «состраданием». Она же пишет о прогнозе известного австрийского утилитариста Питера Сингера, заявляющего о том, что «предрассудок» о святости человеческой жизни уйдет в небытие до 2040.

      Достаточно ли у Европы  сил и здравого ума остановить прогрессию сползания во тьму? Для этого нужно сломить кажущиеся неприкосновенными определенные критерии европейского modus operandi. Необходимо помнить о том, что толерантность инакомыслия и демократический процесс не самоцель, а всего лишь одно из средств индивидуального и общественного блага. Никто не сомневается, что наш мир был бы намного чище, если бы демократически избранный в 1933  лидер Германии был остановлен и Веймарской республика не стала Третьим Рейхом. Ставить знак равенства между религиями и идеологиями нельзя просто потому, что многие из них не заслуживают права на существование. Европе нужно вспомнить не только старые истины о различии между добром и злом, но и реальность последнего.

      Ведь нужно быть слепцом, чтобы не признать, что необходимые предпосылки для возрождения старой Европы не найти в умеренном диалоге и осознании необходимости нового движения ad fonts – к истокам. Так же и далеки от реальности надежды на здравомыслие европейской элиты,  ее способность распознать образ зла и принять решение провести радикальное хирургическое вмешательство в загнивающие органы тела Европы. По примеру того же Веймара, в подобном сценарии предпочтительной оказывается доверенность богам демократического процесса.

        Как ни цинично и парадоксально это не звучит, но возвратить европейское мировоззрение на круги своя может то, что составляет ему сегодняшнюю угрозу. Это и наглая экспансия на материк ислама, и нынешний экономический кризис. И если усыпляемый экономическим благополучием европейский обыватель спокойно дремлет в своем тихом мире иллюзий, он способен довольно быстро вспомнить, как орудовать дубиной. Для этого нужно просто отобрать у него социальное пособие или попробовать заставить его жену одеваться по критериям исламского приличия. Это приведет к полузабытому страшному, черному, средневековому бунту. Бунту, который крушит все и вся на своем пути. Бунту, создающему массу, крошащую невиновных не меньше, чем провинившихся. Бунту, самому определяющему кто есть «свой», а кто – «чужой».

       Разумеется, подобный бунт имеет столько же общего с христианством, как так же Крестьянская Война 1524. Европейскому христианству его нельзя ни приветствовать, ни ждать с нетерпением. Однако, на данный момент тяжело представить реальность чего-то иного, могущего прекратить сползание в пропасть старой Европы. В противном случае придется ждать нового Тесея, которому будет по силам одолеть Минотавра.

      Вот только дождемся ли…

 

 

      Сергей Дежнюк
    

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте