Диспут

Editor

Послание Бенедикта XVI на Великий Пост 2013 г.: Вера в любовь пробуждает силу любви

«И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее» (1 Ин 4,16)

Дорогие братья и сестры! Время Великого Поста в контексте Года Веры предоставляет нам ценную возможность поразмышлять о взаимоотношениях между верой и любовью – между верой в Бога, в Бога Иисуса Христа, и любовью, которая есть плод действия Святого Духа и ведет нас путем посвящения себя Богу и другим людям.

1. Вера как отклик на любовь Бога

Уже в первой моей энциклике я указал пару элементов, демонстрирующих тесную связь между этими двумя богословскими добродетелями – верой и любовью. Отталкиваясь от основополагающего утверждения апостола Иоанна: «И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее» (1 Ин 4,16), я напомнил, что «у истоков христианского бытия лежит не какое-то этическое решение, либо великая идея, – скорее это встреча с неким событием, с Личностью, которая, открывая жизни новый горизонт, тем самым указывает ей решающее направление. (…) Поскольку Бог первым возлюбил нас (ср. 1 Ин 4,10), то любовь теперь – это не только «заповедь», но и наш ответ на дар любви, с которой Бог идет нам навстречу» (Deus caritas est, 1).

Вера представляет собой эту нашу личную принадлежность – охватывающую все наши способности – явлению бескорыстной и «страстной» любви, которую Бог питает к нам и которая вполне открывается в Иисусе Христе. Это встреча с Богом-Любовью, обращенная не только к сердцу, но и к разуму: «Признание Бога живого есть путь к любви, а согласие следовать Его воле соединяет ум, волю и чувство во всеохватывающий акт любви. Однако это постоянно развивающийся процесс: любовь никогда не является «законченной» и завершенной» (там же, 17). Поэтому все христиане, а в особенности «те, кто трудятся в благотворительных учреждениях Церкви», нуждаются в вере, в такой «встрече с Богом во Христе, которая пробудит в них любовь и откроет их души навстречу нуждам ближнего, настолько, что для них любовь к ближнему не будет больше заповедью, так сказать, навязанной извне, но следствием, возникающим из их веры, становящейся деятельной в любви» (там же, 31a). Христианин – это человек, покоренный любовью Христа, а потому также и побуждаемый любовью – «caritas Christi urget nos» (2 Кор 5,14).Он глубоким и конкретным образом открыт любви к ближнему (ср. там же, 33).

Такая жизненная позиция проистекает прежде всего из сознания, что мы возлюблены Господом, что нас прощает и даже нам служит Господь, Который склоняется, чтобы обмыть ноги апостолам, Который приносит Себя Самого в жертву на кресте, чтобы привлечь человечество к Божией любви. «Вера являет нам Бога, отдавшего ради нас Своего Сына, и рождает в нас, таким образом, победоносную уверенность, что это действительно правда: Бог есть любовь! (…)

Вера, осознающая любовь Бога, открывшую себя в пронзенном сердце распятого Христа, порождает в свою очередь любовь. Она есть свет, – по сути, единственный, – просвещающий вновь и вновь мрак мира, и дающий нам мужество жить и действовать» (там же, 39). Всё это помогает нам понять, что отличающая христиан принципиальная позиция – это именно «любовь, основанная на вере и ею же сформированная» (ср. там же, 7).

2. Любовь как жизнь в вере

Вся христианская жизнь – это отклик на любовь Бога. Первичный отклик – это как раз вера как исполненное изумления и благодарности принятие этой беспрецедентной инициативы Бога, которая предваряет и призывает нас. И «да» веры означает начало светоносной истории дружбы с Господом, наполняющей всю нашу жизнь и придающей ей смысл. Однако Бог не удовлетворяется тем, что мы принимаем Его безвозмездную любовь.

Он не ограничивается тем, что любит нас, а стремится привлечь нас к Себе, преобразить столь глубоким образом, чтобы мы вслед за св. Павлом произнесли: «ныне… уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал 2,20). Если мы оставляем место Божией любви, то уподобляемся Ему, становимся участниками Его любви. Открыться Его любви – это значит позволить Ему жить в нас и привести нас к любви вместе с Ним, в Нем и так, как любит Он; лишь в этом случае наша вера подлинно становится «верой, действующей любовью» (Гал 5,6), а Он пребывает в нас (ср. 1 Ин 4,12). Вера – это познание истины и приверженность ей (ср. 1 Тим 2,4); любовь – это «движение» в истине (ср. Еф 4,15). Благодаря вере мы завязываем дружбу с Господом; благодаря любви живем той же дружбой и лелеем ее (ср. Ин 15,14 сл.).

Вера побуждает нас принять заповеди Господа и Наставника; любовь дарит нам счастье воплотить их на практике (ср. Ин 13,13-17). В вере мы рождены как чада Божии (ср. Ин 1,12 сл.); благодаря любви мы конкретным образом пребываем в Богосыновстве, принося плоды Святого Духа (ср. Гал 5,22). Благодаря вере мы распознаем дары, врученные нам благим и великодушным Богом; благодаря любви они приносят плод (ср. Мф 25,14-30). 3. Неразрывная взаимосвязь веры и любви В свете вышесказанного становится очевидным, что мы ни в коем случае не имеем права разделять или тем более противопоставлять веру и любовь. Обе эти богословских добродетели теснейшим образом связаны между собой, и было бы ошибкой усматривать между ними противоречие или «диалектику». Ибо с одной стороны ограниченной является позиция, делающая особый упор на приоритетную и решающую роль веры, так что при этом недостаточно ценят, а то и пренебрегают, конкретными делами любви, редуцируя их к обычной гуманитарности. Но с другой стороны, ограниченностью является и чрезмерная акцентация первенства любви и ее дел, мнение, будто дела замещают веру.

Для поддержания здорового равновесия в духовной жизни необходимо остерегаться как фидеизма, так и моралистического активизма. Христианская жизнь – это неустанное восхождение на гору встречи с Богом, чтобы потом спуститься, обогащенным любовью и силой, проистекающими из этой встречи, дабы служить братьям и сестрам с той же любовью, что имеет Бог. В Священном Писании мы видим, что ревность апостолов к пробуждающей веру проповеди Евангелия тесно связана с готовностью милосердно служить нуждающимся (ср. Деян 6,1-4). Созерцание и действие, некоторым образом символизируемые евангельскими персонажами Марией и Марфой, призваны сосуществовать и взаимно дополнять друг друга в жизни Церкви (ср. Лк 10,38-42).

Отношения с Богом всегда остаются приоритетными, а подлинно-евангельское деление должно быть укоренено в вере (ср. Катехеза на общей аудиенции от 25 апреля 2012 г.). Иногда дает о себе знать тенденция свести «любовь к ближнему» к солидарности или обычной гуманитарной помощи. Между тем нельзя забывать, что главное из дел любви – это как раз евангелизация или «служение Слова». Нет более благого, а значит, и более милосердного дела в отношении ближнего, чем преломить с ним хлеб Слова Божия, поделиться с ним Благой Вестью Евангелия, ввести его в отношения с Богом: евангелизация – это и есть самое значительное и всеобъемлющее возвышение человеческой личности. Как пишет в энциклике Populorum progressio Слуга Божий Папа Павел VI, именно возвещение Христа является первым и принципиальным фактором развития (ср. п. 16). Именно изначальная истина любви Бога к нам, которой мы живем и которую возвещаем, открывает нашу жизнь к восприятию этой любви и делает возможным всестороннее развитие человечества и каждого человека (ср. энциклику Caritas in veritate, 8). В сущности, всё берет начало в Любви и стремится к Любви.

Мы познали безвозмездную любовь Бога посредством проповеди Евангелия. Если мы принимаем эту весть с верой, то входим в первичный и необходимый контакт с Божественным, который может «повергнуть нас в любовь с Любовью», чтобы мы в дальнейшем пребывали и возрастали в той Любви и с радостью возвещали ее другим людям. Что же касается соотношения между верой и делами любви, то пожалуй лучше всего выражают их взаимную связь слова из Послания Св. Апостола Павла к Ефесянам: «Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился. Ибо мы – Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять» (Еф 2,8-10). Отсюда становится очевидным, что вся искупительная инициатива исходит от Бога, от Его благодати, от Его принятого верой прощения; однако эта инициатива никоим образом не ограничивает нашей свободы и нашей ответственности. Зато она обеспечивает подлинность и должную направленность совершаемых нами дел милосердия. Эти последние не являются прежде всего плодом человеческих усилий и поводом для гордости, а рождаются из веры, проистекают из благодати, которую Бог изливает на нас в изобилии.

Вера без дел – как дерево без плодов: обе эти добродетели взаимно обусловливают друг друга. Великий Пост, согласно традиционным рекомендациям, касающимся христианской духовной жизни, должен стать для нас временем утверждения в вере посредством более внимательного и продолжительного вслушивания в Слово Божие и участия в Таинствах, а вместе с тем, посредством возрастания в любви, в любви к Богу и ближнему, а также посредством конкретных дел воздержания, покаяния и милостыни.

4. Первенство веры, примат любви

Как и все Божии дары, вера и любовь имеют свое начало в действии одного и того же Святого Духа (ср. 1 Кор 13), Духа, вопиющего в нас «Авва, Отче!» (Гал 4,6) и побуждающего нас восклицать: «Иисус есть Господь!» и «Маранафа!» (1 Кор 16,22; Откр 22,20). Вера, будучи даром и откликом, позволяет нам уразуметь истину о Христе как воплощенной и распятой Любви, о полном и совершенном послушании воле Отца и бесконечном Божьем милосердии по отношению к ближнему; благодаря вере в нашем сердце и разуме укореняется твердое убеждение, что именно эта Любовь и есть единственная реальность, побеждающая зло и смерть.

Вера побуждает нас смотреть в будущее с добродетелью надежды, в доверительном уповании на полную победу любви Христовой. Со своей стороны, любовь к ближнему вводит нас в явленную во Христе любовь Божию и делает нас способными лично и экзистенциально включиться в полное и безоговорочное посвящение Иисуса Отцу и братьям. Святой Дух, вливая в нас любовь, делает нас сопричастными посвящению Самого Иисуса: сыновнему посвящению Отцу и братскому посвящению каждому человеку (ср. Рим 5,5). Взаимоотношение этих двух добродетелей подобно взаимоотношению между двумя основополагающими Таинствами Церкви – Крещением и Евхаристией. Крещение (sacramentum fidei) предваряет Евхаристию (sacramentum caritatis), однако обращено к Евхаристии, составляющей полноту христианского пути. Аналогичным образом вера предваряет любовь, однако является подлинной лишь в том случае, если любовь ее венчает.

Всё это имеет свое начало в смиренном принятии веры («познание, что нас возлюбил Бог»), однако конечной целью призвана стать истина любви («познание, как любить Бога и ближнего»), пребывающей всегда в качестве источника всех добродетелей (ср. 1 Кор 13,13). Дорогие братья и сестры! В этот период Великого Поста, в который мы готовимся приобщиться к событию Креста и Воскресения, коим Любовь Божия искупила мир и пролила свет на историю, я желаю вам всем переживать это драгоценное время, возгревая в себе веру в Иисуса Христа, дабы войти в динамику Его любви к Отцу и к каждому из братьев и сестер, встречаемых на нашем жизненном пути.

В этом намерении я возношу молитву к Богу, дабы испросить у Него благословение для каждого из вас и для каждой общины!

Бенедикт XVI

Ватикан, 15 октября 2012 г.

Сибирская католическая газета

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте