Жизнь веры

Editor

Последнее слово пастора Кашкумбаева

Три года тюрьмы просит прокуратура для пастора церкви «Благодать» Бахтжана Кашкумбаева по обвинению в причинении «умышленного тяжкого вреда здоровью» бывшей прихожанке. Пастор называет судебный процесс сфабрикованным.

В четверг, 13 февраля, подсудимый пастор пресвитерианской церкви «Благодать» Бахтжан Кашкумбаев выступил с последним словом. Прокуратура попросила три года тюрьмы по статье 103 уголовного кодекса только по одному обвинению - эпизоду, связанному с бывшей прихожанкой Ляззат Альменовой. 

Из всех обвинений до конца суда дошло только одно обвинение – якобы пастор поил прихожанку подозрительным напитком по время проповедей и негативно повлиял на ее психологическое здоровье. Правозащитники называют это обвинение абсурдным.

ЗАПРЕТ СУДЬИ ДЛЯ АЗАТТЫКА

Заседание суда в четверг, 13 февраля, помимо привычного уже казалось бы хода слушаний имело одну особенность, сайт Азаттык касающуюся напрямую. Судья запретил видео и фотосъемку нашему корреспонденту, при этом запрет коснулся только нашу редакцию.

Перед началом судебного заседания судья Гульжахан Убашева поинтересовалась, кто из аккедитованных журналистов присутствует в зале. В зале оказались журналисты Азаттыка и христианского телеканала CNL, которые происходящее в зале снимали на видеокамеру.

Корреспондента Азаттыка судья попросила назвать свои данные и юридический адрес редакции. После этого поинтересовалась: что будет осуществляться в рамках судебного процесса — фото- или видеосъемка. В итоге судья разрешила корреспонденту Азаттыка только вести аудиозапись процесса, запретив фото- и видеосъемку. В то же время журналистов христианского телеканала CNL она никак не ограничила в ведении видеозаписи.

По словам судьи Гульжахан Убашевой, если это не устраивает корреспондента Азаттыка, то она может вообще покинуть зал судебного заседания. Слово судьи – закон, корреспонденту Азаттыка пришлось фиксировать судебный процесс по делу, который международные правозащитники называют абсурдным по сути обвинения и политически мотивированным, устаревшими ныне инструментами журналистики.

СМЫСЛ ЖИЗНИ ПАСТОРА

Правозащитники не раз говорили, что истинную суть дела они видят в том, что власти Казахстана руками суда хотят примерно наказать Бахтжана Кашкумбаева  за то, что он, этнический казах, перешел из ислама в христианство.

67-летний Бахтжан Кашкумбаев свое последнее слово начал с того, как он, университетский преподаватель с советским прошлым, пришел в религию на склоне лет. Свой путь к Богу он нашел в христианстве, и в его церковь в основном ходят этнические казахи, которые и составляют большинство населения новой столицы страны.

Бахтжан Кашкумбаев поделился с присутствующими историей своей семьи: его супруга была тяжело больна и только вера в Бога помогла ей излечиться, а домочадцам — обрести новый смысл жизни. Так Кашкумбаев стал христианином, а опыт чтения лекций в университете и жизненный опыт послужили основой для быстрой карьеры внутри церкви, и вот он уже – пастор.

Однако в стране появились новые призывы властей и околовластных структур в отношении религий, пастор вскоре оказался под градом обвинений и «разоблачений» в прессе, а потом и в камере следственного изолятора.

Пастор в своем последнем слова также заявил, что, как христианин, он не мог совершить ничего плохого в отношении другого человека и никогда не желал зла никому.

— Я никогда не совершал зла ни по отношению к Ляззат Альменовой, ни по отношению к кому-то еще, — говорит пастор.

Сама потерпевшая по этому делу находилась в это время в зале суда, но сидела в конце его, в числе других прихожан, которые пришли поддержать своего пастора. Она плакала и опускала голову, однако не могла сказать ни слова в юридическом понимании этого действия. Вместо нее на суде может говорить ее сестра Гульдана Альменова, которая признана по делу представителем Ляззат. Сама Ляззат Альменова определена недееспособной, лишена права выступать на судебном процессе. На этот счет имеется справка психиатрической экспертизы.

Адвокат Ляззат Альменовой отказалась от любых комментариев до оглашения приговора.

Суд по делу Кашкумбаева начался 22 января и нередко проходил в отсутствие отказавшегося от участия в процессе подсудимого и его адвоката Нурлана Бейсекеева.

Бахтжан Кашкумбаев находится под арестом с мая 2013 года. Его обвиняли не только в причинении «умышленного тяжкого вреда здоровью» одной из бывших прихожанок якобы путем гипноза и использования галлюциногенных напитков во время проповедей, но и в экстремизме. На прошлой неделе прокурор отказался от обвинения по статье 164 – это было обвинение в экстремизме, которое якобы содержалось в некоторых книгах в церкви.

- Вернулись в итоге только к тому эпизоду, с которого начиналось уголовное дело Кашкумбаева, — говорит адвокат Нурлан Бейсекеев.

Пастор отрицает обвинение в свой адрес и называет судебный процесс против него сфабрикованным. В защиту пастора выступает ряд международных правозащитных организаций. Они считают, что пастор Кашкумбаев подвергается репрессиям в свете противоречивого нового закона о религиозной деятельности.

Светлана ГЛУШКОВА

Радио Азаттык

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus