Диспут

Editor

Проповедь на торжество Всех Святых

 Сегодня только смотреть на небо! Сегодня только считать: сколько святых мучеников, а сколько исповедников, сколько святых епископов и священников, а сколько монахов и монахинь, сколько женатых и замужних святых и сколько святых дев радуются у Бога вечной славе.

Эти подсчёты уже провёл вместо нас, хотя и в другом ключе, апостол Иоанн в первом литургическом чтении сегодняшнего праздника. Что поделаешь, цифр ему не хватило. Вот он и написал только: огромная, неисчислимая толпа, всех народов, рас и языков (ср. Откр 7, 9). Это те, кто счастливо дошёл до цели, кто уже навеки в безопасности, у кого уже навеки есть дом, которого никто не разрушит, и отчизна, с которой их никто не изгонит, и мир, которому не будет угрожать ничто и никогда. Когда сегодня мы особым литургическим поминовением воздаём честь «всем святым», мы воздаём честь именно этим людям. Есть среди них такие, кого Церковь торжественно вознесла на алтарь, присвоив им высокие звания святых или блаженных, но есть и неисчислимое множество других, чьё совершенство заметили и почтили не люди, а сам Бог. Среди них наверняка есть наши родители, многие наши знакомые и друзья, есть много таких, чью воодушевляющую жизнь и прекрасную смерть видели мы сами, есть учителя и воспитатели, которые первыми показали нам путь к Богу, писатели, посвятившие своё перо защите истины, врачи и сёстры милосердия, заботившиеся о здоровье чужих им людей, солдаты, которые полегли, защищая свободу и мир. Разве может кто-нибудь сосчитать их всех? Конечно, не каждый из них был ангелом. Но Бог забыл их грехи, а заслуги учёл. И теперь они у Него.

Чем же занимается на небесах это огромное сообщество спасённых? Ответить нелегко. Нужно помнить, что все образы, в которых мы пытаемся представить себе небесное счастье, это только беспомощная попытка перенести опыт, приобретённый в земной действительности, в измерение бесконечности. Это относится и к описаниям неба, которыми снабжает нас Священное Писание. Например, первое чтение сегодняшнего торжества, взятое из Откровения святого Иоанна, в завораживающе красивых образах показывает, что спасённые стоят перед Агнцем, одетые в белые одежды, в пальмовыми ветвями в руках и громкими голосами славят Бога (см. Откр 7, 9-10). В других местах той же Книги мы читаем, что они ходят за Агнцем, играют на гуслях и поют гимны и песни, которые можно петь только им (ср. Откр 14, 3-5; 19, 6-8). Иисус, говоря о небе, сравнивал его с пиршеством, где за одним столом восседают Он и Его верные слуги (ср. Лк 22, 30). Но в Новом Завете используются также и другие образы неба. Чаще всего употребляются такие, как храм или престол Бога (см. напр. Откр 11, 19; 14, 17; 15, 5; Мф 5, 34; 19, 28; Евр 8, 1 и т. д.), царство (см. напр. Мф 25, 34; Мк 10, 23; 14, 25) или родина (в синодальном переводе «жительство» – прим. пер.) (см. напр. Флп 3, 20), город (см. напр. Откр 21, 10n; Евр 13, 14) и место обитания или дом (см. напр. Ин 14, 2; 2 Кор 5, 1). Все эти образы взяты из земного опыта и земным, понятным каждому языком (который, однако, не следует понимать дословно) стараются передать нам конкретную богословскую истину, касающуюся неба. Эту истину можно сформулировать так: небо – это действительность, целиком ориентированная на Бога и заполненная Богом (храм, престол Божий), обеспечивающая безопасность и порядок (царство, родина), переживаемая вместе (город, пир), однако при этом сохраняющая дух некой отдельности, интимности (дом, обитель). Но не будем выискивать в этом половодье образов конкретику. Для описания Божьих тайн в человеческом языке нет подходящих выражений. Павел скажет об этом так: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор 2, 9).

Зато мы можем задать общий вопрос о духовной атмосфере небес, о духе или настрое, царящем в этой отчизне избранных. Так вот: это атмосфера счастья. Спасённые наслаждаются прежде всего Богом. Кто из нас по-настоящему знает, что это значит – наслаждаться Богом? Но были и есть люди, которые уже здесь, на земле, переживают присутствие Бога, как действительность, приносящую счастье. Это святые. Читайте их жизнеописания. Вы найдёте там поразительные факты и высказывания. Эти люди могли не иметь ничего, могли быть презираемы, оболганы, избиты и замучены, могли работать, выбиваясь из сил, или перенести все возможные болезни, однако при всём этом оставались удивительно спокойными, твёрдыми, невозмутимыми и даже радостными. Подкрепляющее осознание, что Бог с ними, что Бог любит их, что это именно Он ведёт их ему одному ведомыми тропами, но всегда по-отцовски, ко всё более полному соединению с Ним, придавало им сил и такое расположение духа, что те, кто их видел, только удивлялись. «Возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моём», – пела когда-то Мария, первая из тех, кто в полной отдаче себя Всевышнему нашёл своё счастье (Лк 1, 47). Есть много таких песен как в Священном Писании, так и в истории Церкви.

Если уже при земной жизни можно до такой степени наслаждаться Богом, то в какую же радость погружаются те, кто после смерти услышат это приглашение из евангельской притчи: «Войди в радость господина твоего» (Мф 25, 21.23), когда тот Бог, Который до сих пор только требовал, начнёт лишь безгранично вознаграждать! Однако наслаждаться Богом в вечности – это, прежде всего, найти в Нём предмет своей любви. Любви, которой уже ничего не грозит, любви взаимной. «…И буду ему Богом, и он будет Мне сыном» (Откр 21, 7). Но это также и открытие в Боге, которого здесь видят уже «лицем к лицу» (1 Кор 13, 12), всех возможных ценностей, по которым может тосковать человеческое сердце. В Откровении мы читаем о небесах: «И отрёт Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло» (Откр 21, 4).

Но святые на небе наслаждаются не только Богом. Они там наслаждаются также и друг другом. Спасённые – это такая удивительная общность, которая раскрыла истинный масштаб слова «братство». Это большая семья, собравшаяся за столом Отца, в которой люди наконец-то живут тем, чего безуспешно искали на земле: доверием, доброжелательностью, пониманием и любовью. Небо – это новый, счастливый, безмятежный мир без разделений, фракций, партий, без отделяющих человека от человека границ, без сумасшедших идеологий и доктрин, без политических предубеждений и расовых предрассудков, без полиции и тюрем и без смерти. Здесь ничто не разделяет людей, и всё объединяет. Спасённый не завидует спасённому ни в степени славы, ни в мере счастья. Каждый получил столько, сколько способен воспринять. Ему не хочется большего, потому что большего он не вместит.

Говоря как-то о Церкви, Павел уподобил её телу, глава которого – Христос, а мы – отдельные части этого тела (см. 1 Кор 12, 12n). Как в теле нет раскола, разделений и зависти, но каждая его часть охотно исполняет функции, назначенные ей природой, так и в Церкви одни должны радоваться другим, ведь благо для других оборачивается пользой и им самим. То, что в земной Церкви реализовано, к сожалению, в исчезающее малой мере, обретает полную силу в Церкви неба. Все его обитатели, органично слившиеся со Христом, образуют здесь одно здоровое, совершенное, полное гармонии тело, глава которого – Он. Через Него все составляют одно с Богом и одно друг с другом. Через Него на небе длится нескончаемое «причастие», или трапеза братства и любви, образом и зачатком коей была для святых когда-то, когда они жили на земле, Евхаристия.

После того, что мы с ужасом видим каждый день в человеческом сообществе, даже не хочется верить, что где-то может существовать такой сплочённый, умиротворённый и счастливый своей разнородностью в служении единству мир. Но вера говорит, что он существует, и от нас зависит, станет ли он когда-нибудь нашей родиной.

И наконец третья великая радость неба: удовлетворённость собой!

В мире спасённых индивидуум не исчезает в обществе без остатка. Он остаётся собой. Человеческое «я» не растворяется в «мы». Человек остаётся личностью. Эта личность сохраняет способность чувствовать всё, что её касается. Поэтому глубоко переживает и своё счастье. Вот это радость – иметь возможность когда-нибудь сказать себе: ты дошёл до цели, брат! Достиг всего, чего мог достичь! И этого уже никто и ничто у тебя не отберёт!

Каждый из спасённых, естественно, знает, что доставшееся ему небо – это не какая-то его заслуга, за которую он получил расчёт в Божьей бухгалтерии, а дар. Поэтому гордость, переполняющая сердце святого, будет лучиться безбрежной благодарностью. Благодарностью Богу, верному своим обещаниям, не обманувшему. Благодарностью Христу, Который в Свою пасхальную тайну, то есть в Свой «переход к Отцу», ввёл и нас, слово Которого было нам светом, пример – ободрением, а Тело и Кровь, столь часто нас питавшие, – прощением, лекарством и силой. Благодарностью Церкви, через которую проходил наш путь на небо. Благодарностью десяткам, а то и сотням наших ближних, которые в своё время научили, показали, дали шанс, подбодрили, увели с дурного пути.

В этой всеобщей песне благодарности наверняка можно будет различить и более личностные тона. Благодарность собственному разуму, который, не взирая на множество искушавших его источников света, остался верен свету Евангелия. Благодарность собственному сердцу и гордость, что оно поддалось земному, хотя оно было так соблазнительно и так много обещало. Чувство удовлетворения собственным телом, которое когда-то послушно пошло на нелёгкое служение духу, хотя ноги мечтали о лёгких путях, рукам – более тёплые встречи, а глазам – образы более соблазнительные, чем крест.

Мы несколько увлеклись анализом небесного счастья. Столько слов, а так, собственно, ничего себе и не сказали. По счастью, для переживания всех этих радостей у нас когда-нибудь будет больше времени. Опустимся на землю.

В Церкви, которая сегодня, как и каждый год, отмечает торжество Всех Святых, только что прочли евангелие о Нагорной проповеди. Блаженны нищие, блаженны кроткие, блаженны милостивые, блаженны миротворцы.

Не стоит пересчитывать святых на небе. Не стоит пытаться угадать, что они делают и чему радуются. Перед нами ещё простилается путь. Тот самый: местами крутой, местами узкий, местами каменистый. Прислушаемся, как с неба нас зовут: «Смелее, приятель! Шагай по этому пути!».

О. Станислав Подгурский CSsR

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте