Культура

Editor

Просветительская деятельность Мартина Лютера

 Имя Лютера связано с поворотным пунктом в истории нового времени, имевшим очень важные последствия. Даже если сам он не считал себя «реформатором», но все дело, зародившееся в тиши монашеской кельи, неразрывно связано с его именем. Эпоху Реформации невозможно понять без Лютера. Любая дискуссия о Реформации, которая привела пусть не к первому, но зато к самому значительному расколу в западном христианском мире, неизбежно вызовет спор о личности и, деле Лютера. Историк Реформации Генрих Бёмер однажды заявил: «Существует столько же Лютеров, сколько книг о нем». Лютер обрел в церковном гетто священное почитание и не похож на того, кем был в действительности.

Любые дискуссии о Лютере выходят далеко за пределы его личности. Вне зависимости от того подходят ли к нему с церковными или политическими, общеисторическими мерками, суждения о нем охватывают всю гамму оценок: от одобрения до отрицания. Для одних он - реформатор, для других - разрушитель единства церкви; одни считают его человеком, стоящим у истоков нового времени, другие средневековым горланом и типично немецким упрямцем. Один лишь взгляд на историю образа Лютера, столь богатую на диаметрально противоположные оценки, подтверждает это.

Мартин Лютер - основоположник немецкого и европейского протестантизма XVI в., - личность многогранная и неоднозначная. Он по праву занимает особое место не только в истории христианской церкви и во всеобщей истории религиозных учений и идей. Католики называли его схизматиком. Протестантская традиция школы Ранке подчеркивала особую роль Лютера в борьбе со старым католическим миром. Отдельные историки лютеранства начала XX в. (Э. Трельч) не были склонны видеть в выступлении Лютера в 1517 г. события переломного характера, но считали, что немецкий еретик доктор Мартиниус способствовал развитию нового витка предшествующей внутрицерковной полемики. С 1983 г., когда было отмечено 500-летие со дня рождения Мартина Лютера, он был причислен к числу титанов эпохи Возрождения и назван человеком, совершившим «революцию духа».

Реформационная программа Лютера, как и все другие протестантские учения XVI в., была персонифицирована. В ней четко прослеживается его личный, жизненный опыт, страстность и увлеченность натуры, настойчивый, упорный и упрямый характер, мужество, смелость поступков и склонность к компромиссам. Цель его жизни - устремленность к Богу, вера в то, что душа нуждается в милости Божией и спасается только тогда, когда следует Слову Божию. Принятие тезиса о спасении личной верой, которая должна быть активной, открывающей душу человека для действия благодати Божией, способствовало формированию у Лютера антикатолических и в конечном итоге обостренных антипапских настроений. Борьба с Римом тоже стала смыслом лютерова дела, хотя до конца своей жизни он почитал Церковь как благодатное учреждение, в котором слышно Слово Божие, и считал себя верным её сыном, а не схизматиком.
Взгляды и убеждения Лютера не были однозначны и постоянны для всех периодов его жизни. Он пережил состояние и духовного освобождения, и внутреннего опустошения. Будучи человеком мужественным, что признавали даже его заклятые враги, он шел на компромиссы и вынужденные уступки. Но многое из того, что реформатором было высказано и изложено в 1512-1521 гг., сохранилось и защищалось им до конца жизни.

В реформационном учении Мартина Лютера проявился переходный характер эпохи, который выразился в новом понимании и истолковании христианских добродетелей и ценностей земной жизни. Эволюция его взглядов прослеживается как в сфере духовной, так и мирской. Реформаторская деятельность Лютера началась с критики католицизма. На первом этапе «духовного мятежа» он стремился изложить и истолковать принципы правильной, по его мнению, истинной христианской веры. По мере развития реформационного движения, углубления идейной и социальной борьбы в Германии и Швейцарии Лютер пришел к выводу о необходимости преобразования церкви и общества. В этот период Лютер стремился не только защитить новое учение о вере, но и изложить своё видение праведной жизни христианина. Оставляя неизменной идею свободы христианина, он настаивал на том, что Реформация должна проводиться без «телесных» мятежей и восстаний. Он исходил из того, что преобразование общества должно проводиться только сверху. Дела мирские есть удел светских властей. Это их служение.


1.1. Просветительская деятельность Мартина Лютера.

После 1525 г. Мартин Лютер отстранился от активной жизни и в основном его деятельность связана с разработкой богословских основ и политического учения. Это было связано необходимостью дальнейшей реорганизации церкви на основе протестантского богословия и естественным желанием воспитания нового христианина. В 1523 г. Лютер, защищаясь от репрессий епископов и чужих князей и одобряя спонтанных возникавших практику, признал права общин судить об учении, а так же назначать и смещать священников. В полемике с Эком о примате с папы он защищал идею, согласно которой истинная церковь невидима. Об этого ему теперь не надо было отрекаться, ибо ввести порядок и устранить путаницу надо было не в истинной и невидимой церкви, а в церкви видимой; в ней следовало отделить козлищ от овец. В 1524-1525 г. он взвешивал возможность составить список достойных доверия лиц, созвать их для интенсивного обучения, укрепить молитвой и богослужением, затем разослать эту кучку избранных, чтобы они действовали «подобно закваске», все время вновь созывать их, укреплять и обучать и таким образом, создать прочное, достойное доверие ядро для восстановления видимой церкви.

Лютер вскоре отказался от «церкви по списку». Для этого был бы необходим, как он считал особый аппарат церковного управления, которого у него не было. Ответственность, за который ему и незачем было принимать на себя, поскольку он уже практиковался в другой форме: ведь по всей стране существовали приходы со священниками и проповедниками. Действовала оснащенная аппаратом управления власть для того, чтобы не только призывать к выполнению своих должностных обязанностей, но требовать этого под угрозой лишения должности. После событий 1524-1525 гг. Лютер стал подчеркивать невежество и глупость крестьян, их необразованность. Он и ранее говорил о необходимости подготовки грамотных проповедников и о важности священнического служения. Свою задачу Лютер видел в том, чтобы:
Создать канон вероучительных книг.
Обучить их проповеди правильного евангельского учения.

Подобрать пригодных для службы людей, Учение о спасении верой (sola fide) им было дополнено поучением о том, чему и как следует проповедовать евангельское учение.
Его кредо теперь основывается, как замечает Г. Брендлер, на следующем положении: «Народу надо проповедовать закон, данный Богом в гневе, но с добрыми намерениями, чтобы освободить его от дьявола и сделать достаточно зрелым для понимания Евангелия» [6, С.281].

Подготовка кадров для новой церкви, для Лютера стала важным делом. Он учитывал убожество богословского образования в Германии накануне Реформации, знал, что на практике большинство приходских священников обладали в вопросах религии лишь самыми поверхностными знаниями. Подчеркивая высокий смысл служения проповедников, Лютер понимал, что для истинно евангелической церкви необходимо формировать новые кадры. Он не признавал католическое духовенство, считая, что оно давно отошло от первоначального своего предназначения, и не несет ничего духовного, стремясь к внешней роскоши. Он укорял его в том, что основным действием в богослужении оно ставит мессу, а не проповедь Слова Спасителя. Лютер провозгласил принцип священства всех верующих, но говорил о том, что не все христиане могут и умеют публично учить вере, которую нужно излагать правильно. Смысл проповеднической деятельности, по Лютеру, заключается не в простом изложении библейских сюжетов, но в возвещении истины, которое должно вызвать у слушателя не только чувство покаяния, но и принятие некоего обязательства перед Богом. Лютер довольно много рассуждал о проповедниках и слушателях (учениках), видах и принципах христианского учения, о методике проповедей. Он предъявлял высокие требования к новым священникам и проповедникам Библии (Голоса Господа).

Так как проповедник передает людям учение, которое исходит от Бога, то он должен следовать за Иисусом, согласовывать свою жизнь с жизнью Спасителя и быть готовым разделить саму участь Христа.
Учительством нужно заниматься по призванию и иметь для этого особое расположение сердца и духа;
Те, кто принял на себя труд учительства, несут большую ответственность, чем прочие;
Излагая собственный взгляд на методы обучения, Лютер обращал внимание проповедников на такие правила, в каждом из которых присутствует слово «должен» или «должно»:
Содержание проповеди должно произноситься в понятном для слушателей изложении.
Учитель должен соблюдать «меру» в объеме излагаемого материала.
Излагая истинное христианское учение, проповедник должен напоминать слушателям события земной жизни Иисуса Христа.
Проповедник должен возвещать Слово Спасителя точно, уверенно, убежденно. Символическое истолкование исключалось.
Побуждать слушателей просить пояснений. Для чего? Лютер уточняет: «пока они не поймут»

Лютер делил слушателей на два типа. К первому он относил так называемых непримиримых - римского папу, его кардиналов, часть епископов, священников и монахов. Это те, кто, по его мнению, не только не хочет слушать, но и слышать другого. По отношению к ним Лютер рекомендовал не тратить сил и времени, в частности, ссылаясь на изречение Христа: «...и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, ибо они уже потеряны [для Бога]» [2, C.105]. Вместе с тем он призывал обличать учение идейных противников, аргументируя тем, что это нужно делать «не ради них, ибо они не внимают тебе, а ради тех, кого они отравляют» [2, С. 107].

Второй тип - слушающие. Они разные и потому нуждаются в индивидуальном подходе. Терпения со стороны учителя требуют крайне необразованные («немощные в вере»). По отношению к ним, советует проповедникам Лютер, нужно быть очень терпеливыми. Их не следует публично порицать. Сущность явления или вещей им лучше раскрывать однозначно, не излагая других мнений. Перед теми, у кого есть начальные знания, и кто стремится к ним, поучает Лютер, проповедникам не следует горделиво демонстрировать свою великую ученость. Таким слушателям проповедник обязательно должен излагать причины и мотивы своих действий и высказываний. Обучение и проповедь, по мнению Лютера, требуют большого искусства и правильного подхода к людям. Все он изложил следующим образом: «С волками ты не можешь обращаться слишком сурово, с овцами - слишком мягко» [2, С. 108].

Лютер дифференцировал и самих священников. Он проводил различие между простыми проповедниками веры - пастырями и пророками. Первые из них, если ведут праведный образ жизни и ясно понимают христианское вероучение, могут проповедовать его другим. Но новое христианство нуждается в пророках, таких людях (их не должно быть много), которые разъясняли бы смысл Писания. Себя Лютер, причислял к пророкам. С достоинством он говорил о своих знаниях древних языков и Библии, которые помогают ему излагать суть евангельского учения.
Как и все интеллектуалы того времени, Лютер писал свои сочинения на латинском языке, а потом уже тексты переводил на немецкий. Проповеди тоже сначала писал по-латыни, а произносил на немецком. Немецкий язык Лютера был саксонско-тюрингенским, впитавшим диалекты многих германских местностей. Этот язык сравнительно легко понимали за пределами региона, в других верхненемецких и нижненемецких землях. Кроме того, как отмечает Г. Брендлер, в мейсенской канцелярии саксонско-тюрингенский диалект уже приобрел литературную форму, которая считалась достойной для подражания как при дворах многих князей, так и во многих городах [5, С.206-207]. Придавая большое значение Слову Господа, Священному Писанию, Лютер уже к осени 1522 г. перевел на немецкий язык книги Нового Завета (так называемая «Сентябрьская Библия»), и тогда же начал он перевод Ветхозаветных писаний.

В 1534 году из печати Ганса Люффта вышла книга, называвшаяся «Библия, которая есть полное Священное писание на немецком». Ниже значилось «Март. Лютер. Виттенберг». Над переводом Библии реформатор трудился в течение двенадцати лет, приобретя за это время все недуги сидячего образа жизни: одышку, камнепочечную и сердечно-сосудистую болезнь.
Лютер работал не один; он был, как бы, старшиной виттенбергского «переводческого цеха». «Мастеру Мартину» помогали: Меланхтон (главный советчик в греческом языке), Аурогаллус (преподаватель древнееврейского в Виттенбергском университете), Круцигер (специалист по халдейским парафразам Ветхого завета), Бугенхаген (знаток латинской Вульгаты) и др. Об усилиях, которых стоил перевод на немецкий, Лютер в предисловии к Книге Иова, рассказывал так: «Над Иовом работали мы все: магистр Филипп, Аурогаллус и я; и что же – за четыре дня сумели осилить едва три стиха… Читатель и не подозревает, какие пни и колоды лежали там, где он нынче шагает, словно по струганным доскам, и, как мы потели и трепетали, убирая эти пни и колоды с его пути» [11, С.257]. Непримиримый в теологических спорах с противниками, Лютер был поразительно терпим по отношению к критике своей переводческой работы. Он шел навстречу поправкам; он искал возражений. В результате еще при жизни реформатора в его переводе было выправлено несколько сот неточностей (к 1883 году – около трех тысяч).
Чем бы ни занимался Лютер в 1522-1534 годах, он постоянно сознавал себя «толмачом книги божьей». Это упорство и даже одержимость свидетельствовали о верности Лютера одному из определяющих принципов его ране реформационной программы.

В средние века Писание было надежно упаковано в латынь – язык клириков. Читать его могло лишь меньшинство, получившее университетскую подготовку, а толковать – одни только богословы. Даже для низшего духовенства Библия была почти недоступна. Что касается мирянина-простолюдина, то можно сказать, что папская церковь прятала текст Священного писания (противоречивый, многозначный и т.д.) и людей умственно неполноценных.

Лютер не первым пытался перевести Библию на немецкий. Как показали новейшие исследования, к 1522 году (к моменту выхода «Сентябрьской Библии») существовало 14 верхненемецких, 4 нижненемецких и 4 нидерландских относительно полных изданий Священного писания на родном языке. Однако только текст Лютера получил всенародное признание и стал важным фактором в развитии национальной культуры.
Германский историк Л. Штерн указал на две главные причины этого успеха.

Долютеровские переводы Библии были «калькой» с ее канонизированного латинского текста (Вульгаты). Но исследователи того времени обнаружили, что Вульгата часто не соответствует древнееврейскому и греческому первоначальному тексту. Лютеру было чуждо всякое преклонение перед Вульгатой. Он больше не копировал ее создателя Иеронима – он оживотворял древний подлинник в немецком языке, как ренессансные художники оживотворяли искусство античных мастеров.
Феодальная раздробленность Германии находила выражение в существовании многих местных языков и наречий. Реформатор решительно опирается на объединительные речевые тенденции. В силу ряда причин тюрингенско – саксонский район, в котором вырос и действовал Мартин Лютер, оказался своего рода «общенемецким языковым перекрестком». Кроме того, именно в Саксонии сложился так называемый «канцелярский язык» (язык деловой и придворной переписки), который уже в XV веке получил призвание во многих районах Германии.
Переводя Библию, Лютер слил воедино «верхнее – саксонский устный» и «саксонский канцелярский». Он поддержал и взаимно усилил две наиболее выразительные стихийные тенденции, работавшие на преодоление языковой раздробленности в Германии.

Формирование национального литературного языка – процесс долгий, общественно необходимый, осуществляемый многими деятелями культуры. И все-таки зачинатель процесса накладывает на него таинственную и неизгладимую индивидуальную печать. Вся позднейшая словесность Германии стоит под знаком лютеровского языкотворческого гения, который реализовался с помощью особых методов обращения со словом и благодаря развитию целого комплекса индивидуальных дарований.
После 1525 г. учение о спасении верой было дополнено Лютером поучениями о том, чему и как следует евангельские заповеди проповедовать. С этой целью им были написаны два Катехизиса - Краткий (или Малый; январь 1529) и Большой (апрель 1529), занявшие одно из главных мест среди его исповедальных сочинений. Катехизисы были написаны, как педагогическое руководство для народа, причем так, что едва ли что-либо оказывается неясным, если не обращаться к философии. Большой Катехизис Лютер рекомендовал читать пасторам и проповедникам для того, чтобы они углубляли собственные знания по основным разделам христианского вероучения. В нем он дает пространное истолкование первой заповеди Декалога, акцентируя внимание на вере в Бога, на Его истинной благости, на Его милости и гневе. Во втором разделе Катехизиса Лютер предложил краткую формулировку своей редакции Символа веры. Комментируя положения молитвы «Отче наш», он рассуждает о порочности, «падшести» и неустройстве мира, о греховной природе человека, о светских властях. И очень часто обращается к идее обещаний Божиих и к сути договора между Богом и человеком. Рассматривая таинство крещения, Лютер изложил свое суждение о том, почему крещение младенцев угодно Христу. Здесь же он допускает возможность для впавшего в грех человека посредством покаяния вновь укрепиться в делах веры и жить праведно.

Краткий Катехизис Лютер адресовал пасторам и проповедникам, которые научают и наставляют простой народ. В нем он даёт подробные инструкции о правилах, принципах и методах воспитания, просвещения и обучения христиан правильной вере, о чем речь уже шла. В данном случае подчеркнем главные моменты содержательного характера, которые для Лютера были важны. Именно их нужно было, прежде всего, внушать слушающим.
До времени Лютера не существовало какого-либо всеобщего регулируемого обучения. В городах, конечно, были школы — латинские
и начальные, где обучали грамоте. Однако латинские школы
подобные той, которую посещал Лютер, были, как и современные
гимназии, лишь подготовительным этапом для поступления в университет. Начальные школы, где преподавание в отличие от первых
велось на немецком языке, предназначались только для детей купцов и ремесленников, которых обучали необходимым для их будущей деятельности предметам: чтению, письму и счету. Для остального городского населения не существовало обязательного обучения,
так что большая часть народа оставалась без школьного образования.
Еще более безрадостным выглядело положение в деревнях, поскольку
там школ вообще не было.

Мартин Лютер был первым в Германии, кто высказал мысль том, чтобы исключительно все дети получали образование в начальных школах. Таким образом, Лютер явился основателем немецкой народной школы.

1.2. Преподавательская деятельность Мартина Лютера.

Подвергая всесторонней критике теорию и практику католицизма, Мартин Лютер усматривал конечную цель Реформации в восстановлении «истинного», евангельского христианства. Естественно, вне поля его внимания не могла остаться такая важная сфера, монополизированная в средние века церковью, как школа. В более широком смысле - весь образовательно-воспитательный процесс. Лютер уделил большое внимание разработке программы воспитания и образования нового христианина и пропаганде евангельских добродетелей. Этой теме он посвятил специальные работы «Проповедь о том, что нужно посылать детей в школу» (1530), «К советникам всех городов немецких. О том, что им надлежит учреждать и поддерживать христианские школы» и постоянно обращался к этим работам во всех остальных своих сочинениях и проповедях.

Состояние учебных заведений, светских и монастырских, тогдашней Германии вызывало у него чувство неприятия и тревоги. Он был убежден в том, что католические школы не исполняли своей функции. Они, на его взгляд, не наставляли молодых людей, не учили добродетелям и не призывали следовать христианским убеждениям. В них, по его горькому личному опыту, господствовали схоластика и зубрежка, а учителя отличались суровостью и даже жестокостью. Следствием реформационного движения, усилившегося в Германии в 1521-1525 гг. и способствовавшего падению престижа католической церкви, стало резкое сокращение учебных заведений, поскольку перестали поступать средства на их содержание. Не видя смысла обучения, из университетов уходили студенты, так как они теряли возможность после завершения учебы занять доходные, прежде всего церковные должности. Лишившись учеников и студентов, не востребованными становились учителя и преподаватели. Лютер с горечью констатировал, что их количество уменьшалось, а квалификация понижалась. Все эти обстоятельства способствовали тому, что разработка концепции новой школы стала одним из главных направлений лютеровской программы преобразования немецкого общества. Исходя из всего этого, комплекс решаемых Лютером проблем планомерной и широкомасштабной реформы образования и воспитания условно можно разделить на два взаимосвязанных направления. Первое из них, определяющее, связано с реализацией задач религиозного характера, которые должны были обеспечить успех распространения нового христианского (протестантского) вероучения. Второе, являющееся средством, было связано с задачами мирского характера, ориентированными собственно на формирование новой личности. В качестве обобщения отметим, что конечным результатом организации учебно-воспитательного процесса, по плану Лютера должны были стать:

Возможность осуществлять подготовку образованных людей, готовых служить обществу, обновленному на евангельских началах, как в духовной, так и в светской сферах деятельности, создание системы новых образовательных учреждений, в которых в противовес школам католического образца давались бы глубокие знания на основе Священного Писания;

Создание системы новых образовательных учреждений, в которых в противовес школам католического образца давались бы глубокие знания на основе Священного Писания; [3, C.133].
Вот почему воспитанию детей и юношества следовало отдавать, и Лютер намеренно это подчеркивал, предпочтение перед всеми земными и небесными делами. Немецкий реформатор высоко ценил профессию учителя и считал её наиболее близкой к проповедническому служению. Об этом он писал в «Проповеди о том, что нужно посылать детей в школу», в которой воспитание детей учителем ставилось им выше родительского воспитания. Ссылаясь на тексты Священного Писания, используя искусство пасторского увещевания и силу логического рассуждения, он убеждал родителей посылать детей в школу. Он призывал духовенство и родителей не сидеть, сложа руки, но помогать в святом деле воспитания детей.

Советам городов он рекомендовал, заботиться о школах, не скупиться на расходы, обустраивать и должным образом содержать учебные заведения. Обратим внимание на некоторые приводимые им в защиту своей позиции аргументы. Во-первых, забота о подрастающем поколении, по мысли Лютера, является обязанностью, идущей от природы («нет ни одного неразумного животного, за исключением страуса, которое не выхаживало и не учило бы своих детенышей тому, что им нужно в жизни») [3, С.160]. Во-вторых, в отличие от птиц и животных люди должны думать не только о пропитании детей, но и об их душах. Человек не должен жить только «ради насыщения живота» и в «угоду Мамоне». Пренебрежение этой обязанностью приводит к тому, что в мире усиливается власть дьявола, распространяются бедствия и мрак. В-третьих, воспитание и образование молодежи имеет общественную значимость. Будущее общества - подрастающая молодежь, и от того, как она обучена и воспитана, с каким багажом знаний войдет во взрослую жизнь, зависит состояние любого государства, в том числе и Германии.

Истинный христианин, как считал Лютер, принесет обществу большую пользу, чем человек неверующий. В-четвертых, воспитание детей - ответственное и угодное Богу дело. Лютер пишет: «Наша помощь и совет бедной молодежи - это серьезное, большое, отвечающее устремлениям Христа и всего мира дело, которое обернется помощью и поддержкой всем нам» [3, С. 157]. К 30-м гг., как это можно проследить на основе его «Проповеди», Лютер начал особо подчеркивать важность, выражаясь современным языком, подготовки управленческих кадров, людей, способных профессионально проводить преобразования в духовной и мирской сферах общества. Властям нужно заботиться о своей смене, о тех, кто будет править после них. Вопрос о финансировании и создании материальной базы новых муниципальных школ он предлагал решить следующим образом. Они будут содержаться за счет пожертвований населения, части имущества, полученного в результате секуляризации церковных богатств, в том числе и монастырских зданий. Школам должна быть отдана определенная доля уплачиваемой мирянами церковной десятины. Мартин Лютер, хотя и был настроен весьма скептически, но все же надеялся и на княжескую благотворительность.

В немецких городах накануне Реформации были начальные и латинские школы, а также университеты. Но системы образовательных учреждений, так же как и обязательного обучения, не существовало. В сельской местности школы вообще отсутствовали [5, С. 10]. Согласно проекту Лютера, структура учебно-воспитательного процесса состояла из следующих ступеней: а) семейное обучение и воспитание; б) воспитание и обучение, полученное в начальной школе; в) образование в особых или еще называемых им школах повышенного типа; в) обучение в университетах, подвергнутых перестройке в духе протестантского учения. Особым местом образования и воспитания всего населения в эпоху Реформации стала обновленная церковь. В «Проповеди о том, что нужно посылать детей в школу» Лютер обстоятельно изложил своё видение роли проповедников в жизни христианского общества и значимости их служения. Цели и задачи воспитания и образования, а также обращение внимания нового богословия на внутренний мир верующего нашли свое выражение в принципах протестантской педагогики, которые в целом следовали традициям средневековой классики.

Как уже отмечалось, основной целью педагогической теории и практики эпохи Реформации явилось стремление донести до народных масс основы нового евангельского вероучения и воспитать плеяду истинно благочестивых христиан. В связи с этим большое внимание уделялось содержанию образования (отбору основополагающих богословских идей), образовательные же методики, естественно, рассматривались как средство для достижения цели. Принцип renovatio (обновления) предполагал восстановление и иное истолкование ранее существовавшего знания. Отсюда следует признание Библии как единственного источника веры и свидетельства милостивых обещаний Бога. Новая дидактика отринула то, что ранее считалось обязательным, - это опора на мнение авторитетов. Лютер отмечал, что в конечном итоге глоссы на труды отцов и писателей древней церкви, суждения которых зачастую были темны и малопонятны, а затем и папские декреталии, составившие значительную часть католического Священного Предания, заменили собой Священное Писание. Потому реформатор категорично и однозначно отрицал схоластику как ложное дьявольское учение. Преимущественное внимание в учебно-воспитательном процессе отдавалось им воспитанию в духе христианского идеала.

Важным принципом протестантской педагогики стало признание идеи равенства всех людей перед Богом. Она (эта идея) нашла выражение в учении Лютера о церкви как сообществе всех христиан (в протестантизме, в отличие от католицизма и православия, верующие не делятся на мирян и духовенство). Лютеровская педагогика отрицала сословный подход в обучении и провозглашала в качестве нормы обязательность начального образования для всех детей, вне зависимости от пола (мальчики и девочки), социального происхождения и положения. Педагог Мартин Лютер рекомендовал учитывать пол, возрастные и индивидуальные особенности учеников, делать ставку на развитие способностей каждого из них. В методике преподавания он считал важной разумную дозировку, форму изложения и степень доступности материала восприятию обучаемого, а также целесообразность движения от простого к сложному, опираясь на понимание учеником изучаемой темы, а не на её простое механическое заучивание. Он советовал учителям использовать такие формы обучения, которые были бы привлекательными для учащихся.

Обучение и воспитание детей начинают родители. Обращаясь к родителям, Лютер неоднократно повторял мысль о том, что воспитание и обучение детей есть служение Богу и путь спасения. Он соглашается с тем, что не всегда старания родителей приносят положительные плоды. Ребенок может вырасти недостойным человеком, негодяем или еретиком. Лютер признает, что в повседневной жизни ученых часто называют безумцами. В такой ситуации он советует положиться на милость Божию. Да, воспитание - дело рискованное: и у Адама был сын Каин, а у Исаака - сын Исав. Суть его заключается в благих намерениях отца и матери, в осознании ими своего евангельского долга.

Дети, утверждал Лютер, - драгоценный дар Бога, и родители должны заботиться об их христианском образовании и воспитании. Обязанность родителей - заниматься воспитанием у детей трудолюбия, которое нужно как в интеллектуальной, умственной (овладение грамотностью), так и физической (овладение ремеслом) деятельности. В богословской доктрине Лютера и его педагогической концепции повседневный труд выступает не только в качестве нравственной категории, деяния, угодного Богу, но и в роли социального уравнителя. Лютер не делил профессии и занятия на «низшие» и «высшие», а ремесла на «благородные» и «неблагородные». Он постоянно говорил о том, что все люди сотворены Богом равными (они равны по достоинству, то есть по происхождению, но различны по призванию). Религиозное воспитание и обучение являлось основополагающим в практике общественного, вне семейного образования, в церкви и школе. Городские и сельские пасторы, школьные учителя, прежде всего, должны были наставлять и обучать детей обоего пола основам религии и христианского учения, добрым нравам и наукам. С этой целью в начальных школах для девочек и мальчиков в течение часа ученикам предписывалось читать Евангелие на латыни или на немецком языке. Придавая большое значение правильной постановке религиозного обучения, Лютер в 1525 г. написал «Детскую настольную книжицу», а в 1529 г. «Краткий катехизис» (Библию для мирян), на основе которого учили и детей. Знание Священного Писания, как считал Лютер, поможет укрепить веру и возродить благочестие, а чтение Библии будет способствовать распространению грамотности и развитию мышления. Воспитание в духе евангельского послушания предполагало укрепление у детей чувства богобоязненности. Учителя и проповедники должны были внушать им мысль о святости сословного и политического порядка.

Заключение

Мартин Лютер постоянно делал больше того, что затевал и желал. Это и ввергло его в борьбу и споры, в которых он обрел идентичность своей личности и утверждал ее в меняющихся ситуациях. Многое из того, что мыслил Лютер, уже мыслилось, говорилось и писалось за долго до него, не приводя к таким воздействиям, которые были суждены ему. В качестве учителя Священного Писания он интерпретировал тексты, которые относились не к его времени, а к уже далекому, к тому, что было уже прошлым. Таким образом, он был, как бы извлечен своей профессиональной деятельностью из своего времени и перемещен в своем мышлении в проблематику человеческого бытия. Этим он открыл историческое содержание Библии для себя и своего времени и полностью вошел в его проблематику. Индивидуальное и общественное, временное и надвременное, связанные у него в некое целое. Это выделяет его из современников и превращает в великую историческую личность.

По своей исторической сущности реформационное движение является ранней формой буржуазной революции. Оно начинается как движение за реформацию церкви, вызванное лютеровскими Тезисами 1517 г., охватывает все более широкое народные слои, принимает их проблемы, требования, выходит, таким образом, далеко за пределы церковной сферы и становиться движением за церковное, социальное и экономическое преобразование общества; оно дифференцируется и радикализируется и нападает в Крестьянской войне со всей силой на твердыни феодального господства.

Участие Лютера в этом движении значительно, хотя и ограничено. В том виде, которое оно приняло в своем развитии, он не хотел и не создавал революционного движения, однако в ситуации общественного кризиса он непременно дал к этому импульс: он совершил революцию в теологии. Революционность теологии его состояла в том, что в принципе отрицала право установленных авторитетов феодального общества принимать решения в вопросах веры о состоянии совести. Он хотел распространить свои идеи словом и пером и таким образом содействовать Реформации, но предостерегал от восстания.

Историческая заслуга Мартина Лютера состоит в том, что со своими 95 Тезисами он положил начало Реформации и раннебуржуазной революции, отказался отречься, показав, таким образом, упадок власти папской церкви, и защищал теологические подступы к идеологии буржуазной эмансипации; он теологически обосновал секуляризацию церковного имущества и тем самым легитимировал сдвиг в имущественных отношений в пользу бюргерства и дворянства; учением об оправдании только верой, о священстве всех верующих, и обоснованием обширного принципа он создал реформационную идеологию, соответствовавшую интересам бюргерства, гуманистической интеллигенции, низшего духовенства, части дворянства и некоторых князей; переводом Библии на немецкий язык он дал народному движению мощное идеологическое оружие и способствовал развитию единого немецкого литературного языка; развитию образования в особенности образования новых школ и университетов, обеспечения бедных и трудовому этносу он дал длительно действующие импульсы.

Его исторические границы определялись тем, что он не вышел за пределы борьбы против церковного феодализма, прежде всего против папства, выступал против формирования радикальных реформаторских течений и всякий раз, когда давался повод, он спорил с радикальными реформаторами тому пример Ульрих Цвингли и Томас Мюнцер. Он отвергал также народное восстание против светского феодализма и в Крестьянской войне противостоял восставшему народу. После поражения крестьян его историческая функция свелась к идеологической защите умеренной буржуазной реформы и ее союза с князьями. Однако согласие с князьями способствует и созданию барьеров против восстановления власти католической церкви, служит базисом для обеспечения дальнейшего развития Реформации в рамках Европы и тем самым нового развития борьбы за буржуазную эмансипацию.

Мартин Лютер был прогрессивным деятелем раннебуржуазной революции, отягощенным противоречиями своего времени, выдающейся личностью немецкой истории, которая получила признание во всем мире. Мартин Лютер – один из замечательных людей своего времени. Он пробил брешь в господствующем теологическом мировоззрении и продолжил путь к великой идейной полемике, с которой Германия и Европа вступили в эпоху крушения феодализма. В этом причина неослабевающей борьбы, которая по сей день идет вокруг его времени и его самого.
Лютер посвятил много времени проблеме образования детей и молодежи. Он понимал, что благосостояние государства и церкви зависит от хороших школ. Вместе с Меланхтоном Лютер разработал программу для начальной и средней школ. Его мысли и замечания по поводу образования и сейчас имеют большое значение.

Пастор Федор Карташов
Евангелическо-лютеранская церковь Аугсбургского исповедания в России

 

Литература:

Документальные источники.
К христианскому дворянству и немецкой нации об исправлении христианства // Избранные произведения Мартина Лютера . – С. 55-120.
Открытое увещевание ко всем христианам воздержаться от смуты и мятежа // Там же. – С. 120-131.
К советникам всех городов земли немецкой. О том, что им надлежит учреждать и поддерживать христианские школы // Там же. – С. 164-185.
Мартин Лютер – реформатор, проповедник и педагог / Сост. О.В. Курило. – М.: Изд-во РОУ, 1996. – 240 с.
Монографии и статьи.

Брендлер, Г. Мартин Лютер: Теология и революция / Г. Брендлер. – М.; СПб.: Университетская книга, 2000. - 368 с.
Гобри Иван. Лютер / Предисл. А.П. Левандовского. Пер. с фр. Е.В. Головиной. – М.: Мол. Гвардия, 2000. – 513 с.
Смирин, М.М. Германия эпохи Реформации и Великой крестьянской войны / М.М. Смирин. – М.: Учпедгиз, 1984. – 261 с.
Соловьев, Э.Ю. Непобежденный еретик: Мартин Лютер и его время / Вступ. статья Т.И. Ойзермана. – М.: Мол. Гвардия, 1984. – 288 с.
Кантцебах Ф.В, Штедтке И. Мартин Лютер. Жан Кальвин / Пер. с нем. О.Е. Рывкиной. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1998. – 320 с.
Фром, Э. Бегство от свободы. – М.: Учпедгиз, 1996. – 125 с.
Ян Гус. Мартин Лютер. Жан Кальвин. Торквемада. Лойола: Биографические очерки. – М.: Республика, 1995. – 384 с.

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте