Editor

Протестантизм и переходы. "Казус Экмана" и "дело Кобзаря"

Протестантизм определяется и самоопределяется к историческим церквям неоднозначным образом: в претензии на прямую связь с апостольским  временем - как нечто новое, верному началу и повторяющее его в новых условиях, как восстановление; в претензии на родственность и историчность – как свежая поросль древнего христианства, как продолжение.

В первом случае протестантизм пытается связать современность и изначальность прямой связью, минуя, избегая истории. Во втором – изменить историю, остановив, сверив с изначальным планом и перезапустив. В обоих случаях отношения с историей довольно сложные.

В определенном смысле протестантизм всегда современен, и это отличает его от церквей исторических. Здесь меньше сдерживающих связей, нет силы инерции; больше свободы эксперимента, рационализма и вольнодумства. Здесь «христианство только начинается», всякий раз заново.

В этом сила протестантизма – начинать христианство заново. Но после того, как оно началось, оно ищет развития, а в своем развитии ищет своих корней.

Конечно, ничто не мешает оставаться в протестантской общине и самостоятельно подпитываться из других источников. Но иногда этого оказывается недостаточно.

Для моего студента из Донецкого христианского университета Сергея Кобзаря нужно было большее, чем знания или общение, нужен был авторитет, которому он смог бы подчиться: «Когда я был в поиске истины и желал разобраться в вопросах веры, то, естественно, мне нужны были принципы, по которым я мог бы определять, что соответствует истине, а что нет. Другими словами, мне нужен был авторитетный источник, по которому я мог бы сверять различные богословские мнения. И, конечно же, для меня как для протестанта такой незыблемый авторитет всегда существовал, это – Библия. Но если это так, то почему бы на этом нам и не остановиться? Для чего нам нужны еще какие либо другие авторитеты, кроме Библии? Для меня была сразу очевидна субъективность, в которую можно легко впасть и в которую действительно многие впадают при исследовании Библии. Хорошо осознавая указанную трудность в выяснении Истины на основании только Библии, я пытался найти какой-то еще вспомогательный авторитетный источник, которому можно было бы доверять; такой источник, о котором не спорят, которому, как и 66-ти каноническим книгам Библии, также доверяют все христианские деноминации, и который мог бы мне помочь в поисках Истины. Этот источник - вера и жизнь Церкви первые IV века!” [1].

Сергей перечитал все интересное, что смог найти в нашей библиотеке, а потом тут же в библиотеке начал составлять оправдание для своего перехода из баптизма в православие. Теперь он убеждает сделать такой шаг других протестантов.
Подобных примеров может быть немало. Люди находят простое христианство в протестантизме, но затем ищут чего-то большего. «Я хотел глубины», - признавался мне бывший ректор Библейского института ЕХБ, ставший священником РПЦ.

Не так давно в католицизм перешел Ульф Экман – бывший лидер харизматического движения «Слово жизни». Его книга «Духовные корни» открывает для протестантов малознакомые им богатства исторических церквей – ценность традиции, мистическое измерение, духовные практики. Он критикует протестантские церкви за внешний активизм и невнимание к внутренней жизни:  “Вместо “научения всех народов” на первый план выходит улучшение статистики” [1, 31]. По его мнению, все это не что иное, как  “план успеха” [1, 32]. Экман сетует на то, что вслед за секуляризацией церкви пришло время индивидуализма, релятивизма, потребительства, когда “Люди стремятся выработать исключительную, индивидуализированную веру, которая больше приспособлена к их собственному эго, чем к Богу” [1, 23].

То, чем протестанты хвалились, распознается им как причина кризиса: “Именно рационалистическая форма библейского вероучения… причинила больше вреда внутренней жизни, чем мы осознаем” [1, 18].

Погружение в традиции и смирение перед авторитетом древней Церкви для многих представляется спасение от искушений релятивизма и потребительства.

Конечно, мы можем видеть и обратное влияние – “евангельские” течения в православии и католицизме. В этом случае протестантизм помогает традиции ожить, приблизиться, открыться. Ведь в традицию нужно войти. И здесь протестантский акцент на возрождении, личной вере и Писании может играть важнейшую роль – открывать для людей дверь в церковь, путь к Богу. Без этого все авторитеты и традиции будут лишь отвлекать и путать.

Таким образом, протестантизм может быть началом долгого путешествия к духовным корням. Но может быть и спасением для тех, кто запутался в глубинах традиции и хочет простых и понятных ответов.

Михаил Черенков

Примечания
1.     Кобзарь С. Почему я не могу оставаться баптистом и вообще протестантов // http://www.donor.org.ua/index.php/index.php?module=articles&act=show&c=2&id=1353
2.     Экман У. Духовные корни. – М., 2012.
 

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus