Диспут

Editor

Пустыня и Крещение

Иудейская пустыня, в которой крестил Иоанн, встречает нас в самом начале евангельского повествования апостола Марка. Первое слово Евангелия от Марка, "архэ" [1], отсылает нас к рассказу о начале всего творения, к первой главе Книги Бытия. Хаос Творения (Быт 1:2) [2] соответствует пустыне Исхода из Египта, в котором осуществилось рождение Израиля, и пустыня Марка связана со всеми этими образами.

Библейская пустыня имеет также и массу других ассоциаций. Иисус, подобно Израилю, был подвергнут испытанию в пустыне, и затем он вернулся в нее для общения с Отцом. Пустыня стала местом для всех божественных манифестаций, эпифаний: чудо насыщения Иисусом народа или Его Преображение.


Крещение Иисуса и христианское посвящение

Пустыня является местом того начала, которое мы подразумеваем под духовным посвящением – Крещением, евангельским Новым Творением. Ранние христиане называли Крещение Просветлением (греч. photismos, англ. illumination), ассоциируя его с творением света "в начале" Бытия. Крещение Иисуса Иоанном в пустыне напоминает нам о духовном посвящении Моисея у Неопалимой Купины, горящего куста, где он познал что Бог - "Аз есмь сущий". Детали рассказа Марка обращают наше внимание к Аврааму и Исааку, его "возлюбленному сыну" и к опыту разверстых небес, пережитому Иаковом в Вефиле: когда он пережил видение лестницы восхождения и нисхождения ангелов, когда обрел осознание "дома Бога" (ивр. Бейт-Эль) и "врат небесных" (Быт 28:17). Все основные события, рассказы и сцены из Торы объединяются в миге инициации Иисуса, устремляются к этой центральной точке, в которой происходит встреча неба и земли, прошлого и будущего.

Мк 1:7-11, Быт 1:1, Быт 22:2, Быт 28:10-22, Исх 3:1-17

Все евангельское повествование Марка следует читать в свете события Иисусового Крещения, и это вполне объяснимо тем, что Евангелие от Марка было написано с учетом того, что в раннехристианской церкви оно должно было читаться от начала до конца на Литургии навечерия Пасхи, сосредоточенной на крещении катехуменов.

Мк 16:1-8

В своем изначальном виде Евангелие от Марка имеет странный разочаровывающий итог. Женщины, испугавшись, уйдут и ничего не скажут о том, что они видели в гробнице, где был положен Иисус! Женское безмолвие, мрак пустой гробницы, странное явление юноши в белых одеждах - все внезапно наполняется светом, когда мы понимаем, что окончание истории Марка предназначено для того, чтобы соответствовать его началу, и что кульминация его Евангелия (озаглавленного фразой - "начало благой вести") является зарей божественного света в миге Крещения – то есть кульминацией сияющей благой вести в каждом из нас. Юноша в белых одеждах есть ни кто иной, как новокрещенный, только вышедший из купели. И крещение Иисуса в Иордане неразрывно связано с Его смертью и воскресением (вспомните Авраама и Исаака, отправляющихся к горе жертвоприношения) и с крещением нас самих.

Наконец апостол Павел провозглашает, что пустой гроб Иисуса есть купель крещения. Это место нового рождения!

Рим 6:3-6

Соответствие Иисусового крещения и нашего, и следствие этой связи – наша крещальная тождественность с Иисусом – составляют основной принцип для нашего разумного (подразумеваемого латинским термином sapientia), мудрого понимания Нового Завета. Речь идет о понимании участника Евангелия. Согласно мысли Павла, то, что нам необходимо понять, – это то, что нам дано, или то, чем мы стали в Иисусе Христе.

В самом центре Евангелия от Марка мы находим Преображение Иисуса – событие, разворачивающееся на горе Фавор, в присутствии трех учеников. В дальнейшем этот рассказ должен будет пролить свет на суть нашего участия в Событии Христа [3], разворачивающегося на протяжении всего евангельского повествования.

Мк 9:2-10

Исходящие из облака слова, белые одежды Иисуса напоминают о словах с небес, прозвучавших во время Его крещения и о юноше в белых одеждах в гробнице. Оба момента опять-таки обращены к нашему собственному крещению. Преображение Иисуса, предвосхищающее Его Воскресение, является не только манифестацией Его божественной человечности, но также и нашей. Обожение, дивинизация – это само сердце События Христа. По словам Отцов Церкви [4], Он облекся в то, чем являемся мы, – в человечность, – для того, чтобы мы облеклись в то, чем является Он, – в божественность.

У Петра было желание остаться на горе Преображения, построив там три палатки. Но нет, ему пришлось спуститься вместе со всеми участниками события. В чем смысл слов Иисуса – "доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых" (Мк 9:9)? Нисхождение, на котором теперь настаивает Иисус, относится к самому Кресту: спуск из троичного видения (трех точек креста) обратно на землю, к человечеству, к смерти, пока оно, "четвертое" (основание креста) не взойдет к Иисусу через Его смерть и Воскресение.

Евангелие от Иоанна и Евангелие от Марка отличаются друг от друга так же, как рассвет отличается от сумерек, но все же они оба тесно взаимосвязаны. Они оба с самого начала прочно сосредоточены в событии Крещения – понимающегося одновременно как крещение Иисусово и наше. Пролог Иоаннового Евангелия – текст текстов для христианской мистической теологии – открывается нам на уровне совершенно новой глубины и полноты, когда мы читаем его в свете всего вышесказанного. Необычное присутствие Иоанна Крестителя в этом квази-музыкальном тексте указывают в сторону интерпретаций, связанных с Крещением.

Ин 1:1-18

В качестве центра пролога мы можем рассматривать стих 12, где речь идет о крещении. Затем во второй половине текста, с 13го по 18й стих (за исключением 15го) могут быть прочитаны, как отсылка к внутреннему опыту крещения. Иисус есть "Слово" и полнота откровения, но он также "свет", озарение которым происходит в крещальном посвящении, ведущем к познанию библейского откровения. Эта "слава Единородного от Отца" (Ин 1:14) принадлежит не только Иисусу, но и тем, "которые приняли Его, верующим во имя Его" (Ин 1:12). Эта слава принадлежит всем нам.

Нам принадлежит полнота, благодать и истина – не только лишь истина закона, которую апостол Павел видел бесплодной, но именно ту истину, которая одно с Духом Святым, которая сообщает нам Святого Духа. И Павел рассматривает событие Крещения как движение от закона к Духу, от рабства к свободе, от детской опеки к самостоятельности зрелого возраста, от разделенности к единению.

Глагол "было", относящийся к Слову в стихах 1 и 2, и с которым Иоанн Креститель обращается к Иисусу в стихе 15 ("был прежде меня") связан с прилагательным "сущий" из стиха 18. Здесь в прологе, в контексте Крещения происходит связь Имени Божьего ("Я есмь Сущий" Исх 3:14, греч. "Ego Eimi" в Септуагинте, Ис 41:4) с Иисусом, который неоднократно заявлял о Себе "Я есмь" на протяжении всего Евангелия от Иоанна. Имя – в контексте всего того смыслового диапазона, который придает этому понятию библейская традиция – передается тем, кто крестится во имя Иисуса Христа (Ин 17:6, 11, 26).

Пролог Евангелия от Иоанна содержит в себе суть всего Иоаннового повествования, сжатую до восемнадцати стихов: тайна обожения скрыта в крещении.

Иоанн Креститель говорил об Иисусе как о Том, Кто будет крестить не только водой, но Духом Святым. В своем первом послании Иоанн уверяет крещеных в том, что они обладают совершенной полнотой знания (1 Ин 2:20). "Помазание" - слово, которое обязательно несет в себе резонанс Крещения – это то же, "что вы слышали от начала" (1 Ин 2:24). Евангелие и христианская инициация – одна единая реальность, разворачивающаяся в недрах верующего. Христианская духовная трансформация является единонаправленным опытом, укорененным в пробуждении к жизни новой личности.

Ин 2:20-27

Крещальное событие имеет ключевое значение для того, кто познает и исследует Евангелие, в его свете необходимо рассматривать весь Новый Завет. Познание Тайны сокрыто в помазании.

 

[1] Архэ (греч. ἀρχή) — начало, принцип; см. Мк 1:1; Ин 1:1; 1 Ин 1:1.

[2] Tohu wa-bohu (ивр. תֹ֙הוּ֙ וָבֹ֔הוּ) - примордиальные воды творения, бездна, хаос (Быт 1:2).

[3] "Событие Христа" - термин современного богословия, обозначающий прорыв не только в горизонтальном направлении исторического движения, но также и в вертикальном. "Во время истории входит Вневременный, и на это раз — "собственной персоной". Возникает не просто единократный ("исторический") контакт времени мира и Божией вневременности, но некая "постоянная связка", "коммуникационный канал". Течение горизонтального исторического времени продолжается, но теперь ему сопутствует вертикаль, "перпендикуляр", не отрицающий горизонтального измерения как такового." (А. Кырлежев "Эсхатологическое измерение христианства")

[4] "Бог стал человеком, чтобы человек смог стать Богом" (Ириней Лионский, Афанасий Великий, Василий Великий, Максим Исповедник).

 

 


о.Бруно Барнхарт OSB Cam – священник и монах камальдолийской конгрегация ордена св. Бенедикта, аббатства "Нью Камальдоли" (Биг-Сюр, Калифорния, США www.contemplation.com). Один из руководителей бенедиктинской организации "Фонд Беды Гриффитса", занимающейся сохранением наследия о.Беды. Редактор международного новостного бюллетеня "Золотая Стрела", выпускаемого Фондом уже несколько десятилетий.

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте