Диспут

Editor

Путешествие в Латгалию

В начале августа 2012 года в латвийском городе Резекне проходил III Съезд латгальцев.

Многие читатели подумают: «А нам-то что?». Но есть и такие, у которых встрепенётся сердце. Это люди с латгальскими корнями, которых немало в нашей области. На рубеже XIX-XX веков, когда была построена Транссибирская магистраль, царское правительство принимало меры для заселения Сибири. В то время сюда приехало много латгальцев, в основном молодых крестьянских семей, у которых в Латвии не было своей земли. Многие поселились в Красноярском крае, около Ачинска. Были латгальские сёла и хутора и на территории современных Омской и Томской областей, а также около города Куйбышева (ныне – Новосибирская область), который тогда назывался Каинск. В Венгеровском районе образовалось большое село Тимофеевка, в котором более ста лет сохраняется латгальский язык. Сейчас Тимофеевка обезлюдела, как и многие другие деревни в России, расположенные вдали от больших городов, но не исчезла. Много уроженцев этой деревни давно живут в Новосибирске, как и автор этих строк. С некоторыми земляками мы начали встречаться в католической церкви. Появилось желание общаться, вспомнить родной язык. Мы узнали, что латгальцы Красноярского края создали Ачинское латгальское общество и с ними поддерживают связь филологи Латвийского университета. Подобная исследовательская группа дважды приезжала и в Тимофеевку. А в этом году группа сибирских латгальцев была приглашена на съезд в Резекне. В состав делегации вошли три латгалки из Новосибирска, происходящие из семей Вацпан и Рудиш.

В царской России края, где испокон века жили латгальцы, входили в состав Витебской губернии. В начале ХХ века, когда в России шла гражданская война, латгальский край воссоединился с двумя прибалтийскими губерниями, в результате чего возникла Латвия, ставшая самостоятельным государством. Сейчас Латгалия – это восточная часть Латвии, которая граничит с Россией и Белоруссией. Латвия вошла в ЕС, поэтому нам пришлось оформлять шенгенскую визу.

Мы, наконец, увидели Латвию, о чём мечтали всю жизнь. Мы увидели холмы и озёра, хутора с бродящими по полянам аистами, огромные старинные костёлы в маленьких городках. Случалось наблюдать, как совершаются венчание или крестины. Нас водили на экскурсии и выставки, мы побывали на органном концерте в храме и на драматическом спектакле; мы присутствовали на приёме в мэрии и на посиделках у фольклорного ансамбля. Оказывается, латгальских народных песен очень много, они бережно сохраняются, их поют на всех праздниках. Мы были очень тронуты, когда объявили, что будет исполнена старинная свадебная песня, которая была записана в Сибири, в Тимофеевке.

Латыши и латгальцы – народы родственные, как, например, русские и украинцы. Но латгальский язык отличается от латышского настолько, что мы, понимая больше половины современного латгальского языка, совсем не понимали по-латышски. Латгальцы – это малый народ, которому всё труднее сохранять свою самобытность. На всей территории Латвии государственный язык – латышский. В Резекне только на этом языке мы видели вывески, рекламу на улицах, ценники в магазинах. Устную речь слышно латышскую, русскую и латгальскую. Школы есть латышские и русские, примерно поровну. В развитии латгальского языка власть не заинтересована, латгальцев попросту считают латышами. Но есть люди, представители интеллигенции, которые понимают, что каждый язык – это культурная ценность, это возможность дополнить картину мира колоритом только этого языка. Усилиями Латгальского культурного центра и его руководителя Петериса Кейша мэрией города Резекне был организован III Всемирный съезд латгальцев, на котором побывали и сибиряки. Мы очень благодарны профессору Латвийского университета Лидии Лейкума за организацию нашей поездки. Она говорила нам, что наше появление на конференции – это весомый аргумент в защиту латгальского языка. Некоторые из нас говорят по-латгальски, только у нас небольшой запас слов, разговоры ведутся на бытовом, домашнем уровне. Хорошо говорит по-латгальски руководитель группы, Анатолий Угайнов, но он дополнительно изучал современный язык. На конференции нас с интересом слушали, кое-что даже записывали на диктофон. Про меня, например, с удивлением сказали: «Она разговаривает, как у нас в Лудзе». Лудза – это старинный городок на границе с Белоруссией. Мы знаем, что из этих мест приехали первые жители Тимофеевки. Лидия Лейкума в своём выступлении утверждала, что латгальский язык – очень живой, поскольку он уже более ста лет сохраняется вдали от исторической родины, причем только в устной форме.

На заседаниях конференции выступали работники культуры, науки, несколько современных поэтов читали свои стихи на латгальском языке. Были и такие мероприятия, как открытие памятника талантливому творческому человеку Антону Кукойсу, не так давно ушедшему в мир иной. Также имело место торжественное открытие двух мемориальные досок в память о людях, внесших большой вклад в культуру Латгалии: это Францис Кемп, публицист, поэт и общественный деятель, и Александр Никонов, учёный, академик, министр сельского хозяйства Латвии в 1951-1961 годах. А еще мы отпраздновали 20-летие восстановления памятника «Едины для Латвии», который в народе называют «латгальская Маара». В этой композиции красивая женщина в народном костюме осеняет христианским крестом Латгалию, а ей помогают освободиться от рабских пут парень и девушка. На таких мероприятиях сначала проходит торжественная часть с выступлениями представителей администрации и общественности, а потом обязательно следуют выступления фольклорных групп в красивых ярких костюмах. Мы почувствовали, что люди поют не для галочки, а с радостью, что практически во всех городках и посёлках есть такие ансамбли. При этом на музыкальных инструментах чаще всего играют женщины.

Это был уже третий съезд латгальцев. Главной целью таких съездов является сохранение и защита латгальского языка, его права на существование. Пока что положение сложное: латгальцам никогда не преподавали родную речь в школе, очень мало издаётся книг. Католической Церкви принадлежит большая заслуга в развитии письменной традиции латгальского языка. Уже более двухсот лет на латгальском языке издаются тексты Священного Писания. За короткое время, проведенное нами в Резекне, мы остро ощутили духовную связь со своим народом. А когда нас представляли общественности и мы, как могли, рассказывали о себе, я слышала голос из зала: «Ii taidy poŝi, kai meş» («Они такие же, как мы»). Я пришла к выводу, что современный латгальский язык понимаю примерно на 60%. Но за 10 дней я без усилий усвоила много новых слов. Если бы мне и другим таким же, как я, кто немного говорит по-латгальски, довелось побыть на исторической родине подольше, мы бы скоро заговорили на современном латгальском языке. А пока такой возможности нет, но есть желание помнить родной язык, есть любовь к своим предкам, нам нужно побольше общаться здесь, в Сибири.

Нина Носырева,

Прихожанка Кафедрального собора Преображения Господня в Новосибирске

Впечатления от Латгалии

Однажды мне позвонила мама и говорит: «Лена, помнишь Лидию? Она приезжала к нам из Латгалии, искала латгальцев в Сибири? Она зовет нас в гости. Там будет проходить съезд латгальцев». Мне всегда было интересно узнать кто я, откуда моя семья и кто такие латгальцы. Всю свою жизнь я только со слов мамы и её сестер слышала о Латвии. Поездка туда всегда была для меня мечтой. Я постоянно просила Бога: «Пожалуйста, устрой всё так, чтобы я хотя бы проездом, хотя бы на один день смогла там побывать». А теперь такой шанс! Но ведь не так-то просто бросить всё, собраться и поехать. Тогда я подумала: «Если это воля Бога, значит, никаких препятствий не будет». И вот, 1 августа я вместе с мамой еду в аэропорт с ощущением, что не покидаю дом, а возвращаюсь на Родину. Во время полета я забыла обо всём, что оставила дома. У меня в голове вертелась всего одна мысль: «Всё будет хорошо, я УВИЖУ СВОЮ ПРАРОДИНУ, СВОИХ ЗЕМЛЯКОВ».

Рано утром мы прибыли в город Резекне, неофициальную столицу Латгалии. На вокзале нас встречали Лидия Лейкума и прекрасная солнечная погода. Как оказалось, в одном поезде с нами ехала группа из Красноярска: Валентина, Антонина, Александрина и Галина. Мне было очень приятно и волнительно услышать латгальскую речь. До этого момента я думала, что кроме мамы и её семьи в России больше никто не знает этот язык, а тут такое чудо! Эта встреча и знакомство с такими же российскими латгальцами как и мы, придала нам столько сил, что после того, как нас поселили в общежитие Высшей школы, нам с мамой не сиделось в комнате. Мы быстро переоделись, взяли с собой Лидию и буквально помчались смотреть город.

Лидия привезла нас в самое сердце Резекне: на площадь Моры. Подобная площадь есть в каждом городе России. Только в Резекне вместо памятника В.И.Ленину в центре площади стоит памятник «Едины для Латвии», или как его ласково называют латгальцы, «наша Море». Меня очень поразило, что этот памятник не просто символизирует собой Латвию, скованную цепями рабства, и её детей, которые пытаются освободить свою страну, перерезав эти цепи. Самое главное, что сама Море (молодая девушка в народном костюме) держит в руке позолоченный крест, которым благословляет свою страну. И тут я поняла, что латгальцы не просто называют себя католиками, а действительно верят. Ещё одним подтверждением этой мысли стал католический храм Скорбящей Богоматери, стоящий в нескольких метрах от памятника. Снаружи это небольшая белая церквушка, скорее даже небольшая часовня. Но когда мы попали внутрь, ощущение маленького пространства куда-то улетучилось. Несмотря на то, что в храме не было богослужения, он был открыт, и в нем играл орган. Если честно, у меня сложилось впечатление, что я попала в другой век. Я сразу же вспомнила те старенькие и потрепанные молитвенники на латгальском языке, которые читали наши с мамой бабушки, и по которым так часто молится моя мама. Честно могу сказать, что я не люблю, когда в храме много икон, статуй и прочее. Но в этом храме их большое количество придавало некий уют и тепло, от которого на душе становилось светлее. Вечером мы вернулись в этот храм, чтобы участвовать в Мессе. Как мне позже призналась мама, многими молитвами, которые читали перед Мессой прихожане, она молилась в детстве с родителями. «Ты не представляешь, как много это для меня значит! Быть здесь и вновь слышать те молитвы, которые в детстве я читала с мамой». Я не так давно узнала о трудной судьбе латгальского народа. Практически на протяжении всей своей истории латгальцы находились под гнётом того или иного властителя. В Х веке появляется первое упоминание о латгальцах, которые находились в Резекне. Уже в XII веке в Резекне построили крепость рыцари Ливонского ордена. Именно с этого момента начинается отсчет истории современного Резекне. Как раз в это время латгальцы принимают католическую веру. Их сознание настолько глубоко пропиталось этой верой, что никто на протяжении всей истории так и не смог их «перекрестить».

Неделю, с 3 по 10 августа, отмечались дни города Резекне. 3 числа к нашей группе присоединилась делегация из Новосибирска в лице Нины Носыревой, Натальи Чибиряк и Татьяны Тилишевской, а из Ачинска – Анатолий Угайнов, Анатолий Лочман и Мария Викторенко. В этот день нас ожидало первое серьезное мероприятие: посещение выставки «Искусство латгальцев мира из хранилищ Латгальского культурно-исторического музея». На этой выставке я первый раз столкнулась с культурой моих предков. Я не только увидела картины, скульптуры и керамические изделия. Самым главным событием для меня в тот день стало выступление капеллы «Dziga». Меня настолько сильно впечатлило их выступление, что я почему-то почувствовала себя лишней. С одной стороны, не удивительно: ведь я не знаю языка, не понимаю о чем говорят люди вокруг меня, не знаю даже ни одной народной песни или стихотворения. Меня настолько сильно переполнило восхищение от услышанных песен, увиденных костюмов и танцев, что я была готова как маленький ребенок разреветься и убежать. Но чувство любопытства, что будет дальше, конечно же пересилило. В тот день я до самого конца пробыла в музее и всё оставшееся время думала: «Имею ли я право находиться здесь? Кто я, латгалка или русская?».

4 августа к нам присоединились ещё две латгалки: Анна Тимотыш из Тюхтета и Анна Чернышева из Двинки. Теперь вся группа была в сборе. Это был последний свободный день в нашей программе, когда мы могли самостоятельно погулять по городу, определить для себя любимые места на его совсем небольшой территории. По большому счету за два дня мы изучили город довольно хорошо, знали, какой автобус куда идет и без лишних проблем и посторонней помощи могли добраться до любого места, где нам необходимо было быть. Несмотря на то, что мы успели посетить все основные достопримечательности города, самую основную достопримечательность – Кафедральный собор – всё-таки решили оставить на воскресенье. Нам не хотелось рассматривать храм, как памятник архитектуры с интересной историей. В первую очередь, мы хотели ощутить дух веры и присутствие Бога в нем. Перед этим Галина, Александрина, Валентина и мы с мамой решили посетить местное кладбище. Сразу скажу, что это кладбище отличается от тех, которые существуют у нас дома, в Сибири. Здесь нет никаких оградок, каждая могила убрана и ее обязательным атрибутом является крест. Но что самое удивительное, на этом кладбище ухаживают за всеми могилами. Нет ни одной заброшенной. Несмотря на то, что никто из нас не нашел здесь своих предков, мы всё же помолились об упокоении душ членов наших семей и всех тех, кто покоится на этом кладбище.

5 августа мы впервые посетили Кафедральный собор Сердца Иисуса Аглонско-Резекненской епархии. Но наша группа пришла туда вовсе не для экскурсии. Мы приняли участие в воскресном богослужении на латгальском языке. Я не знаю, почему так получилось, но именно в этот день и именно после этого богослужения я поняла две вещи. Первое – я вовсе не лишняя в этой группе, я – такая же латгалка, как и все. Возможно, не чистокровная, а только на половину, возможно, я не знаю языка и традиций этого народа, но я являюсь его частью. И второе. Я поняла, что имела ввиду мама, когда в первый день нашего пребывания в Резекне при посещении церкви Скорбящей Богоматери сказала: «Ты не представляешь, как много это для меня значит! Быть здесь и вновь слышать те молитвы, которые в детстве я читала с мамой». Отчасти я понимала, что говорят, и что происходит в алтарной части по той причине, что постоянно участвую в Святой Мессе дома в Томске. Но ведь проповеди священники читают всякий раз разные…

После богослужения Лидия Лейкума рассказала нам немного о храме и его истории. После этой экскурсии мы вновь вернулись на кладбище, но на этот раз чтобы услышать истории людей, которые здесь были похоронены. Это – и священники, и деятели культуры, и самые обычные люди. Все последующие дни нас ожидали постоянные экскурсии, посещения, презентации, встречи, знакомства. Например, Анна Чернышева познакомилась со своей родственницей в тот вечер, когда нас принимали «Соввальники» (группа молодых людей, исполняющих народные песни и безумно увлеченных культурой своего народа). Кстати, они даже приезжали в Сибирь вместе с отцом Айгарсом (но об этом позже).

Но есть три дня, которые я бы хотела отметить особенно. Один из таких дней – 6 августа. В этот день у нас была первая экскурсия по окрестностям Резекне. Именно тогда я впервые обратила внимание на то, что в каждом городе, в каждой деревушке, даже самой маленькой и самой отдаленной, есть храм. Возможно, он не самый большой, возможно, он достаточно старый, но каждый из этих храмов – действующий, при каждом из них есть приход, куда приезжает священник, чтобы преподать прихожанам Таинства. Именно этот день дал мне возможность ещё более полно и глубоко убедиться в важности веры для латгальцев, а самое главное, понять насколько тесно связана католическая религия с латгальским народным самосознанием.

7 августа стало вторым днем, который я бы хотела отметить. У нас в программе была небольшая пауза между мероприятиями, и наша группа решила заполнить её посещением богослужения в Кафедральном соборе. После Мессы мы подошли к епископу Янису Булю, чтобы получить благословение и освятить наши приобретения из церковной лавки. Он так удивился и обрадовался нашему появлению, что предложил нам встретиться в курии на следующий день, чтобы побеседовать в спокойной обстановке. В назначенное время мы пришли в курию. Епископ встретил нас очень радушно и устроил для нас небольшую экскурсию по курии, а затем провел нас в небольшой зал для встреч, где рассказал нам немного о Латвии вообще и Латгалии, в частности. Епископ также ответил на интересующие нас вопросы. Во время беседы Его Преосвященство пообещал найти и переслать нам записи Латгальского католического радио, чтобы у нас в России была возможность слушать и читать молитвы на латгальском языке, углублять свою веру. После беседы нас ждал, как сказал нам Владыка Янис, «легкий» завтрак, после которого мы ощущали сытость не меньше, чем три дня… После завтрака епископ подарил нам молитвенники и духовную литературу на латгальском языке, а потом повел нас в местную католическую гимназию. Как будто эта школа ничем не отличается от наших обычных школ. Но это только на первый взгляд. Так как я сама закончила Томскую католическую гимназию, то первым делом обратила внимание, что в каждом кабинете обязательно есть «уголок для Бога». Это либо крест, либо икона. Но я считаю не менее важным и то, что во всех кабинетах есть карта Латвии. Вообще я заметила, что национальный дух достаточно силен в латгальцах. И при этом совершенно неважно, кто ты и чем занимаешься: ребенок ты или взрослый, водитель, священник, философ или мэр. В сердце каждого латгальца есть место для Бога и для своей страны.

9-10 августа мы приняли участие в работе III Всемирного съезда латгальцев, прослушали доклады языковедов и журналистов. А 12 августа нас ожидало два сюрприза. С утра нас посадили в автобус и повезли в Ригу. Я с большим нетерпением ожидала этой поездки, потому что безумно люблю исторические города с их маленькими улочками, старинными церквями и домиками. Четыре часа, проведенные нами в Риге, лично для меня пролетели как одна секунда. К тому же нас ожидал обед в монастыре сестер Конгрегации Невинного Младенца Иисуса. Для меня всегда посещение монастырей было равносильно чуду, поскольку практически нигде больше нет возможности встретить за раз столько замечательных, добрых и интересных людей. Глаза монахинь постоянно искрятся каким-то особым светом, а с их лиц не сходят теплые улыбки. После того, как сестры согрели нас теплым обедом и своими улыбками, мы отправились на морской вокзал, где нас ожидал паром до Стокгольма. Прошла всего одна ночь, и с утра мы были уже в другой стране. В совершенно другой стране, с другой архитектурой, другими обычаями, другим языком. Вообще, это было несколько странно, вот так легко без лишних преград за одну ночь попасть в новую страну, прогуляться по ней (хоть и достаточно быстрым шагом, потому что нам хотелось увидеть всё и при этом потратить минимум времени) и на следующее утро вернуться обратно. На прогулку по Стокгольму у нас было отведено семь часов, за которые мы успели сделать достаточно много: мы попали в музей истории и культуры Швеции под открытым небом, прокатились на волшебном поезде по сказкам Астрид Линдгрен, увидели смену караула возле королевского дворца и просто погуляли по городу, хоть и в хорошем темпе.

На следующий день, вернувшись в Ригу, мы тут же отправились обратно в Резекне: ведь у нас было всего несколько часов до наступления кульминационного момента в нашем путешествии. Нас ждало посещение Аглонской базилики Успения Богоматери. Над главным алтарем этой церкви находится икона Пресвятой Богородицы, которой поклоняются тысячи верующих. В это святилище приезжают паломники не только из Латгалии и Латвии, но и со всего мира. Самым значительным праздником Аглонской базилики является день Успения Богоматери, который вся Католическая Церковь отмечает 15 августа. Ежегодно сюда приходит пешком или приезжает более 150 000 паломников.

Накануне праздника Успения Богоматери на площади рядом с базиликой проходило первое богослужение, на котором епископы преподали таинство Миропомазания. После окончания этого богослужения мы приняли участие в литургии Крестного пути. Это был первый в моей жизни Крестный путь, который я пережила не просто молитвой, а именно активным следованием. На площади перед базиликой расположены стояния Крестного пути, и по этому маршруту шествуют верующие с зажженными свечами, делая 14 остановок. Во время этого богослужения было легко прочувствовать каждое стояние, чему отчасти способствовало пение хором «Magnificat». В конце пути на горе стояли три креста: Иисуса и двух разбойников, которые были распяты вместе с Ним. После поклонения кресту на душе у всех членов нашей группы стало тихо и радостно. В этот момент не хотелось ничего земного.

На следующее утро мы вновь вернулись в базилику. Но на этот раз нас ожидал подарок от отца Айгарса. Хочется сказать ему огромное спасибо за его заботу о нас. Ведь именно он организовал для нас все удобства, чтобы нам было где поесть и переночевать. Но самым главным подарком для нас стало богослужение возле иконы. Стоя возле церкви, мы считали минуты до начала Мессы. И тут мама почему-то достала фотографию. Я помню её с самого детства. Каждый раз, когда я на неё смотрела, мне было интересно, что это за церковь и почему там так много народа? Увидев эту фотографию, о. Айгарс сказал: «Это ведь Аглонская базилика внутри». Столько лет мы с мамой мучились вопросом: «что это за церковь? и зачем это фото прислали бабушке?». И вот пришел такой простой ответ. И мы физически находились рядом с этим «ответом». Это было непередаваемое ощущение: Бог так легко и так нежно всегда в самый нужный момент дает нам ответы на наши вопросы!

После богослужения, по-прежнему находясь в состоянии легкой эйфории, мы пошли к Святому источнику, у которого по преданиям находят исцеление страждущие некоторыми заболеваниями. Погуляв немного по окрестностям и пообедав, мы отправились обратно в Резекне, забрали вещи из общежития и поехали на вокзал. «Вот и всё…», — думала я. А всё ли? Ведь теперь у нас есть много новых знакомых, есть куча впечатлений и планов. Самое главное, это не потерять то внутреннее воодушевление, которое мы обрели здесь, и попытаться все планы и мысли воплотить в жизнь. Не знаю почему, но именно здесь, в Латгалии, я полностью пересмотрела свои взгляды на жизнь. Нет, все принципы и идеалы остались для меня прежними, вот только смотреть на происходящее я стала более серьезно и глубоко, переживая каждый последующий момент одновременно как первый и как последний. Я благодарю Бога, что Он позволил мне побывать в родной стране, познакомиться с новыми людьми, узнать, кто я, а самое главное – понять: «я продолжатель своего латгальского рода».

Лена Барсукова
Томск

Сибирская Католическая Газета

 

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте