Диспут

Editor

Размышления в преддверии адвента

 Завтра начинается Адвент. Для западных христиан (католиков, лютеран, протестантов) – это времени поста и особенно глубоких размышлений о своей вере.

Как пастор и епископ, я на протяжении ряда лет, пишу проповеди и послания, цель которых подготовить верующих к наступлению адвента. В принципе, и я, и большинство служителей ограничиваемся стандартным наборов акцентов, призывая верующих сосредоточиться на своей духовной жизни, особенно глубоко молиться, по возможности перестроить хотя бы на этот период свой ритм жизни, выделив время для усиленной молитвы и чтения Священного Писания, готовиться в духовном труде к близящемуся празднику Рождества. Все эти рекомендации, конечно актуальны и для этого года. Но, вот мне подумалось, что это время и для того, чтоб нам еще раз обратиться к опыту Реформации, заново погрузиться в глубины очищенной от суеверий и мертвой обрядовости христианской веры.

Мы, в напряженном течении нашей сверхскоростной жизни, часто вновь впадаем в искушение приметами и магией, мистическими ритуалами и «священными предметами». Уже слышаться во вроде бы протестантских общинах голоса о важности «суксцесии» служителей, которая должна вестись напрямую от римских пап. На полном серьезе, в некоторых лютеранских общинах пасторская ординация уже выдается за таинство, а раз это таинство, то пастор, стало быть, уже не обычный человек, а мистическим образом отмеченный особый служитель, который уже не простой смертный, а человек с особыми благодатными качествами, которых нет у обычных верующих. Мы видим в этих общинах уже ставшее официальным, деление людей на «клир» и «мир», т.е. на особых людей – служителей и простых верующих – мирян. Т.е. видим все то, что было отвергнуто Реформацией как ложный духовный опыт, не имеющий под собой никакого Евангельского основания. Мы вновь искушаемся тем, от чего Церковь, обновленная Реформацией, освободилась почти уже 500 лет назад.

Наступающий адвент – хороший повод для нас вспомнить, что же произошло в Европе в начале 16-го века, чего добивался Лютер и другие реформаторы, вспомнить, что Церковь именно тогда вернулась к своей изначальной форме и содержанию, очистившись от всего наносного, вредного.

Против чего же выступали реформаторы? Безусловно, что процессы того периода, были сложными по своему содержанию и не были сосредоточены лишь на сфере религиозной жизни. Начавшись с выступления против продажи индульгенций, за короткий период процесс охватил собой сферу политической и государственной жизни, стал борьбой против безраздельного владычества римского престола. В Европе только начинался процесс формирования национальных государств, причем феодально-раздробленная Германия находилась в особенно сложном положении — тут не было элиты, которая видела свой задачей объединение разрозненных земель. В целом, ситуация в Германии, да и в Европе того времени можно охарактеризовать несколькими тезисами: Церковь – государственная, государство – церковное. Существование управления, как соединения светской и духовной власти в одном лице (Рим). Церковь, хорошо приспособившаяся к феодализму, тотальная коррупция, продажа и покупка таинств, разврат и погоня за роскошью римской верхушки. Отношение к труду (работе по обеспечению себя) как к занятию второсортных христиан. И духовная, и светская аристократия, наследуя традициям римских патрициев, считали – что работа – это удел социальных и духовных низов. Наука – как область, очень ограниченная для изучения, т.к. человек создан Богом, и изучать его, поэтому нельзя, как и большую часть мира, нельзя пытаться понять сущность творения Божия надо его просто принимать.

31 октября 1517 года, монах ордена августинцев, Мартин Лютер прибивает свои знаменитые 95 тезисов на двери Замковой церкви в Виттенберге. Один из списков этих тезисов тут же несут в типографии, все печатники день и ночь тиражируют тезисы, они расходятся огромными тиражами и уже через две недели их читает и обсуждает вся Германия. Начинается Реформация, которая принципиально меняет и Церковь и общество, в котором эта Церковь живет.

К каким результатам приводит нас реформа? Так же несколько тезисов: труд становиться объектом восхваления. Отныне он воспринимается как естественный ответ на милость Божию, как благодарность и служение Богу, как прославление Творца, служащее общему благу. М. Лютер: «Весь мир можно заполнить служением Богу, не только церкви, но и дома, кухни, погреба, мастерские и поля». Упраздняется власть Рима, больше нет единой светско – духовной власти. Принимается правило – церковь управляет только в сфере духовных вопросов. Наука свидетельствует о величии Творца. Начинается бурный научный рост, и в первую очередь естественных наук. Провозглашается принцип: физический мир и устройство человека свидетельствуют об упорядоченности творения, а поэтому подлежит изучению, как свидетельство величия Бога – Творца. Отсюда появляется современная медицина.

Но главные перемены происходят, конечно, в религиозной сфере. Теперь служитель Церкви, пастор или епископ – это «сервисный» человек. Его выдвигает на служение община. Больше он не представитель могущественного монарха и первосвященника – римского папы, а поставленный для служения общине человек. Конечно, есть порядок и обряд его поставления, но он такой же, как все, а все такие же, как он. Пастор и епископ избираются на служение верующими, ими же и смещаются, если служат плохо. Центром духовной жизни становится община, она же становится и центром власти. И, самое важное, теперь прямые отношения с Богом у каждого верующего. Каждый читает и изучает Библию, наставляет в вере своих детей. Церковь теперь «расколдована», спасение в ней достигается не за счет «чудесных тряпочек, гвоздиков, дощечек», а в искренней вере в Бога и принятии Его в свое сердце.
Грандиозный поворот. Думаю, самый масштабный и значительный в человеческой истории, после рождения христианской Церкви. И мы наследуем именно тому, что он дал Церкви. Нам досталась величайшее богатство прямой, искренней, глубокой веры. Веры, которая абсолютно достаточна для нашего Спасения. Веры, которая не нуждается в подкреплении ни совершением новых жертв, ни в обладании мистическими и чудодейственными предметами, ни в индульгенциях, ни в бумагах с печатями от важных церковных сановников о признании «истинности», «правильности», «санкционированности» нашей веры и служения.

Величайшее богатство – обладание такой верой. И еще раз, повторяясь, скажу, что время адвента как нельзя лучше подходит для того, чтоб нам еще раз обратиться к истокам и содержанию Реформации, чтоб снова очистить нашу веру от прилипающего к ней пустого мистицизма и суеверий. Вернуться к чистоте Евангелия.

Епископ Игорь Князев

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте