Диспут

Editor

Реформация Кавказа

В некоторых республиках Северного Кавказа протестантская община растет год от года, пополняясь не только за счет «новообращенных», но и иммигрантов из Европы. Что же влечет протестантов, проживающих в благополучных странах Европы, в самый неспокойный регион России?

Восток Западу рознь

В России проживают более трехсот тысяч протестантов. И оказывается, на Северном Кавказе их много. Что интересно, в западной части региона, в отличие от Дагестана, Чечни и Ингушетии, их значительно больше, и чувствуют себя там последователи Мартина Лютера достаточно спокойно. Так, по крайней мере, утверждает руководство РОСХВЕ (Российский объединенный союз христиан веры евангельской) в своем обзоре по протестантам Северного Кавказа.

Восточный Кавказ же принял протестантов в штыки. В 90-е, в пору активной миссионерской деятельности заграничных пасторов, возникали конфликты.

«Из-за морального давления со стороны радикально настроенных мусульман и угроз физической расправы многие протестанты не посещают общих собраний общины, а ходят только в домашние группы или даже являются тайными христианами», – пишет о положении протестантов Восточного Кавказа на интернет-ресурс protestant.ru. В пример рассказывается история похищения американского пастора Грегга, преподававшего в одном из вузов Дагестана.

Совсем другая картина наблюдается в западной части Кавказа. В частности, в Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республиках. Как утверждают представители РОСХВЕ в Черкесске, на Кавказе протестанты появились еще в XVIII веке. Самой старой протестантской церкви в КЧР почти 110 лет, общины баптистов тут были и в советские времена. По их же данным, сегодня последователей протестантизма в Карачаево-Черкесии более трех тысяч, и в соседней Кабардино-Балкарии никак не меньше.

Однако информация Северо-Кавказского библейского института евангельских христиан-баптистов, работающего в городе Прохладный КБР, расходится с озвученными цифрами. На их сайте можно найти следующую информацию: «Балкарцы – 80 000 и Карачаевцы – 169 000 человек. Как и большинство других народов Кавказа, до XVIII века исповедовали христианство. Известно около 50 евангельских верующих (0.016%)…Известно не более 50 евангельских христиан из всех народов Дагестана (0.0012%)».

Протестанты КБР и КЧР

В настоящее время в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии существуют общины и автономные группы баптистов, евангелистов, адвентистов, пятидесятников, других последователей Реформации Мартина Лютера.

Что интересно, среди прихожан разных церквей есть представители коренных народов. По словам руководителя одной из общин Гарика Кургиняна, в Карачаево-Черкесии есть даже пастыри из местных жителей – карачаевцев, черкесов, балкарцев и кабардинцев, в свое время принявших христианство.

В КЧР и КБР протестантские общины есть в каждом городе, некоторых крупных станицах, в каждой есть свой пастор, прошедший обучение в протестантской семинарии. Кстати, в Прохладном уже достаточно давно работает Северо-Кавказский библейский институт евангельских христиан-баптистов.

Общины разные по количеству прихожан, где-то не наберется и десятка. В крупных городах – Нальчике, Черкесске – общин несколько, возглавляемых пастырями таких церквей как «Агапе», «Церковь Божия Ковчег», «Исход», и количество прихожан в них может доходить до нескольких сот.

Без внимания власти

Так Гарик Кургинян, полномочный представитель Сергея Ряховского, председателя и главного епископа РОСХВЕ в КЧР, возглавляет приход в двести человек.

Среди основных проблем протестантов в республиках, как ни странно, нехватка помещений для собраний, и как отмечают сами пасторы, недостаточное внимание властей к общине. Но вовсе не плохие отношения с представителями других конфессий, как этого можно было ожидать. Несмотря на то, что протестантов достаточно много, в КЧР нет ни одной их церкви, а собрания и службы они проводят либо в арендованных залах, либо в домах общинников.

«У нас достаточно добрые отношения с мусульманским, православным духовенством в республике. Но взаимодействуем мы, к сожалению, мало, – сетует Гарик Кургинян. – На многие семинары, круглые столы нас просто забывают пригласить, хотя протестантская община в республике достаточно весома».

К тому же, на федеральном уровне протестанты представлены практически во всех советах, комитетах, добавляет пастор, тот же Ряховский некогда был членом Общественной палаты РФ, входил в состав Совета при президенте РФ по взаимодействию с религиозными объединениями и комиссию по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений. Однако в КЧР это не так.

«Почему-то больше внимание уделяется так называемым традиционным религиям, – делится пастор, – а протестантство почему-то считается нетрадиционным, хотя в некоторых республиках Северного Кавказа оно имеет долгую историю, в несколько сотен лет.

Да и в целом в развитие России протестанты внесли много труда. Первые, кто приходит на ум, это Карл Фаберже, Иван Крузенштерн. Толковый словарь Даля написан протестантом, первый театр в стране организовали протестанты».

Чем занимаются протестанты?

Протестантам есть, что предложить властям республики. «Потенциал наших прихожан очень велик, они могут принести реальную пользу обществу, – убежден Кургинян, – люди у нас активные. Много времени уделяется социальной работе, помогаем в хосписах, домах престарелых. Мы занимаемся реабилитацией алкоголиков, наркоманов. Мы участники программы “Россия без сирот”. Поэтому хотим, чтобы протестанты входили в состав различных организаций, общественных комиссий».

«Сегодня в России 550 реабилитационных центров для наркоманов, все они протестантские, – рассказывает Акоп, пастор небольшой общины в Нальчике.– Есть фонд помощи наркозависимым. Принимаются туда все желающие, независимо протестант он по убеждениям или нет. Но, к сожалению, многие из предубеждения не принимают нашу помощь».

Сам в прошлом зависимый, Акоп прошел реабилитацию. Переехал в Нальчик, женился и остался здесь жить. Сейчас он помогает другим, рассказывает, как прошел этот путь.

Впрочем, многие прошедшие реабилитацию, обращаются в новую религию. И отношение людей к этому неоднозначное. С одной стороны, многие считают, что лучше быть живым и независимым христианином, чем мертвым наркоманом.

С другой стороны, именно те, кто сменил религию, становятся «перебежчиками, предателями» в глазах многих людей. «Конечно, первое время на них смотрят, как на предателей, заблудших, – рассказывает руководитель общины в КБР, – но со временем все встает на свои места. Люди привыкают. И видят, что человек остался тем же, просто стал немного счастливее и здоровее».

К сожалению, поговорить лично с теми местными, кто перешел в протестантство, несмотря на все попытки, не удалось. Но их новые братья по вере в один голос утверждают, что первое время всем «новообращенным» приходится пройти сквозь отчуждение. Есть даже те, кто скрывают от семьи свои переход в другую религию, и посещают собрания общины тайно.

Взаимоотношения

Отношения с соседями спокойные. Хотя, кажется, ангажированная СМИ часть населения в России уверенна, что инакомыслию на Кавказе места нет, что жители бегут из республик, запуганные радикалами.

По крайней мере, в разговорах с протестантами я не чувствовала страха, задавая вопросы об отношениях с представителями коренных народов, придерживающихся иных религий.

В Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии протестанты чувствуют себя вполне свободно. И давлений от мусульманской общины не испытывают. Доказательством того служат истории европейских протестантских семей, переехавших на ПМЖ на Кавказ.

Задаю каверзные вопросы о давлении со стороны мусульманской общины протестантам в Нальчике, Карачаевске, Черкесске.

«С простыми людьми разногласий практически нет. Когда люди видят, что ты не причиняешь никому зла, занимаешься своей работой, они и относятся к тебе соответственно», – отвечают мне в Черкесске.

Акоп из Нальчика, занимающийся реабилитацией наркозависимых, рассказывает несколько иное: «Определенное давление ощущаем. Были столкновения и с госнаркоконтролем, и с теми, кто продает вещества. Мы же постоянно пишем письма, обращения в разные инстанции. Это не всем нравиться».

«На бытовом уровне лично у меня чаще разногласия с христианами других конфессий, чем с мусульманами. Наоборот, некоторые приглашают в гости, спрашивают, чем могут помочь по-соседски, – продолжает другой житель Нальчика, также протестант. – Я живу в Нальчике уже несколько лет, и планирую здесь остаться. Это прекрасный город. Хотя родственники отговаривали, но потом приехали к нам в гости, убедились, что все не так страшно, как показывают по телевизору».

Мигранты из Европы

Однако стереотипов в отношении протестантов достаточно. Зачастую их путают с организацией «Свидетели Иеговы», сектами. Многие, относятся с предубеждением, хотя лично не знают ни одного протестанта.

Так в Карачаевске, где вот уже шесть лет живет и работает преподавателем немец Вальтер, отношение к нему неоднозначное. Одна жительница Карачаевска, представившаяся Светой, говорит, что ни за что не пустит к нему на занятие своих дочек, хотя Вальтер считается превосходным преподавателем английского. Женщина опасается, не будет ли немец проповедовать детям в свою религию, забивать им головы «протестантской ересью».

А вот Расул, знающий его лично, отзывается о преподавателе с большим уважением: «Вальтер честный мужик, исполнительный и обязательный. И дело свое знает, вожу детей к нему на занятия, и у них большие успехи в английском».

А платит кто?

Еще один распространенный стереотип, что работу протестантов оплачивает Запад, преследуя свои далеко идущие цели. Однако, как утверждают кавказские пасторы, протестантская церковь бесплатна. Это значит, что они не берут денег за освящение помещений, молебны, службы и т.д. Есть только добровольные пожертвования, на которые существует церковь.

К тому же, в большинстве случаев пастыри работают, имеют гражданские профессии, а пастырское служение несут на добровольных началах.

«Нас не финансирует Запад, – улыбается Гарик Кургинян, – как думают многие. Все разговоры об этом не более, чем заблуждения, и антиагитация». Однако это не исчерпывает все вопросы к протестантам.

Меняют Европу на Кавказ

«Мы решили жить среди карачаевцев, – рассказывает Вальтер. – Это дружелюбный гостеприимный народ. Несмотря на то что я немец, а в этих местах в войну бои были жестокие, ко мне хорошо относятся. Я живу здесь с семьей, дети ходят в школу. Когда с нами знакомятся ближе, отчуждение проходит и нормально общаются. А так чтобы лично ко мне испытывали неприязнь, я не заметил.

Был как-то случай, когда кто-то кинул в дом, где собираются протестанты, бутылку с зажигательной смесью, и как-то сожгли храм православный. Но, как я понял, поджигателей не нашли. Кто это были, не известно. А больше эти случаи не повторялись».

Еще больше интереса вызывает другая семья. Англичане Ричард и Элис Стант переехали некоторое время назад из Бирмингема в Карачаевск. И мало того что они работают преподавателями английского в университете, они еще и изучают карачаевский язык и культуру. По словам преподавателей, англичане взялись за обучение с большим рвением и делают значительные успехи. Сами Стауты объясняют, что прекрасная природа и дружелюбные карачаевцев настолько запали им в душу, что они решили переехать жить сюда.

Кстати, англичане в Карачаевске, изучающие культуру «аборигенов» не уникальны. Есть подобные примеры и в других республиках Кавказа. Как, например, американская семья в Дагестане, изучающая язык и быт аварцев.

Однако тех, кто не разделяет восторгов преподавателей старательностью туристов, мучает один вопрос. Зачем успешные люди, бросив обеспеченную спокойную жизнь в Европе, едут жить в самый неспокойный регион России, изучают язык и культуру коренных народов? Народов, чья численность так мала. Вот и опасаются люди, не скрыто ли за ширмой изучения культуры чего-то более подозрительного, например, «шпионажа».

«Нас многие спрашивают, зачем мы приехали жить на Кавказ, – отвечает на мой вопрос немец Вальтер. – Ведь, многие, наоборот, уезжают отсюда в Европу, где жизнь лучше. Да, там действительно лучше жить. Но я всегда в ответ спрашиваю, а станешь ли ты лучшим человеком, уехав туда, где лучше живется? Почему бы не работать на то, чтобы здесь сделать жизнь лучше, а не превращать родину в помойку. Делать мир лучше, не в этом ли предназначение человека?».

Милена Пинатова
журналист
Кавказская политика

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте