Политика

Editor

Россия и Сирия: церковные связи и офциальная политика

Религия, идеология, политика и экономика, - что общего у них и где границы этих понятий? События последних дней показываю огромное горе, которое испытывает христианство в исламском окружении на Ближнем востоке. Проблемы мировой политики, спровоцировавшие конфликт в Сирии имеют глубокие корни и различные, не сразу заметные, геополитические векторы, отражающие влияние разных полюсов идеологических экономических и религиозных интересов. Роль российских, как исторических, так и современных интересов на Ближнем востоке и в районе Средиземноморья и значение в этом Сирии, может быть освящена и с точки зрения религиозного фактора, а именно использования православия в применении к межгосударственным отношениям.

Немного истории

Среди мирового православия Антиохийский патриахат в Сирии занимает третье место в диптихе автокефальных поместных Церквей. Церковные связи между Россией и Сирией имеют давнюю историю, достаточно начать обзор контактов с того, что в момент христианизации Древней Руси в 988 г. епископ Михаил, уроженец Сирии, посланный из Константинополя совершил крещение, как самого князя Владимира (960 - 1015), так и официальное крещение жителей города Киева, он же стал и первым Киевским митрополитом, умер в 992 г., канонизирован в Русской православной церкви и его мощи почитаются до сего дня в Киево-Печерской Лавре.

Наиболее древним из письменных памятников средневековой литературы, рассказывающих о Сирии, является «Хождение Даниила, игумена Русской земли», это записи о паломничестве, соврешенном в 1106 – 1107 гг.

В 1652 г. Дамаск посетил монах Троице-Сергиевской лавры Арсений Суханов, который был послан на Ближний восток с официальной миссией для сбора сведений о святых местах и особенностях богослужебной практики. На основании его записей в Русской церкви были сделаны изменения в богослужебных книгах и церковных обрядах того времени. В XVI в. Россию дважды посещал православный Антиохийский патриах Макарий III (Zaim, † 1675), он участвовал в работе поместных церковных соборов в Москве в 1655, 1656 и 1666 - 1667 годах, сыграл большую роль в процессе церковных реформ, инициированных патриархом Никоном (Минин, 1605 — 1681), что также отразилось на появлении русских старообрядцев.

Если русские цари Московского периода ограничивались в своем государственно-политическом мышлении византийской идеологической мифологией, то в XVIII в. контакты России с христианами на Ближнем востоке становятся частью задачи внешней политики. После императора Петра I (Романов, 1672 – 1725), прорубившего окно в Европу и вывевшего страну из многовековой изоляции, геополитика России приняла четкое и последовательное направление на Восток. Покровительство православным народам, проживавшим в Османской империи, в противовес подобной же тенденции со стороны Западноевропейских государств и в первую очередь Франции в покровительстве католическому населению, становится неотьемлемой частью внешней политики и сильным явлением, как в официальной пропаганде внутри страны, так и в конкретной помощи и обретает симпатии в общественной жизни, в культурно-интеллектуальной среде и в повседневной жизни общества и Церкви.

С воцарением с 1762 г. в Санкт-Петербурге императрицы Екатерины II (von Anhalt-Zerbst-Dornburg, 1729 – 1796) наступает новая эпоха, принесшая т.н. Греческий проект в российскую внешнюю политику. Второй внук царицы был назван Константином (1779 — 1831) с перспективой возвести его на константинопольский престол, восстановленной Византии. Здесь православные народы Балкан и Ближнего востока становятся разменной картой между Санкт-Петербургом и Веной. Романовы и Габсбурги предусматривают перекроить политическую географию, т.к. Турция доставляла им большое беспокойство. Екатерина писала императору Иосифу II (Habsburger, 1741 — 1790): «Ваше императорское величество не откажется помочь мне в восстановлении древней Греческой монархии на развалинах павшего варварского правления, ныне здесь господствующего...». Более глубокая цель нового государственного образования была сформулирована так: «совершенное истребление Турции и восстановление древней Греческой империи...». В последствии мы видим , как увеличивается российская военная активность в восточном направлени, это Кавказская война 1817 – 1864 гг., война с Персией в 1826 — 1828 гг., война с Турцией в 1828 — 1829 гг., участие совместно с Англией в разрешении Восточного кризиса 1839 — 1841 гг., направленного против коалиции Франции и Египта, и наконец Севастопольская война (1853 — 1856) – все это звенья одной цепи1. Важность в восточной политике религиозной составляющей подчеркивается в правление царя Александра I (1777 — 1825), который даже принял официальный титул «августейшего покровителя Восточной Церкви», т.е принял на себя обязательство покровительствовать над православным населением Порты. Усиление интереса России к Ближнему востоку, в первую очередь к Палестине и Сирии, проявляется в создании в 1859 г. Палестинского комитета, в состав учредителей вошли: Обер-Прокурор Святейшего Правительствующего Синода, государственный секретарь, директор Азиатского департамента министерства иностранных, представитель министерства финансов и директор-распорядитель Русского общества пароходства и торговли. В 1864 г. комитет преобразовывается в Палестинскую комиссию и действует уже непосредственно при Азиатском департаменте Министерства иностранных дел Российской Империи. В 1882 г. комиссия упраздняется и на ее базе учреждается Императорское православное палестинское общество во главе с дядей императора Николая II (1868 — 1918) Московским генерал-губернатором Великим князем Сергеем Александровичем Романовым (1857 — 1905). Целью этой международной благотворительной, научной и гуманитарной организации становится содействие православному паломничеству в Святую землю, научное палестиноведение, востоковедение и гуманитарное сотрудничество с народами Ближнего востока.

Под эгидой общества была создана сеть православных школ и педагогических училищ в Сирии, Ливане и Палестине. К 1914 г. на Ближнем востоке было более чем 100 школ и 2 учительские семинарий. В связи с тем, что греческий Иерусалимский патриархат препятствовал русскому влиянию в Палестине, начиная с 1895 г. новые школы открывались преимущественно в Сирии, на территории Антиохийского патриархата. Лучшие выпускники этих школ направлялись за счет Императорского Палестинского общества на учебу в Россию. В это время формируется русская арабистика, как научная дисциплина. Значение Сирии для Российской дипломатии выражается в том, что до 1914 г. в стране было 7 консульских представительств: в Бейруте, Алеппо, Дамаске, Сайде, Хаме, Триполи и Латакии. С 1908 г. Антиохийская патриархия начинает ежегодно получать по 30 000 рублей из личных средств российского императора. В 1913 г. Антиохийский патриарх Григорий IV (Haddad, 1859 — 1928) совершил официальный визит в Россию, где принял участие в торжествах 300-летия Дома Романовых и многих богослужениях в ряде городов империи. В 1912 г., царь Николай II утвердил одобренный Государственной Думой закон о финансировании учебных заведений Палестинского общества в Сирии отдельной строкой государственного бюджета. Через русские школы прошли несколько поколений арабской интеллигенции.

Арабская диспора, также не остается вне внимания России и Русской православной церкви. Так первым православным епископом, рукоположенным в Северной Америке, был Рафаил (Rafla Hawaweeny, 1860—1915). С одобрения Санкт-Петербурга, его посвятил в сан епископа в Бруклине в 1904 г. глава русской церковной миссии, действовавшей в США на деньги императорского правительства, будущий патриарх Тихон (Белавин, 1865 - 1925) для духовной заботы о православных выходцах из Сирии.

Новейшая история

С началом Первой мировой войны (1914 - 1918) положение ближневосточных христиан широко обсуждается военными, дипломатами, прессой в России. Однако, результатом этой войны стало исчезновение с мировой политической карты трех империй: Российской, Австро-Венгерской и Османской. В 1920 г. образовывается Сирийское арабское королевство с центром в Дамаске, но уже через несколько месяцев французская армия вступает в Сирию, что юридически обосновывается Международной конференцией в Сан-Ремо 1920 г. В 1922 г. Лига Наций разделяет бывшие сирийские владения Турции между Великобританией и Францией. Великобритания получила Иорданию и Палестину, а Франция — современную территорию Сирии и Ливана. В 1936 г. между Сирией и Францией был подписан договор, предусматривающий независимость Сирии, но в 1939 году Франция отказалась его ратифицировать. После оккупации Франции в 1940 г. немецкими войсками, Сирия переходит под контроль Правительства Виши. В июне — июле 1941 г. при поддержке британских войск подразделения Свободной Франции во главе с генералами Шарлем де Голлем (1890 — 1970) вошли в Сирию. Генерал де Голль в своих воспоминаниях прямо указывал, что события в Ираке, Сирии и Ливане были напрямую связаны с германскими планами по вторжению в Грецию (в том числе на остров Крит), Югославию и СССР, так как имели задачу отвлечь вооружённые силы союзников на второстепенные театры военных действий.

Советско – сирийские отношения

Прерванные с 1914 г. контакты с царской Россией, на этот раз устанавливаются с правительством СССР, 21 июля 1944 г. народный коммисар иностранных дел Советского Союза Вячеслав Молотов (1890 - 1986) получил послание министра иностранных дел Сирийской Республики: «Сирия, движимая своим восхищением перед советским народом, усилия и успехи которого в великой борьбе демократии против духа завоеваний и господства дают основу для законных надежд на будущую свободу и равенство для всех больших и малых наций... была бы счастлива установить и поддерживать с Советским Союзом дружественные дипломатические отношения»2. Незадолго до этого, когда в 1943 г. в Москве был избран патриархом Сергий (Страгородский, 1867 - 1944), патриарх Антиохийский и всего востока Александр III (Тахан, 1869 —1958) направил по этому поводу приветственную телеграмму Иосифу Сталину (1878 - 1953), от которого получил ответ. Архивный документ с грифом «Совершенно секретно» передает, что Московский патриах Сергий 4 мая 1944 г. в Совете по делам Русской православной церкви при Совете Народных Комисаров СССР имел официальную встречу для обсуждения, в том числе и полученного через советского посланника в Каире письма поднимающего вопрос «о материальной помощи со стороны Русской православной церкви Антиохийскому патриарху Александру... указывает даже желательную конкретную сумму, а именно... в месяц... 200 английских фунтов как пособие для Антиохийского патриарха» со ссылкой на то, что Антиохийская патриархия раньше получала регулярно денежное пособие от русского правительства3.

В ноябре 1944 г. сирийский патриах Александр III через советского посла поздравил советский народ с 27-й годовщиной основания Советского Союза и выразил пожелание приехать в Москву для участия в Совещании высшего православного духовенства для избрания нового патриарха. Такая поездка состоялась. Патриарх Александр свободно владел русским языком, т.к. с 1897 по 1900 годы учился в Киевской духовной академии, затем с 1902 г. служил в Антиохийском церковном представительстве в Москве. Прибыв в СССР, патриарх сделал символическое пожертвование на воинов Красной армии. В феврале 1945 г. он же присутствовал на интронизации патриарха Московского и всея Руси Алексия I (Симанского, 1877 - 1970). Впоследствии также неоднократно приезжал в СССР, в 1950 г. получил степень доктора богословия Московской духовной академии. При нём было воздвигнуто и отреставрировано множество храмов, в том числе патриарший кафедральный собор святого Георгия, а также по благословению патриаха Александра III в 1947 г в Москве открывается официальное представительство Антиохийского Патриархата, для которого передается закрытый еще в 1923 г. храмый комплекс у Чистых прудов. С 1977 г. и по настоящее время здесь служит арабский епископ Нифон Сайкали, учившийся в Московской духовной академии с 1959 по 1964 гг.

Франция предоставив Сирии независимость, однако отказалась выводить свои войска, требуя для себя особых привилегий на территории этой страны, самолеты Франции даже подвергли бомбардировке Дамаск и другие города Сирии пытаясь предотвратить вывод своих войск.

Председатель Совета министров Сирийской Республики, временно исполнявший и обязанности министра иностранных дел Камиль Мардам Бей (Jamil Mardam Bey, 1894–1960) в своей телеграмме от 23 мая 1945 г. на имя Сталина обратился за поддержкой к СССР: «Ваше Превосходительство признало независимость Сирии и исключило предоставление каких бы то ни было привилегий. Франция, однако, требует привилегий, которые нарушают независимость и законные права Сирии. Заботясь о том, чтобы поддержать порядок на Ближнем востоке и не прибегать к крайним мерам, способным открыть новую фазу кровопролитных военных действий после окончания войны в Европе, сирийское правительство ходатайствует о Вашем благосклонном вмешательстве для того, чтобы добиться от Франции вывода ее войск и уважения суверенитета Сирии». Реакция СССР была быстрой. Газета «Правда» 2 июня 1945 г. писала о том, что Советское правительство обратилось с особым заявлением к правительству Франции, а также к правительствам США и Китая и что события в Сирии и Ливане не соответствуют решениям принятым в Сан-Франциско на конференции Объединенных Наций. Поэтому Советское правительство считает, что должны быть приняты срочные меры к тому, чтобы прекратить военные действия в Сирии и Ливане и уладить возникший конфликт мирным порядком. Когда в феврале 1946 г. Совет Безопасности ООН обсуждал поставленную на голосование резолюцию США по Сирии, СССР, впервые в истории воспользовался правом вето, воспрепятствовав таким образом принятию решения, не отвечавшего интересам Сирии и Ливана. Франция в апреле 1946 г. была вынуждена вывести свои войска с территорий Сирии

Как видим церковные контакты двух стран приобретают политический оттенок. Интересен в этой связи другой персонаж, иллюстрирующий контакты СССР и Антиохийской патриахии, это митрополит Илия (Карам, 1903 —1969). В начале 1930-х годов он был представителем Антиохийской церкви при Сербском патриархе, где имел множество контактов с русской церковной эмиграцией, в ходе Второй мировой войны «переориентировался» на безоговорочную поддержку Московской патриархии и немало способствовал созданию имиджа СССР как страны, где никогда не было и не могло быть религиозных гонений. В ноябре — декабре 1947 г. состоялась первая поездка митрополита Илии в СССР, он соврешал богослужения в Москве, Ленинграде, Киеве и Одессе, получил в ценные подарки лично от Патриарха Алексия I, 20 ноября Илия посетил Мавзолей Владимира Ленина (1870 — 1924), что не отважился сделать публично ни разу, ни до, ни после, не один из клириков Русской православной церкви, но и также не один официальный представитель какой либо религиозной конфессии. К этому же времени относятся следующие слова Митрополита Илии: «Мы, православные, живущие на Востоке, твердо верим и знаем, что русский народ, сплотившись вокруг своих вождей и под верховным водительством мудрого и любимого Иосифа Виссарионовича Сталина, достиг и достигнет небывалого еще в мировой истории могущества и расцвета… Мы твердо верим, что ваша Святая Церковь наслаждается полным миром и спокойствием, с каждым днем развивая все более и более свою многополезную деятельность на церковно-общественной ниве. И все это она может делать, благодаря чуткому, внимательному отношению к ней со стороны Советского правительства»4.

Чрезвычайно радушная встреча митрополита, судя по рассекреченным в 1990-х документам, объясняется тем, что руководство СССР и Московская патриархия в тот период находились в процессе подготовки к празднования 500-летия автокефалии Русской Церкви и приуроченному к нему Совещанию Глав Православных Церквей, придавалось большое значение как внешнеполитическому мероприятию. В письме Председателю Совета по делам РПЦ генера-майору НКВД Георгию Карпову (1898 — 1967) от 20 ноября 1947 Патриарх Алексий I писал: «Антиохийский патриархат лелеет надежду, что Русская Церковь и в особенности русское правительство возобновят давнюю традицию систематической материальной помощи бедной Антиохийской Церкви. Именно государство само, а не через Церковь, в дореволюционное время широко субсидировало Антиохийскую Церковь. Митрополит Илия вызвался быть нашим официозным посредником... — и тут, по его мнению, решающим фактором является степень нашей возможности давать им деньги <…> доминирующим мотивом его высказываний является вопрос о материальной помощи: деньгами, богослужебными предметами, парчой, панагиями, крестами, митрами и т. д. Говорили подробно и о подворьях...»5. Результатом на это обращение патриаха Алексия I было выделение около 200 000 долларов США, предназначенных через Московскую патриархию для нужд ближневосточных православных, в Дамаск спешно была направлена русская церковная делегация во главе с Ленинградским митрополитом Григорием (Чуковым, 1870 — 1955). Сам Московский патриарх в 1945 г. совершил большое турне, подготовленное советской дипломатией, по Ближнему востоку и Северной Африке с посещением глав Восточных Церквей.

В последствии митрополит Илия многократно приезжал в СССР, в 1947 г. он просил о личной встречи со Сталиным, документальных подтверждений этому нет, известно лишь, что через патриаха Алексия I митрополит пытался передать вождю барельеф Сталина, выполненный из ливанского кедра6.
В конце 1990-х в российских СМИ и в некоторых книгах зафиксирова одна легенда о особой роли Сталина в войне и благословениях полученных им от Казанкой иконы Богородицы. Все эти предсказания якобы были чудестным образом открыты митрополиту Илие и затем пересказаны Сталину, так родился миф о том, как арабский митрополит вразумил тирана. Интересно, что свои страницы для тиражирования подобных «свидетельств» предоставил журнал «Наука и религия», созданный «для распространения научно-материалистического мировоззрения, борьбы за формирование коммунистических духовных ценностей». И после смерти Сталина, митрополит Илия продолжал быть в центре советской дипломатии, 7 марта 1958 г. он посетил Советское посольство и просил о помощи в ремонте пяти храмов своей епархии.

Таким образом, мы видим, как древние восточные патриархаты - реликтовые осколки на константиновской археологии Востока, также не остаются вне внимания, им оказывается финансовая помощь, дипломатическая опека и торжественные приемы на высшем уровне. Вселенское православие включается в орбиту советской внешней политики. Сталинская система, где РПЦ МП отводилась роль консолидирующего центра православных народов, включала также интересы на Ближнем востоке и в диаспоре, имела целью быть проводником государственных идей.
Советская церковная дипломатия не ограничивалась Сирией, ее интересовал весь Ближний восток, в орбиту влияния были включены иерархи других поместных церквей, так характерен отзыв Патриарха Александрийского и всея Африки Христофора (Madytos, 1876 —1967) о советском лидере: «Маршал Сталин является одним из величайших людей нашей эпохи, питает доверие к Церкви и благосклонно к ней относится»7, иерарх трижды посещал Москву, соответственно в 1945, 1955 и 1958 гг.8, он писал буквально: «Нет слов для того, чтобы в полной мере выразить восторг от посещения Советской России»9. В 1953 г. на реставрацию кафедрального православного собора Успения Богородицы в Дамаске СССР выделяет значительные денежные средства.
В 1950 г., в связи с изменением политической обстановки на Ближнем востоке и возникновением в 1948 г. государства Израиль советское правительство принимает решение об активизации своего присутствия в регионе и, в том числе, возобновновляет деятельность Палестинского общества (Российское палестинское общество Академии наук СССР), представительство которого организуется в Иерусалиме. Первым членом нового общества стал митрополит Николай (Ярушевич, 1891 — 1961). Этот иерарх был первым руководителем Отдела Внешних церковных отношений, созданного в 1946 г. и финансируемого отдельной статьей из бюджета Министерства иностранных дел СССР. Митрополит был участником Правительственной комиссии и поставил свою подпись под официальной советской версией расстрела польских офицеров в Катыни, известен своей активностью в пропаганде советских идеалов и участием в борьбе за мир в русле Советской политики, совершал множество международных поездок, демонстрируя мнимую религиозную свободу в СССР, отрицал факты гонений на церковь со стороны властей и призывал политических эмигрантов к возвращению на родину, где обманутых им людей, ждали лагеря ГУЛАГа.

С приходом к власти Никиты Хрущева (1894 — 1971) и проведения XX съезда партии в 1956 г., где помимо осуждения последствий культа личности Сталина, обсуждалось также международное положение, роль социализма как мировой системы и борьба его с империализмом, распад колониальной системы и становление новых развивающихся стран, было подчеркнуто о возможности мирного сосуществования государств с различным социальным строем, во второй половине 1950-х годов происходит переориентация советской политики на Ближнем востоке. Возникший острый военно-политический кризис на Ближнем востоке, где начался конфликт Израиля, а затем Англии и Франции против Египта, СССР не только опубликовал ряд заявлений в поддержку Египта, но и предупредил насчёт возможной военной поддержки. Этому сопутствовали огромные финансовые издержки. Советский союз принял на себя слишком большие политические, военные и экономические обязательства на Ближнем востоке. Зная о ярко выраженных симпатиях Хрущева к развивающимся африканским странам, митрополит Никодим (Ротов, 1929 — 1978,) приглашает на учёбу в Ленинград изучать православие 7 африканских студентов. В 1960 — 1961 Совет по делам Русской православной церкви при Совете Министров СССР, «выполняя решение ЦК КПСС от 25 июля 1960 года»10, провел работу по укреплению Отдела Внешних церковных связей, задача которого была в привлечении внешнего иммиджа православия по пользу внешней политике страны.

В 1964 г. заключается так называемая «Апельсиновая сделка» Соглашение № 593 «О продаже правительством Союза Советских Социалистических Республик имущества, принадлежащего СССР, правительству государства Израиль», по которому Израиль за 22 объекта недвижимости и земельных участков, приобретенных и построенных Палестинским обществом расплатился текстилем и двумя баржами яффских апельсинов на сумму 4,5 миллиона долларов.

В 1967 г. после Шестидневной войны СССР разрывает отношения с Израилем. Теперь, с исправлением Хрущевских ошибок и приходом к власти Леонида Брежнева (1906 - 1982), ставка на Ближнем востоке вновь делается на поддержку исламского и арабского мира. По требованию Министерства иностранных дел СССР представительство палестинского общества эвакуируется из Иерусалима, выходит постановление Центрального комитета КПСС об активизации работы Российского Палестинского общества, в котором по идеологическим соображениям делается акцент на необходимости усилить идейную борьбу с сионизмом. Использование ресурса Московской патриахии в рамках советской системы борьбы за мир приобретает новую высоту, усиливается коррумпированность епископата на фоне государственных льгот и бесконтрольного деспотизма с одной стороны и тотальная дискриминации религии и нарушение прав верующих - с другой. На фоне закрытия православных храмов в СССР, советские деньги по дипломатическим каналам направляются на помощь православным и древним дохалкидонским церквям, на учебу в духовные школы приглашаются православные арабы и христиане эфиопы. В 1965 г. при Ленинградской духовной академии учреждается Факультет иностранных студентов. Начинают действовать церковные представительства Московского патриахата в Дамаске, Бейруте и Александрии, устанавливаются встречи на постоянной основе и с другими христианскими деноминациями арабского мира, их лидеры приглашаются на церковные мероприятия и форумы борьбы за мир.

Рассмотрев различные фазы в истории российско-ближневосточных церковных контактов, мы видим следующие тенденции: от полного безразличия к судьбе христиан и их ненужность в социалистическом и коммунистическом обществе, что было естественно для первых лет советской власти, в переломные годы Второй мировой войны, когда в Кремле просыпается византийский вирус с претензией на имперское наследие, начинается Сталинское использования потенциала православия для роста патриотизма в стране, что отражается во внешней политке. Хрущевское новаторство и следование коммунистической доктрине, в истинность которой уже не верило его окружение, имело свои особенности в поведении, в том числе и церковном на Ближнем востоке, заигрывание с Израилем при охлажении внимания на христианский фактор, соответствовало мифу приближения к коммунизму, где отживут все религиозные сентименты, сменяется, наконец, Брежневской «борьбой за мир», дарадной демонстрацией благополучия при застое и гниении.

Сегодня христиане Ближнего востока опять заложники политической борьбы сильных мира сего. Дестабилизация здесь вызвана тем, что ведущие мировые державы имеют в этом регионе свои политические и экономические интересы. Папа римский Франциск 7 сентября 2013 призвал к диалогу и миру в Сирии. На площади Святого Петра в Ватикане, где собрались свыше 100 тысяч паломников разных конфессий, он заявил: «Война — это всегда поражение для человечества. Прощение, диалог и примирение — вот принципы мира».

Владимир Колупаев,
“Russia Cristiana”, Италия
для Baznica.Info


1 Всего Россия имела с Турцией 13 войн, начиная с 1568 г., 8 из них были успешными для России.
2 Известия, 25.7.1944.
3 Запись беседы Г.Г. Карпова с патриархом Сергием об оказании финансовой помощи Антиохийской патриархии... Москва, 05.5.1944 // ГА РФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 4. Л. 24–26. Подлинник. Цитируется по Российское объединение исследователей религии – URL: http://www.rusoir.ru/index_print.php?url=/03print/02/208/ Дата обращения 09.9.2013.
4 Журнал Московской Патриархии. 1948, №1. С. 50-51.
5 Сухейль Фарах, Николай Гаврюшин. Митрополит Илия (Карам) и Россия. М.: Издательский Совет РПЦ, 2005. с. 115—116.
6 См.: Письмо Патриарха Алексий Г. Г. Карпову, 10.01.1948 // ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 66. Л. 1-1 об.
7 Цит. по: Дробот Семен. Сталин и Церковь // Русская народная линия – URL: http://ruskline.ru/analitika/2013/09/07/stalin_i_cerkov/ 07.09.2013
8 Пимен, епископ Неврокопский. Христофор II, папа и патриарх Александрийский и всея Африки //ЖМП. 1959, № 3. с.70.
9 Стаднюк М., протоиерей. Блаженнейший патриарх Александрийский и всея Африки Христофор II //ЖМП, 1967, № 9. с.51.
10 Письмо председателя Совета по делам Русской православной церкви В. А. Куроедова в ЦК КПСС № 315, 19.9.1960 // «Исторический архив». 2008, № 1. с. 64.

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте