Editor

«С кровавых не пришедшие полей»

«Мы, христиане, проиграли войну в интернете». Теперь уже сложно установить человека, который первым озвучил эту истину, но в том, что она верна, наверное, мало кто сомневается. Война пришла в жизнь современного христианства, точнее – в славянский его сегмент, незаметно. Не было сообщений информбюро: «22 июня, ровно в четыре часа...», – всё случилось тихо и где-то даже приятно. Лента новостей, превратившаяся в пулеметную, любопытство, затем добавившийся к нему адреналин, некий драйв – и за короткое время страшный термин «война» потерял свой жуткий смысл, стал настолько привычным, что никого больше не пугает.



А бояться, как видно, есть чего. Самое страшное в этой войне то, что жертвы ее не чувствуют ни боли, ни ущерба, им нанесенного. Все остаются не только живыми, но и вполне здоровыми. С руками и ногами. Контузии, увечья, вплоть до летального исхода, происходят в душе и разуме пострадавшего. Во время этих боев не рвутся снаряды, не льется кровь, санитаров на помощь никто не зовет. Они не нужны.

В уютных комнатах и тихих спальнях, у мерцающих мониторов компьютеров-гаджетов зародилась, затем окрепла и, наконец, заявила о себе во весь рост вражда, поглотившая и до сих пор вбирающая в свое ненасытное чрево тысячи христиан. По всему миру. Незаметно и непонятно, каким образом вчерашние друзья стали врагами (без кавычек, кавычки обрело слово «брат»), единомышленники – оппонентами, бывшие авторитетные служители – «пособниками врага». В отношениях между союзами и христианскими объединениями обозначились трещины; на смену им пришли настоящие расколы и отчуждение. Ситуация, судя по всему, продолжает развиваться...

Бои ведутся везде (если бы только в интернете!) И в этом – вторая особенность нынешней войны. Она не ограничена территориально. На кухне и на рабочем месте, в фейсбуке и в пресвитерской, на отдыхе и даже за кафедрой. Практически любая беседа мало и хорошо знакомых между собой христиан начинается с мягкой, осторожной рекогносцировки: «Чьих ты будешь?»

Ушли на второй, десятый, сотый план разногласия в вопросах вероучения: кальвинисты и арминиане, православные и харизматы, атеисты и богословы, регистрированные и отделенные, консерваторы и либералы, уехавшие и ярые противники эмиграции, крещенные и мусульмане – отныне и надолго выбран единственный сигнал для определения «свой-чужой»; всё остальное смиренно склоняет перед ним голову. Можно забыть самые непреодолимые противоречия, закрыть глаза на любое заблуждение, смириться с любой крайностью, если точки зрения сходятся в одном – главном и самом ключевом. «Скажи мне, чей Крым, и я скажу, кто ты». Примерно так.

Конечно, мало кто заявляет об этом вслух (хотя есть и такие), но дальнейшие отношения между людьми строятся именно в соответствии с этим. Понятие «брат» приобрело другое основание. Христос перестал быть Причиной братства, Его кровь потеряла значение, она попрана, ее заменили другие критерии. Тот, кто был братом, – богослов, проповедник, пресвитер – чьи духовные мысли, служение еще вчера назидали, вдохновляли, сегодня вдруг превратился в ничто. По той только причине, что «неправильно» ответил на «главный» вопрос. Даже если этот человек в каких-то вопросах (не касающихся ставшего «основным»), будь то богословие, церковное устройство или душепопечительство, трижды прав. Даже если служитель, высказывая свои мысли, библейски основателен и высок, никогда (никогда!) он не получит поддержки и согласия прежних друзей (по-фейсбучному «лайк») в случае, если «главный вопрос» у него хромает.

И это не единственная метаморфоза, произошедшая с сегодняшним христианством. Как уже было сказано, слово «братья» всё чаще берется теперь в кавычки. И если уж какой брат ранен, то, по мнению его оппонента, непременно в голову. Споры о политике – при этом самые отчаянные спорщики постоянно будто мантру повторяют, что они вне политики – споры о политике в большинстве своем переходят в перепалку, а затем и на личные оскорбления, собирают единомышленников и сочувствующих с разных сторон и продолжаются бесконечно, набирая обороты, безо всякой перспективы на победу какой-то из сторон.

Перестрелка ссылками и видеороликами в интернете (а там противоречия разгораются гораздо быстрее, чем в реальном общении) захватывает «братьев», теперь уже в кавычках, настолько, что они не знают ни сна, ни отдыха. «Благодаря» таким холиварам разрушаются отношения, дружба и (что гораздо серьезнее) братство между христианами – представители одной конфессии в результате отказываются от участия в совместном преломлении хлеба с теми, кто, по их мнению, имеет неверную точку зрения по «ключевым вопросам».

Случившееся настолько масштабно, что вполне может сравниться с ядерным взрывом. В клочья разорваны, снесены взрывной волной связи, единство, совместный труд и практически всё, что строилось, лелеялось, сохранялось на протяжении нескольких генераций. Ядерная пыль оседает в душах людей, поражая сознание, отравляя разум. Последствия катастрофы еще предстоит оценить будущим поколениям. Если они появятся, конечно...

Речь можно вести о настоящей мутации – постсоветские христиане вряд ли когда-нибудь станут прежними. Удивляет даже не столько то, что это случилось в принципе, а то, насколько быстро это произошло. Будто и не было двух с половиной десятилетий полной свободы для углубленного повсеместного изучения Слова Божьего на всех уровнях, обучения в библейских школах и семинариях, конференций, проповедей на самые различные темы; всё это, кажется, должно было привить хоть какой-то навык, научить хоть как-то отличать фальшивое от настоящего, временное от вечного, стоящее от того, за что не стоит давать и копейки. Созданный изучением Писаний в сознании протестантов защитный слой на поверку оказался до обидного тонким. Чуть потерли его земной идеологией – и куда только подевался!

На гребне известных событий евангельские христиане сподобились явить миру еще одно чудо. В их среде совершенно неожиданно всплыла ностальгия по... советской власти. Например, один уральский миссионер, которого несколько лет финансово поддерживал Совет церквей (т.н. «отделенные»), 22 апреля с.г. написал на своей странице в фейсбуке: «Ильич, не знаю, что тебе сказать. Просто... с Днем Рождения тебя, дорогой наш Вождь!» (орфография автора сохранена – прим. А. Патц). А чтобы ни у кого не возникло сомнений в том, что он по-прежнему верен библейскому учению, через несколько дней добавил: «Коммунизм пустил корни очень глубоко в истории и в душах людей. Его корни омывают бездны библейской мудрости и справедливости».

И если бывших комсомольцев и нынешних коммунистов еще как-то можно понять, то в отношении потомственных христиан, испытавших на себе всю полноту «любви» богоборческой системы, сделать это гораздо сложнее. Это на самом деле удивительно, но многие, пострадавшие от безбожной власти христиане ныне неожиданно обнаружили в себе симптомы тоски по «светлому прошлому». И вот уже вчерашние НКВД-шники становятся милее и роднее, чем сегодняшние братья по вере, а на лице тирана, расстрелявшего сотни тысяч христиан, взрывавшего и сметавшего бульдозерами церкви, выжигавшего всякую даже мысль о вере из сознания «масс», на лице этого богоненавистника в глазах нынешних христиан вдруг начинают просматриваться привлекательные, чтобы не сказать большего, черты – ведь не всё он делал плохо, дескать, «и пломбир вкусный был».

Не останавливают симпатизирующих не успевшие еще даже пожелтеть Свидетельства о реабилитации, бережно подшитые в семейных альбомах. О том, что за свои иллюзии, возможно, уже вскоре, придется платить по самой высокой цене, в случае, конечно, сохранения верности Господу, – об этом вряд ли кто задумывается...

Новостные ленты столь же неожиданно оголили еще одно, дремавшее в душах верующих, чувство. Из всех «измов» (как-то: марксизм, постмодернизм, коммунизм, эгоцентризм, шовинизм и даже атеизм) наибольший урон современному славянскому христианству нанес патриотизм. И речь в этом случае не об одной какой-то стране, а о всех, практически без исключения. Кто-то открыто демонстрирует сей «изм», кто-то ученик тайный, но то, что и в том, и в другом случае эти убеждения искренни, осознанны, не из-под палки, – в этом сомневаться не приходится.

Известны уже случаи, когда желающему потрудиться на каком-нибудь церковном поприще брату мягко намекают: «Ты недостаточно патриотичен. Можешь ли ты, не любя Родину, помочь ей?» Резонный вопрос, ничего не скажешь. Особенно если учесть, что любовь к Родине сегодня чаще всего понимается весьма своеобразно. Чего стоит хотя бы непонимание (или нежелание понять) того, что исполнительная власть в стране и Родина – это далеко не одно и то же!..

Удивительно, но при всем этом новоявленные патриоты не устают повторять: «Наше же жительство – на небесах!» Вообще замечено, что любители соревнований по степени любви к земной Родине весьма и весьма склонны сдабривать свои аргументы местами из Священного Писания. Благо, в Библии много всего содержится: различные темы, истории, судьбы – провести аналогию с одной из них на любой вкус и случай всегда достаточно просто.

Отдельным рефреном, заслуживающим внимания и неизменно сопровождающим беседы на неполитические (как бы) темы, нередко звучат оскорбления в адрес заслуженных служителей. Случился, как теперь говорят, разрыв шаблона, овцы Христовы переступили запретную черту, не боятся ни гнева Божьего, ни стыда, которым неизменно покрывают свою голову, злословя помазанников. Понятно, что подобные темы раньше не обсуждались, христианство не сталкивалось с такими вызовами, неудивительно поэтому, что церковь во многих случаях не знает, как реагировать, как себя вести, не наработаны заготовки, отсутствует опыт. И всё же... И всё же необходимость уважать (если уж не любить) друг друга никто не отменял.

«Когда-нибудь происходящее сегодня на территории, совсем недавно называвшейся Советским Союзом, будет оценено людьми как массовое умопомрачение... Заработали маховики политической стихии, в условиях которой судьба человека действительно уподобляется песчинке в ревущем горном потоке», – это слова Александра Руцкого, бывшего государственного и политического деятеля. Люди, весьма далекие от церкви, от ее жизни, истин, твердынь начинают бить тревогу. Служителей же Божьих, похоже, наступившее умопомрачение нисколько не волнует – они им наслаждаются.

Как в христианскую среду попала политическая мина, выбившая все предохранители? Каким образом она стала доминировать, как и когда начала довлеть над детьми Божьими, задвинув на задворки рассуждения о горнем? Ведь всё это означает, что христианство предало, а затем и вовсе потеряло Христа!

И пока сегодняшние проповедники любви к Родине выписывают пропуска в Царствие Небесное своим героям, отправляя их в небеса – одни сотнями, другие стаями, пока христиане соревнуются в ничего не значащем для этого Царствия патриотизме, настоящий враг – враг душ человеческих собирает обильную жатву, а самих проповедников отправляет в преисподнюю. Легко и практически безболезненно. Тихо и незаметно дети Божьи, с бескровных не пришедшие полей, пополняют число уже второй год томящихся в тинистом болоте всех возможных «измов» людей, ненавидящих идейных противников, в том числе тех, кто еще недавно, до умопомрачения, был до умопомрачения любим...

Андреас ПАТЦ,
главный редактор «Международной христианской газеты».
© «Международная христианская газета», № 8 за 2015 г.
Фото автора.

Источник

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus