Люди

Editor

Сергей Демидович: Корень проблемы – эгоистичный подход к жизни

 В феврале в Воронеже прошла региональная конференция Альянса «Россия без сирот», в которой приняли участие христиане различных конфессий. Нам удалось встретиться и поговорить с Сергеем Демидовичем, христианским служителем, телеведущим и мотиватором, который специально приехал в Воронеж, чтобы поделиться идеей национального усыновления оставленных детей.

- Сергей, расскажите о себе. В последнее время в христианском мире много слышно о движении по усыновлению на Украине, о велопробегах с участие бывших сирот.. Расскажите, как вы пришли к идее создания организации «Россия без сирот»?

- Я живу на Украине и являюсь одним из пасторов церкви «Добрая весть» в городе Славянске. У меня есть семья, у нас женой двое биологических детей, и ещё троих деток мы приняли в свою семью. Мы - люди, которые пережили на личном опыте, что такое усыновление, открыли его для себя. Я раньше, как и многие, был очень далёк от вопроса усыновления, ничего об этом не знал и был даже противником этого. Я считал, что мы не ответственны за сирот. Но когда я ближе столкнулся с этой проблемой, увидел, как на моих глазах меняются судьбы людей, я очень вдохновился этим и принял на себя ответственность пропагандировать усыновление. Я являюсь одним из учредителей Альянса «Украина без сирот» и активен именно там. К России у меня есть особенное отношение, и я стал одним из идейных вдохновителей такого альянса, хотя понятно, что этот альянс создали для России сами россияне.

Я сторонник национального темы усыновления. Я не верю, что это правильно, когда в стране своих детей бросают, а затем другие страны забирают этих детей и иностранцы решают проблемы наших стран. Если в стране есть сироты, то ответственность за них лежит на этой стране. Я и мой друг Петр Дудник создали проект национального усыновления «Ты будешь найден». Идея его в том, что позорная советская система интернатов должна наконец закончить свое существование. Такое общественное воспитание детей говорит о том, что в стране нет людей, которые способны подарить свою любовь, заботу и попечение детям без родителей, и они перекладывают это на плечи государства. Такая обезличенная забота о сиротах - большая проблема, потому что ребенок в любом случае чувствует себя никому не нужным, он - государственный, он - «ничейный». Это часто видно, когда приходишь в детский дом: ребенок пытается завоевать твое сердце, называет тебя папой, мамой, он просит забрать его домой.

Все дети, как бы хорошо им не было в детском доме, мечтают, даже молятся о том, чтобы Бог дал им семью.

- Вы утверждаете, что система интернатов уже не работает?

Это миф на уровне государственного мышления, что надо устраивать хорошие детские дома. Повторю, это миф – и не более того. Даже дома, например, когда родители покупают ребенку самые лучшие игрушки, он несколько минут играет с ними, потом игрушка надоедает, и ребенок хочет играть с родителями. Это говорит о том, что ребенку нельзя заменить родителей, у него должны быть и папа и мама. Я думаю, мы здесь приходим к глубокому пониманию Божьего плана. Бог придумал семью, это же чудо! Много на земле людей, но мы все разбиты на ячейки, на семьи. Когда мы закончим это интервью, ты, Алексей, пойдешь к своей семье, будешь целовать своих деток, будешь покупать им игрушки. Я не буду заботиться о твоих детях, потому что они твои. Вот это мудрость Божья. Я вернусь к своим детям и буду заботиться о своих. Вот так Бог устроил, что именно таким образом через семью люди получают максимум любви.

Я думаю, что стоит сказать, что в последнее время идет большущая атака на семью. В виде гомосексуализма, в виде всех сообществ, которые пытаются установленную Богом здоровую семью развалить. Я очень рад за Россию. Недавно было выступление министра иностранных дел Лаврова, он сказал: «Мы не отдадим наших детей гомосексуализму!» Идея того, что ребенок с детства – личность, и он волен сам все всегда выбирать – бесовская идея. Библия говорит: «Наставь юношу вначале пути» и «Кто жалеет розги – тот ненавидит сына». Когда ребенок маленький, именно родители учат его: «Вот это хорошо, а вот это – плохо».

- Это здорово, когда человек не только говорит об усыновлении, но и прежде всего сам это делает. Как вам пришла идея усыновления?

- Один христианин из Германии вдохновил меня, как пастора, и нашу церковь заняться кормлением детей. Это было голодное время, конец 90х, мы кормили беспризорников. Когда я стал с ними сталкиваться, то обнаружил, что это неправильно - покормить их и отправить назад на улицу. К нам пришла идея создания детского дома, ведь с этими детьми надо было что-то делать. У нас появился свой детский дом, и мы увидели, что многие дети не восстанавливаются в нём. И тогда был личный пример пастора Петра, его семья усыновила девочку. Вот это был вызов, который я получил от своего друга. Он это сделал, и я стал перед фактом: «А что же сделаю я?» Потом была моя жена, которая осознала, что надо тоже действовать. Я не соглашался какое-то время, но однажды она буквально взяла меня за руку и отвела в больницу. И тогда произошло очень важное - моя личная встреча с брошенным мальчиком. Эта встреча очень сильно на меня повлияла, он буквально взорвала меня, потому что я настолько близко столкнулся с пониманием, что мои действия могут менять судьбу другого человека.

Передо мной лежал малыш, три недели от роду, и я понимал, если я возьму его в семью, то его ждет совершенно другая судьба. И вот эту ответственность я осознал и не захотел от неё уйти. Я пережил, то, что есть в Писании – «любовь изгоняет всякий страх». Эта встреча установила какие-то внутренние взаимосвязи с тем малышом. Одно дело, когда мы в общем говорим: «Вот, в России проблема, сиротство…», а другое дело, когда вы на руки возьмете какого-либо мальчика или девочку, посмотрите ему в глаза, вы почувствуете, что вы можете заботиться о конкретном человеке и помочь ему. Христиане порой такие «тяжеловесы», им легче помочь детям , потому что корень сиротства лежит в духовном мире – это отверженность. Люди, знающие духовный мир, быстрее разберутся с этим. Исцеление здесь приходит от любви. Когда мой сын лежал у меня на руках, я почувствовал, что надо молиться. Я поднял его выше и сказал: «Сын, я не могу дать тебе своё ДНК, но пред лицом Господа я отдаю тебе свое сердце. Я буду любить тебя всю свою жизнь». Я даже не мог предположить, насколько мощно это будет воздействовать на него. Через две недели мы привезли его в больницу, и он восстановился! Врачи спросили: «Что вы с ним сделали? Это же другой ребенок! У того ребенка был плохой диагноз, а теперь его нет». Я считаю, что важно принять в духовном мире ответственность за ребенка. Надо заявить для себя, ангелов, бесов, для всех – это мой сын, моя дочь и это навсегда!

- Потрясающая история. В традиционных церквях учили, что нужно рождать детей, наполнять царство Божье. Чем больше ты родишь, тем больше ты заполняешь царство Божье. Сейчас идёт тенденция усыновлять, брать в приемную семью. Так что выбирать? Рожать или усыновлять? Как быть, если родители хотят рожать и иметь больше и больше своих собственных детей?

- Я бы ни в коем случае не противопоставлял это. Кто рождает, пусть рождает. Кто усыновляет, тот усыновляет. Очень важно сказать, что на самом деле у христианства сейчас корень проблемы один и тот же. Сейчас многие и не усыновляют, и не рождают. Корень проблемы – эгоистичный подход к жизни. Это очень видно: молодые люди женятся, и долгое время не имеют детей. У них цель: пожить для себя, пожить в свое удовольствие. Рождение детей – тоже не просто. Я бы считал правильным больше христианам рождать сейчас. Это важно, это правильно. Но в тоже время, я думаю, что в традиционных церквях идея была не просто рождать, а в том, что нельзя предохраняться от беременности, поэтому и рождалось много детей. Сегодня я вижу здравость в том, чтобы видеть христианство в полном посвящении цены, креста, большем рождении своих детей, и в усыновлении оставленных.

- Сейчас активно развиваются приёмные семьи, усыновляющие детей на время. Идет финансовая поддержка от государства, что тоже очень хорошо. Так вот, как быть христианам? Усыновлять или брать детей в приёмную семью?

- Я скажу так: ситуация, когда ребенок чувствует, что он в семье на время – очень ужасная. На самом деле, это не решает проблемы. Ребенок дожжен получить ощущение, что он защищен. Это ощущение нельзя просто дать на время. Например, ты говоришь: «Вася, ты здесь пока у меня все хорошо, пока ты хорошо себя ведешь». Ребенок все равно в этой ситуации получает отверженность. Я не считаю это правильным.

На Западе есть такие приёмные семьи, где малыш может переходить из семьи в семью, это ужасно. Представьте себе, вот мальчик, ему 3 годика, и он вас только узнает, он только вас начинает любить. Он у вас 3, 4, 5 лет. Вдруг вы говорите: «Все, ты идешь в другую семью, мне уже надоело, я нашел хорошую работу». Я не знаю, каким надо быть человеком, чтобы отдать малыша. Понимаете, это ненормальная ситуация – отдать ребенка. Поэтому, я говорю о взаимоотношениях, о сути, а юридическая форма усыновления может быть любая, потому что иногда из-за финансов человек не может усыновить ребенка. На усыновление такая поддержка не платится. Поэтому, мы рекомендуем родителям оформлять детей в приемные семьи, чтобы получать поддержку. Но мы настоятельно убеждаем человека сделать это раз и навсегда, бесповоротно, дав ребенку четкое ощущение и понимание, что это их сын, их дочь. Нормальные люди принимают решение к усыновлению из-за правильных мотивов. А те, кто это сделают из-за денег - не выполнят самой сути, не дадут ощущение безопасности, понимание того, что у ребенка есть родители.

- С какой целью вы приехали в Воронеж?

- В Воронеже проходит первая конференция, которую организовал альянс «Россия без сирот». Много церквей объединилось для проведения этого события, и я очень рад. Идея абсолютно межконфессиональна, без всяких предубеждений, чтобы максимально вдохновить христиан, что Господь есть отец сирот и вдов, передать им это откровение. В Воронежской области порядка 2000 сирот. Я думаю, если бы здесь все христиане разных церквей реально включились бы в дело усыновления, то в Воронеже можно было бы закрыть все детские дома, только оставить какой-нибудь профильный, где живут, например, больные дети, или те которых документально нельзя в семью определить. Но даже и такие дети могли бы жить в семьях. Я знаю, что это звучит как сказка, но мы и рождены, «чтоб сказку сделать былью».

- Как вы видите в будущее Альянса в масштабе России, Украины, СНГ?

 

- Я считаю, что усыновление - это не какая-то кратковременная мода, это не просто очередная инициатива благородных людей. Я считаю, что идея эта рождена в сердце Бога. На Украине это началось, потом перешагнуло границы Украины и довольно уютно чувствует здесь, в России, в Латвии, в Белоруссии. Сейчас в Румынии начинает свою работу альянс «Румыния без сирот», мы вышли на мировой уровень. Сегодня американцы подключились: этот слоган стал везде звучать – «Мир без сирот!». Я считаю, что это от Бога. Написано в Библии: «Возвращу сердца отцов к детям» Я думаю, сердце нашего Небесного Отца высвободило это откровение, и сегодня, в основном, через христиан возможна идея вот такой большой любви к детям, чтобы забрать их к себе. Глобально это может выглядеть таким образом, что лет через пять – семь можно будет видеть, что усыновления станут массовыми. Это сломает предубеждение, усыновленные дети будут везде, они будут понимаемы в школах, никто не будет удивляться и спрашивать: «А что случилось?» Произойдёт процесс изменения менталитета. Наша мечта, чтобы усыновление стало нормой на постсоветском пространстве. Чтобы это воспринимали абсолютно адекватно, и не было ощущения, что это что-то сверхординарное.

- Как связаться с вами связаться?

- Альянс довольно-таки известный. Нас легко найти в интернете, просто наберите rossiabezsirot.ru. Через сайт также можно найти представителя в вашем регионе.

 

Интервью подготовил Алексей Шиповский,

член Союза Журналистов России

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте