Культура

Editor

Социальные медиа, как поле битвы информационных войн, и есть ли там место православным капелланам?

 Вчерашний день принес печальные известия. И я хотел бы обратить ваше внимание на то, с чем мы столкнулись вчера в информационном плане. Очень хорошо это было выражено в одном Твиттере: «Скорость распространения информации: Твиттер — 5 минут, радио — 30 минут, новостные ленты — 1 час, телевидение — 2 часа». Вчера традиционные медиа очень хорошо показали, с какой скоростью они готовы реагировать на происходящие события. И к так называемым «православным СМИ» это относится еще сильнее.

Основатель компании Microsoft Билл Гейтс, говоря о перспективах развития всемирной сети Интернет, и вообще развития современной информационной среды назвал наступающий век информационных технологий — «временем информации на кончиках пальцев». Такой информации, которая нужна и есть «здесь и сейчас», а не завтра или послезавтра. Собственно современное «взрывное» взрывное развитие социальных сетей и стало ответом на эту, вполне естественную потребность. Когда традиционные медиа не смогли предложить скорости реакции — эту нишу заняли медиа нового формата.

Что такое социальные медиа? Так уже сложилось, что социальные медиа обычно связывают с такой концепцией, как концепция Web 2.0. Что это за концепция? Если сказать кратко — контент в этой системе создается не отдельными авторами или редакциями СМИ, а создается самими пользователями. Таким образом любой пользователь СМИ нового формата может стать автором этого СМИ, редактором этого СМИ и т. д. Причем, цену имеют не только материалы в привычном понимании этого слова. Зачастую реакция на опубликованные материалы или заданные вопросы представляет даже больший интерес. Реакция выраженная в дискуссиях, комментариях и иных видах т.н. «обратной связи».

Можно долго перечислять эти самые «социальные медиа». Это и блогплатформы типа «Живого Журнала», это и всевозможные форумы, это и проекты типа создаваемой общественными усилиями Википедии и так далее. Среди крупных проектов социальных медиа — уже упомянутый сервис микро-блоггинга Twitter, социальные сети FaceBook и его российский клон Vkontakte. Такие сервисы на сегодня обладают таким числом активных участников и подписчиков, который сегодня и не снился традиционным медиа. Разве что телевидение еще может тягаться с ними и то, в свете главного конкурентного преимущества социальных медиа — легкой настраиваемости под интересы пользователя, скоро и традиционное телевидение потеряет свои преимущества. Сегодня это хорошо видно по профилю трафика в сетях широкополосных интернет-провайдеров. Основной объем даннных там занимает видеотрафик с серверов интернет-телевидения, таких как Youtube, Rutube, видесервера Vkontakte и т.д.

Ровно также, то что происходило вчера в русском сегменте интернета, когда мы наблюдали по сути доминирование в информационном поле сервиса микро-блоггинга «Твиттер» наглядно показало, как социальные медиа берут верх над традиционными. Как вчера метко было сказано: «президент Российской Федерации Медведев узнал о теракте в Домодедово через Твиттер». Прямой эфир главного новостного российского канала состоял из цитирования твиттов очевидцев. И так далее. И не замечать этого мы не имеем права.

Вторая половина 20-го века было временем «Холодной войны». Когда две сверх-державы СССР и США, понимая тупиковый путь войны ядерной развязали войну другого типа. Точнее не войну, а войны. Если раньше противник был ясным и понятным — вот он стоит на той стороне поля битвы, то теперь противник исчез, растворился. С одной стороны противник ушел в идеологическую и информационную область, а с другой стороны широчайшим образом стали использоваться такие, ранее запрещенные, методы боевых действий, как партизанская война, война одиночек, диверсии и терроризм.

В той войне Советский Союз перестал существовать. Но эти войны не закончились. Однажды начавшийся пожар торфяного болота никогда не закончится. То, что США в конце прошлого века спонсировало в Афганистане и вообще на Ближнем Востоке, обратилось против них в виде мусульманского терроризма 21 сентября 2001 года в Нью-Йорке, в виде терроризма в странах Африки, в виде терроризма в Ираке и так далее.

То же самое касается и информационной войны. Созданная для связи традиционных боевых подразделений в условиях ядерной войны всемирная сеть Интернет сама стала ареной боевых действий. Боевых действий информационного характера. И тут войну также ведут не какие-то огромные традиционные армии, а небольшие «партизанские отряды» и войны-одиночки.

Исламские фундаменталисты, ещё вчера спонсировавшиеся США, сегодня уже конвертировали полученные от спонсора технологии и направили против него. Также и другие студенты — например студенты Массачусетского Технологического Института, которые еще вчера учились поддерживать обороноспособность Соединенных Штатов, сегодня объединяются в группировки типа Wikileaks и начинают партизанские действия на полях информационной войны.

Можно ли себе представить, чтобы еще вчера некто Джуллиан Ассандж, официальное лицо проекта Wikileaks, стал полноправным субъектом международной политики. По сути хакер, а никакой не президент крупной державы или министр иностранных дел. А началось это намного раньше. Когда такими же политическими игроками международного масштаба стали начали становиться главари партизанских группировок или просто банд, например тот же Бен Ладен.

И ведущая мировая держава ничего не может уже сделать не с международным террористом, скрывающимся в горах Пакистана и Афганистана, а с простым ботаником, разъезжающим между Швецией и Великобританией. Да, начался суд по нелепому предлогу, но люди уровня сенаторов США проговариваются, что Ассанджа проще убить, чем заставить замолчать законными методами.

Недавние события в Тунисе были спровоцированы как раз публикациями Wikileaks и тем, как с этой информацией попробовало бороться правительство Туниса. Итог всем известен. Такова сегодня цена слова новых социальных СМИ.

Но технологии все шагают вперёд. Совсем недавно были события с землетрясением на Гаити. И когда государственная машина дала сбой и не смогла быстро начать помогать людям, в дело опять вмешались такие «виртуальные партизаны». Они начали координировать свои действия через СМС и Твиттеры, собирая и анализируя информацию на серверах проекта Ushahidi. Где при помощи современной цифровой картографии, в режиме реального времени, накапливалась и структурировалась информация о жертвах и разрушениях, о том, какая и где помощь необходима.

Этим летом мы увидели работу подобной технологии в России, когда добровольцы, опять при помощи системы Ushahidi, координировали помощь при тушении лесных пожаров в России. И где были хваленые российские МЧС? Те МЧС, прямую трансляцию из «центра управления» которыми мы наблюдали в эфире канала Вести-24 сразу после крушения «Невского Экспресса». Тогда Шойгу командывал: Скорые помощи — туда, Электрички — сюда, перемещая их как фишки в настольной стратегической игре в большом зале увешанном плазменными панелями. Где был Шойгу в дни лесных пожаров этого лета? Мы не знаем. Видимо смотреть в прямом эфире было нечего. Зато мы прекрасно помним, как Синодальный отдел по благотворительности собирал и отправлял гуманитарную помощь. Причём все это происходило как раз в реальном времени. А потом собирал и отправлял помощь самим частям МЧС и солдатам, в виде палаток, пожарных рукавов, ранцевых огнетушителей. И отправлял на машинах опять простых добровольцев.

Но такие технологии могут не только помогать в чрезвычайных ситуациях. Сервер Ushahidi, твиттеры и смс — и этой осенью в Лондоне антиглобалисты, координируя так свои действия, берут штурмом и сжигают штаб-квартиру правящей партии. И если ты однажды выстрелил, завтра ты выстрелишь снова.

Мы можем уже сегодня наблюдать, как наша Церковь легко становится объектом молниеносных, по сути таких же партизанских, информационных нападений. Один из свежих примеров — так-называемый «Домодедовский конфликт». Когда в банальном имущественном споре столкнулись интересы двух собственников — реабилитационного центра «Детство» Минздава Российской Федерации и Крестовоздвиженского ставропигиального монастыря нашей Церкви.

Дело дошло до суда. Проиграв суды по первому иску и рискуя проиграть по второму, руководство Центра решило прибегнуть к помощи «информационных партизан». Силами легендарного в Живом Журнале сообщества «ру_антирелигия» был организован информационный вброс следующего содержания: «Де монастырь отбирает у детской больницы здания и выгоняет детей-инвалидов на мороз». И пошло-поехало. Волна перепостов, крики, истерика. В крики и посыпание головы пеплом включились даже некоторые из наших православных. Цель данного вброса была простейшей — сформировать общественное мнение и через него повлиять на решение суда по земельному спору, а в идеале информационным и моральным давлением заставить монастырь отозвать свой иск вовсе.

Как показывает практика, такие информационные конфликты происходят действительно «на кончиках пальцев». Если вы смогли завладеть инициативой, правильно подпитываете информационную волну — можно добиться очень многого. И информационную волну, такой медиавирус, очень сложно нейтрализовать и погасить.

В истории с Домодедово нам это удалось. Здесь немаловажную роль сыграли два фактора. Понимание того как работают и чем живут современные социальные сети. Своеобразное умение «ходить партизанскими тропами». А также то, что сотрудники Синодального информационного отдела сыграли роль советского военного командования, забрасывавшего грузы с вооружением и продовольствием на территорию, где партизанские отряды вели боевые действия с силами противника. Из Синфо своевременно поступала информация или разъяснения, конечно кое-что пришлось искать своими силами, но помощь Синфо здесь была неоценима. В итоге, мы смогли поднять ответную информационную волну и вовремя погасить эффект, достигнутый нашим противником.

Это все происходило в конце ноября 2010 года. В январе этого года состоялось судебное заседание по данному вопросу. Попробуйте где-нибудь на антирелигиозных СМИ найти информацию о его ходе и результатах. Она просто перестала их интересовать. Но случись медиавброс за неделю или несколько дней до самого суда и эффект мог быть совершенно не в нашу пользу.

Нам предстоит ещё научиться вести такие войны. Войны не агрессивные, а только направленные на защиту нашей веры и нашей Церкви. Нам предстоит ещё понять, где в этих войнах место нашей Церкви, где место Её Синодальным отделам, как на полях этих информационных воин должны себя вести православные священнослужители, есть ли им вообще здесь место.

Есть ли вообще в таких воинах место управляющим или информационным центрам? В теории информационных воин существует правило, что у любой устойчивой к враждебному информационному воздействию системе должно быть по меньшей мере несколько центров. И чем больше таких центров — тем лучше. Немного раньше этого, теоретики антибольшевистского сопротивления из рядов нашей белой эмиграции, и почти одновременно с ними теоретики действий коммунистического подполья на территории США, разработали так называемую «молекулярную теорию» или «концепцию бескомандного сопротивления», которая говорит о том, что успешное сопротивление в информационной и идеологической области, и не только сопротивление, но и распространение своих идей, возможно только если эта работа осуществляется не силами единого целого, управляемого одним центром, а вообще небольшими группами лиц, несвязанными друг с другом организационно. По сути связанными только одной идеологией, не более того.

Можно привести один пример. До недавних пор распространение нелицензионного контента в Интернете осуществлялось при помощи выделенных серверов. Желающие подключались к ним и скачивали необходимое. Затем правообладатели повели войну с такими серверами. И весь трафик ушел в пиринговые сети. В сети работающие по принципу — одноранговых клиентов, когда не нужен никакой сервер, клиенты сами строят сотни и тысячи связей. Такая система потенциально непобедима.

Точно такие же технологии сейчас используются и не для пиратского трафика. Собственно будущее социальных медиа в таких же пиринговых сетях. Можно сказать, что будущее нашего общества, а оно с каждым днем становится все более информационным в таком социальном пиринге.

И если мы хотим хоть как-нибудь воздействовать на информационное общество, мы должны научиться работать в таких пиринговых сетях, да и не только работать, но и координировать усилия наших сторонников — единоверцев.

Ну а есть ли в таких войнах одиночек место православным капелланам я не знаю :)

Игорь Гаслов

блогер

Доклад на интернет-секции XVIII Международных Рождественских образовательных чтений

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте