Культура

Брат Павел

Современное монашество в лютеранской церкви

В лютеранской церкви монашеская жизнь возрождалась с большим трудом. Этому способствовали в немалой степени буквально понимаемые предостережения основного лютеранского вероучительного документа, Книги Согласия, против искажений монашеской жизни во времена реформации, а также сильное влияние кальвинизма на лютеранские церкви германской (центральноевропейской)  традиции.

Покорность, нищета и целибат, при условии, что последний чист [законен и соблюдается], являются адиафорой [в которой мы не должны искать ни греха ни праведности]. И по этой причине святые могут использовать все это, не проявляя никакого безбожия, как это делали Бернар, Франциск и другие святые люди. И они использовали это ради телесной пользы, чтобы иметь больше свободного времени для учения и совершения других благих служений, а не потому, что дела сами по себе оправдывают или позволяют заслужить вечную жизнь. Наконец, они относятся к тому, о чем Павел сказал в 1Тим.(4:8): “Ибо телесное упражнение мало полезно”, — и вполне вероятно, что в некоторых местах [монастырях] в настоящее время также встречаются благочестивые люди, вовлеченные в служение Слова, люди, использующие эти обряды, не имея порочных представлений о них [без лицемерия и с пониманием того, что они не почитают свое монашество за святость]. (Апология Аугсбургского исповедания Артикул XXVII (XIII), 21)

Артикул XXVII Аугсбургского иповедания показывает лютеранскую точку зрения на монашество: То, чему мы учим относительно монашеских обетов, можно будет легче понять, если сначала напомнить, каково было положение монастырей, а также о том, как многое там совершалось ежедневно вопреки канонам. Во времена Августина монастыри были свободными [добровольными] сообществами. Впоследствии же, когда дисциплина и послушание ослабели, в монастыри были повсеместно привнесены обеты [клятвы], чтобы восстановить дисциплину, как в хорошо обустроенной тюрьме… Итак, что же произошло с монастырями? Прежде, в былые времена, они были школами богословия и подобными структурами, полезными для Церкви. Оттуда выходили пасторы и епископы. Теперь же дело обстоит совершенно иначе. Нет нужды повторять то, о чем знают все. Раньше уход в монастырь был связан с изучением [Писания], теперь же все это делается под видом того, что монашеская жизнь якобы заповедана, чтобы заслужить благодать и праведность. Да, утверждают, будто это [монашеская жизнь] — некое совершенное состояние, и это ставится намного выше всех других установленных Богом образов жизни.

Следуя вульгарному буквалистскому пониманию этих слов, некоторые лютеранские богословы считали монашество и вовсе недопустимой практикой церковной жизни. Последующее слияние лютеран и кальвинистов в Германии в общую церковь, а также общее для всей Северной Европы влияние пиетизма и вовсе казалось навсегда похоронили традиционные формы посвященной жизни в лютеранстве. Но возрождение началось в 20 веке, когда на волне экуменического подъема протестанты начали снова открывать собственную идентичность, как «реформированных католиков», и вновь переосмыслять формы благочестия и религиозной жизни до раскола Западной церкви, который стал следствием Великой Реформации.

Это осмысление нашло своим выражением три основных направления:

Литургическое  высокоцерковное возрождение. То есть внимание к традиционной форме богослужения, его теологическому истолкованию, мистике Слова Божьего, частому участию в Таинствах. Во многих церквях это привело к возрождению частной исповеди, как общераспространенной благочестивой практики.

Движение за восстановление апостольской преемственности. Несмотря на то, что церкви Скандинавии формально имели каноническую преемственность рукоположений от апостолов, церкви Центральной и восточной Европы имели так называемый избираемый епископат.

В середине 20 века в среде немецких богословов возникло движение за восстановление апостольской преемственности. Подобные группы существуют и сегодня в лютеранской церкви Синода Миссури и других. Впрочем, сама идея обязательной сукцессии не является неотъемлемой частью лютеранской экклезиологии и до сих пор остается на только одним из направлений богословской мысли. Под влиянием декларации Порвоо и высокоцерковного возрождения в центральноевропейских и балтийских церквях, она получила новое развитие. В России это так до сих пор и не оформившееся течение представляют Сибирская Евангелическо-Лютеранская церковь и Евангелическо-лютеранская церковь Аугсбургского Исповедания.

Монашеское возрождение. В начале и середине 20 века в лютеранских церквях Германии, США, Скандинавских стран и в Израиле возникли аутентичные монашеские общины. Большая часть из них следуют либо бенедиктинскому, либо францисканскому уставам. Также существуют так называемые коммунитеты- монастыри свободного типа, где насельники не приносят постоянных обетов и могут в любой момент вернуться к обычной мирянской жизни. В таких коммунитетах иногда проживают в общих коммунах и монашествующие и семейные пары. Комунитеты берут своим началом общину в августинском монастыре, который был подарен семье Мартина Лютера и стал его родовым поместьем. Там жизнь строилась по принципу «монастыря нового типа», как он описан в Аугсбургском исповедании. Это был своего рода духовный центр, в котором пасторы, семейные пары, а также люди посвященной Богу жизни пытались вести наиболее глубокую молитвенную жизнь.

Одновременно с возрождением коммунитетов в церкви Швеции под влиянием англиканской ветви появился францисканский орден мирян, или Третий орден. На сегодняшний день это братство мало распространено за пределами церкви Швеции чему способствует несколько причин:

Первая заключается в том, что церковь Швеции сознает себя в качестве продолжателя католической церкви в этой стране. Шведские лютеране считают себя буквально «реформированными католиками», несмотря на сильное пиетистское влияние в конце 18 и 19 веках.

Вторая причина – это традиционно тесные контакты между церковью Швеции и Англиканским сообществом. Благодаря декларации Порву, устанавливающей евхаристическое общение и признание рукоположений между этими двумя церквями, установлены тесные связи на всех уровнях. В том числе некоторые английские монашеские общины открыли обители в Швеции. Не стало исключением и францисканское братство.

За пределами Швеции лютеране участвуют также в деятельности Ордена экуменических францисканцев в США.

В Швеции еще в 60-е годы несколько студентов Университета Лунда создали братство Св.Креста, которое было под духовным окормлением англиканских францисканцев. Затем они сформировали монашескую общину «Останбекский монастырь» и перешли на устав св.Бенедикта Нурсийского. Здание монастыря было освящено епископом в 1975 году.

Несколько монастырей бенедиктинского устава существуют в Германии. Интересно, что именно с монашеским движением связано движение за восстановление апостольской преемственности в немецком лютеранстве. Рукоположенный старокатоликами епископ Карстен Бюргенер из «Высокоцерковного апостолата св.Ансгара» (Бремен), 25 апреля 2009 года рукоположил в «Епископы монастыря» приора евангелического лютеранского монастыря Св. Видберга в Вернингсгаузен около Соммерга (признанного властями земельной церкви в Тюрингии), священника Франца Шварца, который с 1987 года является одновременно лютеранским пастором и приором бенедиктинского экуменического монастыря, где трудятся и живут евангелическо-лютеранские, православные и римско-католические монахи.

Приор Франц Шварц был запрещен в служении властями Евангелической Церкви Средней Германии за то, что принял епископское достоинство не будучи выбранным епископом Земельной Церкви. После нескольких месяцев запрет был снят и в декабре 2009 года после околчания 65 лет, он смог уйти на пенсию, как лютеранский пастор. Одновременно он продолжил служение настоятеля монастыря.

Точно также епископское достоинство, признаваемое внутри монашеской конгрегации имеют лютеранские пасторы Конрад Шридер (высокоцерковное братство св.Иоанна) и Пиус Торндорф (экуменический орден каноников св.Августина). При этом они являются клириками земельных церквей Евангелической церкви Германии.

В Оксфорде (США) существует монастырь Дом Св.Августина, который также живет по бенедиктинскому уставу в рамках Евангелическо-лютеранской Церкви Америки. Впрочем, монахи поддерживают братские контакты и с другими лютеранскими юрисдикциями в США, например с Международной Лютеранской Церковью (которая имеет старокатолическое апостольское преемство). Монастырь основан лютеранской Конгрегацией служителей Христовых в 1958 г. в Оксфорде, штат Мичиган. В 1963 г. здание сгорело, было выстроено новое. В настоящее время приором является пастор Richard George Herbel. Монастырь входит в международное Лютеранское бенедиктинское сообщество.

Каждый день совершаются семь литургических служб (первая - в 5.10 утра) и Евхаристия. Службы состоят из пения псалмов, чтения Писания и исполнения гимна. Особенное время ежедневно уделяется личному чтению, медитации, молчанию и физическому труду.

В Израиле, неподалеку от Тель-Авива на дороге в Иерсуалим вы можете найти действующий лютеранский монастырь-коммунитет. Это братская община, носящая название "Латрунская община" (Community of Latrun), была основана более чем 30 лет назад, когда несколько братьев из Германии переехали в Палестину, чтобы нести служение среди еврейского и арабского населения. Католический монастырь, которому принадлежит вся территория в окрестностях селения Латрун, выделил часть земли и помещений для лютеранской общины.

Братья приняли решение не заводить семьи, "дабы служить Господу без развлечения", как сказано в послании апостола Павла. Однако это решение для них - не пожизненный монашеский обет, а лишь индивидуальная христианская практика. Латрунcкие братья вместе ведут хозяйство, занимаются садом, выращивают фрукты: лимоны, виноград. Производят прекрасный лимонад и вино для продажи и поддержания общины. Но главное их дело - это молитва.

Латрун, построенный еще во времена завоевания Земли обетованной израильтянами и позже превращенный крестоносцами в неприступную крепость, располагается на стратегической дороге, ведущий к Иерусалиму. Именно здесь раньше пересекались пути с Юга страны на Север и отсюда открывался путь на Иерусалим. Братья считают это весьма символичным и важным для их служения. Они каждый день много молятся за Израиль, за евреев и арабов, за мир в этой земле и... принимают бесчисленных паломников и миссионеров, помогая им духовным советом, молитвенной поддержкой и предоставляя отремонтированные своими руками помещения для богослужений. Интересно, что главный зал для богослужений, превращенный братьями из руин в прекрасную уютную церковь раньше был конюшней Ричарда Львиное Сердце, того самого легендарного рыцаря-крестоносца.

Там же, в Израиле вот уже почти 10 лет существует францисканского устава монашеский Скит Блаж.Якоппы де Сетессоли, входящий в Экуменическое сообщество св.Франциска. Настоятель скита свящ. Даниэль Левит Клементи  SFESr - гражданин Израиля, принявший крещение у знаменитого о.Даниэля Руффайзена, основателя ивритоязычной католической общины на Святой Земле. Скит созерцательной жизни, и основное призвание монашествующих - ходатайственная молитва и прием паломников.

В Латвии стараниями пастора Яниса Битанса начато строительство первого лютеранского латышского монастыря в Курземе. Духовность основателя монастыря во многом сформирована восточной традицией. Пастор Янис был одним из лидеров лютеранского харизматического движения, а затем глубоко изучал духовность православной церкви. Некоторое время назад они, вместе с женой, приняли монашеские обеты. Так началось формирование женской монашеской общины на берегах Балтии.

В России первый монастырь строится усилиями Евангелическо-Лютеранской Церкви Аугсбургского Исповедания недалеко от Павлова Посада. Это будет дом престарелых и хоспис, при котором будет действовать женская монашеская община. Как принято у лютеран она будет строиться на принципах коммунитета – общины созерцательной совместной жизни, но без вечных обетов. Насельницы принимают временный обет жизни в целомудрии, бедности и послушании, но в любой момент могут оставить общину и вернуться к обычной жизни, или же прожить в ней всю жизнь.

Насколько известно, это не единственный проект такого рода. Призвания к монашеской жизни есть в Евангелическо-лютеранской церкви Европейской части России (ЕЛЦЕР), а также в лютеранской церкви в Беларуси (СЕЛЦРБ) и, возможно, вскоре появятся коммунитеты в этих церковных юрисдикциях. Монашеское возрождение в лютеранской церкви неизбежно будет развиваться по мере углубления богословского диалога с католическими и православными церквями, а также братских контактов между российскими и европейскими лютеранами. Ведь подлинная цель экуменизма – не смешение всех в единую мегацерковь, но обмен дарами и духовным опытом, который Дух Святой сообщает каждому христианину.

 

Павел Левушкан

Автор

Брат Павел
Экуменическое сообщество св.Франциска

Комментарии

comments powered by Disqus