Политика

Editor

Станет ли Бурятия «азиатским тигром»?

В Улан-Удэ с визитом побывал Игорь Князев, епископ Евангелическо-лютеранской церкви Аугсбургского Исповедания.  Частый гость столицы Бурятии говорит, что его с этим городом связывают годы дружбы и совместной работы. Помимо религиозной деятельности, Игорь Князев является консультантом общественных и гражданских, экологических проектов

- Ваша республика очень пестрая, разнообразная, богат ее национальный и религиозный состав. Здесь встречаются христиане, буддисты, мусульмане и многие другие религии. Этот богатый микс дает пищу для размышления, – говорит Игорь Князев.

Возможно, уже осенью  будет проведена дискуссионная площадка между представителями конфессий и общественностью. Одна из тем, которую Игорь Князев хочет обсудить осенью, касается моделей «Азиатских тигров» (как новых, так и старых). По мнению епископа, Бурятия является перспективной площадкой для реализации промышленного рывка по опыту данных стран.   

- Когда в Азию пришел протестантизм с идеей западного бизнеса, встреча дала потрясающий «взрыв», экономический феномен. В Бурятии вроде бы все присутствует для рывка, но активного роста не происходит. Разные национальности и конфессии одновременно существуют в одном пространстве и в то же время за какими-то перегородками друг от друга. Может, это все попытаться перемешать, разрушить эти перегородки и за счет этого взаимного обогащения попытаться добиться какого-то разогрева ситуации, – рассуждает Игорь Князев. -

Сегодняшняя картина мира имеет тенденцию к упрощению, в частности в СМИ. Наука тоже упрощает, но там действует правило «упрощение не должно привести к искажению». То, что мы видим сейчас,  это упрощение, ведущее к искажению. Люди не хотят читать глубокие тексты, основным источником информации стали Твиттер, SMS или короткий ролик. Поэтому восприятие сегодняшних процессов  и истории происходит в некоем черно-белом мире с простыми решениями. 

Для того чтобы грамотно в социальном отношении проектировать будущее, необходимо идти по пути усложнения. Успеха всегда добиваются там, где картина мира усложняется, тогда появляется успех политический, экономический, административный. В схеме упрощения мы наблюдаем успех на коротких дистанциях, а потом провал и обрушение. Примером могут служить все тоталитарные государства.

У Князева свой взгляд и на вопрос о полномочиях субъектов, в частности, системы распределения бюджета. Епископ считает, что субъект должен иметь гораздо большую экономическую, административную свободу. И те доходы, которые он получит от своей инициативной внешнеэкономической деятельности, должны на 100% оставаться в субъекте и иметь льготную систему налогообложения.

Игорь Князев надеется, что обмен мнениями с общественностью республики в будущем приведет регион к новым возможностям, экономическим и политическим. Мы же приведем два самых успешных примера «азиатских тигров».

 «Азиатскими тиграми» принято называть Южную Корею, Сингапур, Гонконг и Тайвань за то, что эти небольшие страны продемонстрировали с начала 1960-х годов настоящее экономическое чудо. Позже к ним примкнули Малайзия, до известной степени Филиппины и гигантская экономика Китая.

Примеры «прыжков» «азиатских тигров»

Сингапур: Сингапур обязан своему «тигриному прыжку» с 1959 по 1990 год знаменитому премьер-министру под руководством Ли Куан Ю. До этого Сингапур был настолько беден, что импортировал даже питьевую воду и строительный песок. Ли  Куан Ю решил превратить Сингапур в финансовый и торговый центр Юго-Восточной Азии. А чтобы привлечь иностранных инвесторов, реформировали законодательство так, что исключили любую возможность двойного толкования закона. Регистрацию  производственных фирм упростили вплоть до отмены лицензирования.

Дмитрий Медведев во время визита в Сингапур не зря поразился, открыв свою фирму за несколько минут. Но больше всего Ли Куан Ю прославился победой над коррупцией. Для этого госслужащим на ответственных постах подняли зарплаты до уровня топ-менеджеров частных компаний. Но для контроля создали независимый орган с целью борьбы с коррупцией в высших эшелонах власти. Более того, провели жесточайший отбор пожизненных судей, установили им огромные оклады. Закон стал равным даже для родственников премьера. Их и несколько министров, уличённых в коррупции, посадили в тюрьмы. Несогласные покончили жизнь самоубийством, многие бежали из страны.

Бывший пиратский город Сингапур после подавления мафиозных триад стал считаться островком спокойствия. В составе полиции большинство малайцев заменили китайцы. Вскоре Сингапур по международным рейтингам стал одним из наименее коррумпированных государств мира. В 1960 - 1970-е годы реформировали систему образования. На средства правительства обучали  сингапурских студентов в лучших университетах мира. В результате сейчас уровень дохода на душу населения один из самых высоких в мире.

Тайвань

Маленькая островная страна при жизни одного поколения превратилась из нищего экспортера зонтов, солнцезащитных очков, текстиля и мягких игрушек в одного из главных мировых производителей компьютерного оборудования и бытовой электроники. В 50-х годах уровень ВВП Тайваня был на уровне Нигерии. В начале «прыжка» чуть ли не единственным ресурсом Тайваня была дешёвая, но дисциплинированная и квалифицированная рабочая сила.

Поэтому  упор сделали на экспортно-ориентированную лёгкую промышленность: производство одежды, тканей, париков, мягких игрушек и пр. Накопив опыт и инвестиции, начали развивать металлургию, судостроение, нефтехимическую промышленность. Перерабатывали ввезённое из-за границы сырьё, а изготовленную по иностранным технологиям продукцию отправляли на экспорт. После этого перестроили экономику на наукоемкие отрасли.

Тайвань одним из первых отреагировал на возросший в мире спрос на оборудование и компоненты IT-индустрии. Правительство выдало под это производство не менее $20 миллиардов дешёвых кредитов. Здесь одними из первых в мире создали технопарки, прототипом которых, конечно же, стала знаменитая американская Кремниевая долина. Сегодня по производству компьютеров маленький Тайвань уступает лишь Японии, США, Германии, Великобритании и Франции.

Культ учености  

Для этого власти решили вложиться в образование. Как известно, в станах с китайской культурой настоящий культ учености. Объем средств, выделяемых на Тайване на образование, определяется его Конституцией. По ней расходы правительства Тайваня на образование составляют 7% национального валового продукта.

Для сравнения:  в США - 5,8%, во Франции - 5,5%, в Англии - 4,9%, в Японии - 4,7%. Самые способные студенты учатся во многих странах мира за казённый счёт, создаются все условия для возвращения инженеров и ученых, получивших образование в США (40% всех инженеров и исследователей Синьчжу - это вернувшиеся из-за рубежа тайваньцы). На остров переехало много предпринимателей с огромными капиталами, инженеров и высококвалифицированных рабочих.

Их манило то, что компания, открывающая свой бизнес в том же технопарке Синьчжу, не только на первые пять лет освобождается от налогов, но и получает банковские ссуды под очень низкий процент, правительственные гранты на исследование и технологические разработки. К тому же на Тайване снизили налог на предпринимательскую деятельность с 20% до 17%. Поэтому уровень инвестиций в 2010 году там составил 17,3% - самый высокий показатель с конца 80-х годов.

Гибкость небольших фирм

Отличие «тайваньского тигра» от Южной Кореи и Японии в том, что здесь опираются на малый и средний бизнес, а не на крупные корпорации. Небольшие предприятия на Тайване  составляют около 98% общего числа фирм, обеспечивают 65% стоимости экспорта и 78% занятости на острове.

Тайваньцы учли преимущества малого и среднего бизнеса - гибкость, чуткость и быстроту реакции на перемены, готовность выполнять малые заказы, ориентация на семейные ресурсы, тесные личные контакты с поставщиками и клиентами, отсутствие монополии. Это усилило  конкуренцию, повысило качество продукции и в результате стало залогом успешного экспорта. То, что малый и средний бизнес легче приспосабливается к переменам, долгое время уберегало Тайвань от экономических кризисов. От политических кризисов страну уберег, как ни странно, авторитарный режим партии Гоминьдан до 2000 года.

Тогда же прошли первые демократические выборы президента на Тайване.
Чрезвычайное положение действовало до 1987 года из-за опасности вторжения со стороны Китая. Запрещались новые партии, не было никакой смены поколений в парламенте. Но репрессий удалось избежать. Такая стабильность позволила привлечь значительные иностранные инвестиции и ускорить промышленный рост. Власти Тайваня решили строить социальную политику так, чтобы стереть грань между богатыми и бедными.

Сейчас там одно из наиболее благополучных соотношений богатых и бедных в мире - 4:1. Действительно, богатого и простого тайваньца отличить трудно. Одежда, машины практически одинаковые. 
 
Благодаря такой политике золотовалютные запасы Тайваня занимают 4-е место в мире после США, КНР и Японии

Анастасия Аюшева

Инфопол

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus