Диспут

Editor

Страстная Пятница

 Сегодня мы вспоминаем события Страстной Пятницы - дня страданий, унижения, распятия и смерти Господа Иисуса Христа.
Уже завершился суд сенидриона. Уже прозвучал из уст иудейских старейшин страшный приговор: «повинен смерти». Бога - Жизнь и жизни Подателя люди осуждают на смерть. Понтий Пилат, столь неумело пытавшийся спасти Иисуса, предпочел, в конечном итоге, собственную безопасность и отдал Господа тем, кто кричал о распятии.

И вот Иисуса Христа, как и двух других осужденных на смерть, ведут по самой длинной дороге от претории римского прокуратора до места казни, ведут чтобы каждый мог увидеть Его, чтобы каждый мог прочесть вину Его написанную на небольшой дощечке: «Иисус Назорей, Царь Иудейский».

На плечи избитому, оплеваному, подвергшемуся страшному бичеванию Иисусу возлагают горизонтальную перекладину от Креста. Он Сам должен донести этот тяжелый деревянный брус до места казни, до холма, прозванного Голгофой, до холма, где распнут Его, распнут те люди, кому Он подарил столько любви и заботы, ради которых Он и пришел в этот мир.

В течении шести часов умирал Господь на Кресте. Шесть часов агонии. Но, все это время Он не оставался безгласен. Евангелисты сохранили для нас семь слов, семь фраз, какие произнес страдающий, умирающий Иисус.
И именно на этих словах Господа, на словах, произнесенных с Креста, я бы хотел сегодня задержаться, внимательно вслушаться в них.

И первое, что произнес Иисус, в тот момент, когда Голгофский холм оглашался стуком молотка, вбивающего гвозди в руки Спасителя, первое, что произнес Господь, была молитва: «Отче, прости им, ибо не знают, что делают» (Лук. 23: 34). Иисус молится за палачей, Он молится за тех людей, которые ненавидят Его, за тех, кто несколько часов назад, требовал Его смерти, за тех, кто сейчас убивает Его. Прости им, Отче.

Как часто мы с вами, братья и сестры, не умеем прощать друг друга. Как часто с наших уст срывается вопль об отмщении, а не просьба о помиловании. Глядя на Иисуса Христа, молящегося за распинающих Его, нам каждый день необходимо молить Бога о даре прощения, о способности любить даже тех, кто нас ненавидит.

Следующие слова, которые сорвались с уст Иисуса были обращены к разбойнику, распятому рядом с Ним: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лук. 23: 43). На пороге смерти разбойник увидел в распятом Иисусе не просто жертву политических интриг, не просто пророка, отвергнутого своим народом. В измученном лике Того, Кто умирал рядом с ним, разбойник вдруг узнал лик Бога, страдающего Бога. И крик покаяния вырвался из его груди: «Помяни меня, Господи, когда приидешь во Царствие Твое». И в это же мгновения Иисус говорит ему слова спасения. В том ответе, какой получил разбойник от Иисуса Христа, перед нами раскрывается чудо Божественного милосердия. Даже если на пороге смерти из сердца человеческого вырвется крик, тихий шепот: «прости! Прости, Господи» - для Бога этого будет достаточно, чтобы одарить молящегося Своей благодатью, даровать прощение, жизнь вечную. Для нас с вами бесконечно важно верить в Божественное милосердие.

Третьи слова, которые произносит Господь умирая на Кресте, обращены к Его Матери - Деве Марии. «Жено!», говорит Иисус, и взглядом показывая на ученика Своего - апостола Иоанна, продолжает «се сын твой». Также и Иоанну Он говорит «се, Матерь твоя!». Умирая Он думает о Марии, о Своей матери, о Той, чье сердце разрывалось в этот момент от скорби. Исполнилось тревожное пророчество старца Симеона, прозвучавшее в тот день, почти тридцать лет назад, когда Мария принесла новорожденного Иисуса в Иерусалимский храм. «Тебе», «тебе самой оружие пройдет душу», проговорил тогда Симеон, глядя на Марию.
Конечно, Мария понимала, что Иисус - это Господь. Она понимала, что в страданиях и смерти Его - спасение мира. Но, ведь помимо этого - Он Сын ее, ее ребенок, Которого она держала на руках, кормила, утешала. И нельзя даже пытаться описать то страдание, какое жило в этот момент, какое разрывало сердце Девы Марии.
Иисус же поручает заботу о ней одному из апостолов.

Четвертые слова Господа - это строка из Псалма: «Элои! Элои! ламма савахфани? - что значит: Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мар.15:34).
Уже приближается смерть и страдания Иисуса Христа достигают апогея. Эти слова вырвались из уст Господа после окончания периода неестественной тьмы опустившейся в полдень на землю. Словно сама природа отвернулась не в силах вынести совершающегося преступления - смерти Сына Божия.

Муки физические превосходят страдания душевные. Невыносимой тяжестью на плечи Иисуса Христа лег груз людских грехов, наших с вами преступлений. И в этом крике «Боже мой! Для чего Ты Меня оставил?» мы слышим весь ужас богооставленности, как наказания за грех, за преступление всего человечества. Как сказал один из богословов, этот крик Иисуса «выражает боль непостижимую для нас». И именно потому, что Он прошел через это, никто из нас не познает ужаса богооставленности, ужаса отверженности.

Силы все более покидали Господа и он проговорил одно слово: «Жажду». Он абсолютно беспомощен. Один из воинов, стоявших под Крестом, подносит к губам Иисуса губку, наполненную уксусом.
И в этот момент Спаситель воскликнул: «Свершилось!» - свершилась Жертва искупления. Свершилась победа и исполнение. Он претерпел это ради тех, кого любил, ради нас с вами. «Свершилость», восклицает Господь. Свершилось наше спасение ценой Его страданий и смерти. В этот момент мы слышим голос любящего родителя, готового претерпеть любые муки ради своего ребенка. Мы слышим голос Того, Кто умирая, видит что дитя, мы с вами, спасено.

Последние, седьмые слова, которые произнес Иисус, также как и первые, были молитвой: «Отче! В руки Твои предаю дух Мой». Это молитва ребенка, какую обычно дети вместе с родителями читали перед сном. Возможно Мария, много лет тому назад, молилась такими словами стоя на коленях вместе с маленьким Иисусом. И вот сейчас, с Креста, Он взывает к Отцу Небесному.

Внезапно, как сообщает нам Евангелист Матфей, Иисус закричал громким голосом. В этот момент сердце Его перестало биться. Он умер.

Сегодня, в Страстную Пятницу, мы с вами размышляли над словами Иисуса Христа, которые сорвались с Его уст за шесть часов умирания на Кресте - страшном орудии казни. Никто из нас, никогда не сможет постичь всю глубину перенесенных Христом страданий.

Цена нашего спасения - страдание и смерть Господа Иисуса Христа - цена спасения каждого из нас. Будем же помнить об этом и превыше всего ценить Крест Его, ценить эту Жертву, цену моего спасения.

Пастор Михаил Иванов

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте