Жизнь веры

Editor

Суд оправдал церковь, пострадавшую от "закона Яровой"

13 октября 2016 г судья судебного участка №2 Майминского района Республики Алтай рассмотрел административное дело по заявлению Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Алтайскому краю. Церковь оправдана.

«22» августа 2016 г. 10 час. 38 мин. Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Алтайскому краю был составлен Протокол об административном правонарушении по адресу г. Барнаул, пр. Ленина, д. 8, каб. 10, согласно которого Местной религиозной организации Церковь Свободных Христиан Адвентистов Седьмого Дня г.Бийска, Алтайского края было вменено административное правонарушение в силу части 4 статьи 5.26 КоАП РФ осуществление миссионерской деятельности с нарушением требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях.

Защиту Местной религиозной организации Церковь Свободных Христиан Адвентистов Седьмого Дня г.Бийска, Алтайского края осуществлял адвокат Константин Михайлович Андреев, составивший мотивированную жалобу на протокол Минюста.

Адвокат указал, что обоснование обвинения Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Алтайскому краю были ошибочно приведены следующие факты и не правильно, в нарушение смысла закона, интерпретированы действия, а именно:

09.08.2016 в Управление от Комитета по национальной политике и связям с общественностью Республики Алтай поступила информация о распространении Местной религиозной организацией на территории Администрации муниципального образования «Майминский район» Республике Алтай литературы религиозной направленности.

При этом ошибочно был сделан вывод, что Местная религиозная организация публично распространяла информацию о вероучении Свободных Христиан Адвентистов Седьмого Дня с целью вовлечения посторонних лиц в деятельность религиозной организации путем распространения «Сборника о свободе совести, вероисповеданий и религиозных объединениях. Российские и международные правовые документы (в извлечениях или полностью) из разных законодательных источников, разных времён и обстоятельств», г. Бийск 2016. С каких пор сборники нормативно-правовых актов в области свободы вероисповедания являются религиозной литературой миссионерской направленности Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Алтайскому краю в протоколе не пояснило. В отношении брошюры «10 основных правил счастливой жизни») не была проведена религиоведческая экспертиза. Оценка представленного материала Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Алтайскому краю была сделана субъективно, «на глазок», что недопустимо при вынесении справедливого и законного акта. В сопроводительном письме четко указывалась цель распространения литературы – информировать об общечеловеческих ценностях. Кроме того, как указано в протоколе организация является местной религиозной и вовлечение в деятельность ее лиц, проживающих в другой местности противоречило бы смыслу закона.

Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Алтайскому краю указало на пункт 2 статьи 24.1. Закона № 125-Ф, однако, вывод из вышеуказанной материальной нормы не соответствует действительности, то есть обнаруживается неправильное применение нормы материального права.

П.2 Статьи 24.1. Содержание миссионерской деятельности (введена Федеральным законом от 06.07.2016 N 374-ФЗ) подразумевает, что миссионерская деятельность религиозного объединения беспрепятственно осуществляется: в культовых помещениях, зданиях и сооружениях, а также на земельных участках, на которых расположены такие здания и сооружения; в зданиях и сооружениях, принадлежащих религиозным организациям на праве собственности или предоставленных им на ином имущественном праве для осуществления их уставной деятельности, а также на земельных участках, на которых расположены такие здания и сооружения; в помещениях, принадлежащих религиозным организациям на праве собственности или предоставленных им на ином имущественном праве для осуществления их уставной деятельности, а также на земельных участках, на которых расположены здания, имеющие соответствующие помещения, по согласованию с собственниками таких зданий; в помещениях, зданиях, сооружениях и на земельных участках, принадлежащих на праве собственности или предоставленных на ином имущественном праве организациям, созданным религиозными организациями; на земельных участках, принадлежащих религиозным организациям на праве собственности или предоставленных им на ином имущественном праве; в местах паломничества; на кладбищах и в крематориях; в помещениях образовательных организаций, исторически используемых для проведения религиозных обрядов.

То есть согласно п. 2 ст. 24.1 ФЗ-125 осуществление в указанных выше местах миссионерской деятельности совершается именно беспрепятственно. То есть без дополнительного разрешения. Законодатель не применяет конструкцию, в которой указывает, что во всех остальных местах, кроме приведенного перечня, миссионерская деятельность запрещена. Она также может осуществляться, но не беспрепятственно, а с разрешения лиц, на которых направлена. По аналогии с запретом согласно ст. 152.1 ГК РФ на фотографирование человека и использование его изображения без его согласия (соответственно с согласия можно).

Однако, даже если допустить, что миссионерская деятельность проводилась без согласия, то есть не беспрепятственно, законодатель не предусмотрел санкции за подобное нарушение ни в ст. 24.1, 24.2 ФЗ-125 , ни в ст. 5.26 КРФоАП. Напротив, в п.3 и п 4 ст. 24.1 ФЗ-125 Законодатель четко определил места, где миссионерская деятельность запрещена, и в случае нарушения запрета возникает санкция согласно ст.5.26 КРФоАП:

3. Не допускается осуществление миссионерской деятельности в жилых помещениях, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 16 настоящего Федерального закона.
4. Запрещается деятельность религиозного объединения по распространению информации о своем вероучении в принадлежащих другому религиозному объединению помещениях, зданиях и сооружениях, а также на земельных участках, на которых расположены такие здания и сооружения, без письменного согласия руководящего органа соответствующего религиозного объединения.

Таким образом ошибочно сделан вывод о совершении административного правонарушения, предусмотренное ч. 4 ст. 5.26 КоАП РФ, т. е. осуществление миссионерской деятельности с нарушением требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях.

Согласно п.4, Статьи 5.26. «Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 06.07.2016): 4. Осуществление миссионерской деятельности с нарушением требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях…
Однако ст. 24.1 ФЗ-125 не содержит формулировки о запрете на осуществление миссионерской деятельности «не беспрепятственно», и не подразумевает санкцию за определенные действия без согласия третьих лиц.
Кроме того, предложенная законодателем формулировка миссионерской деятельности предполагает именно совокупность 5-ти элементов («линейки Ряховского»), в отсутствие которых (или хотя бы одного из которых) деятельность в целях настоящего закона таковой считаться не может:
1) миссионерская деятельность - это деятельность религиозных объединений;
2) миссионерская деятельность - это деятельность уполномоченных лиц религиозного объединения;
3) во время миссионерской деятельности - происходит публичное распространение информации о вероучении религиозного объединения;
4) во время миссионерской деятельности - информация распространяется среди лиц, не являющихся членами религиозного объединения;
5) во время миссионерской деятельности - информация распространяется с целью вовлечения посторонних лиц в деятельность религиозного объединения.
Данная правовая позиция находит подтверждение в интерпретации положений закона Управлением Президента РФ, озвученной в массовых ответах на обращения граждан в период июль-август 2016 г, в которых, в частности, говорилось:
«Сообщаем, что Федеральным законом от 6 июля 2016 г. №374-Ф3 «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» (далее - Федеральный закон) закрепляется определение миссионерской деятельности, под которой понимается деятельность религиозного объединения, во-первых, направленная на распространение информации о своем вероучении среди лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) данного религиозного объединения, во-вторых, осуществляемая в целях вовлечения указанных лиц в состав участников (членов, последователей) религиозного объединения, в-третьих, осуществляемая публично, при помощи средств массовой информации, информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" либо другими законными способами. Таким образом, для миссионерской деятельности характерна совокупность указанных признаков. Деятельность религиозных объединений, не содержащая их, не может рассматриваться как миссионерская, следовательно, на нее не распространяются ограничения, установленные Федеральным законом в отношении миссионерской деятельности».
Как видно из текста представленной нормы, указал адвокат К.М.Андреев, «миссионерской деятельностью» в целях настоящего Федерального закона признается деятельность прежде всего религиозного объединения и в совокупности всех пяти пунктов. 
Но законно доказанной совокупности всех пяти пунктов в настоящем случае как раз и не наблюдается. 
Согласно подпункту 2) пункта 1 статьи 24.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях: 1. Производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств: 1) отсутствие события административного правонарушения; 2) отсутствие состава административного правонарушения.
Согласно подпункту 3) пункта 1 Статьи 30.7. Кодекса РФ об административных правонарушениях:1. По результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении выносится одно из следующих решений: 3) об отмене постановления и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных "статьями 2.9", "24.5" настоящего Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление;

Проанализировав доводы адвоката К.М.Андреева, в соответствии с подпунктом 2) пункта 1 статьи 24.5 , подпунктом 3) пункта 1 Статьи 30.7. Кодекса РФ об административных правонарушениях, суд производство по делу прекратил в связи с отсутствие состава административного правонарушения.

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus