Editor

Священник Георгий Кочетков: покаяние перед людьми не может не привести к покаянию перед Богом

Пост Владимира Яковлева «Меня назвали в честь деда» – это крик души, хотя и несколько депрессивный, заунывный, но честный, открытый и, действительно тяжело раненный и предупреждающий других людей об опасности. А комментарий некоего протоиерея Вигилянского и студентов-«магистрантов» из Сретенской семинарии хотя и претендует быть ответом чуть ли не всей Православной Церкви, на самом деле, скорее похож на ответ с "Большой Лубянки" и никакого отношения к Православию не имеет.

Попытка со стороны Вигилянского увидеть в выступлении Яковлева лишь нечто, что преследует исключительно политические цели, говорит о том, что он сам ко всему относится политически, по-советски, не по-христиански. Когда читаешь такие посты, сразу становится понятно, почему люди наивные, думающие, что если кто-то из церковных структур высказался – какой-то «протоиерей» или кто-либо из семинарии, то это – чуть ли не голос церкви, что это и есть мнение Православия. Понятно, почему в таком случае от церкви люди шарахаются как от проказы. Потому что всё в таких высказываниях пропитано ложью и невежеством. И по сути дела человеконенавистничеством. Даже формальный призыв обратиться к Богу не является в комментарии искренним и живым, а значит, не может быть и действенным.

Так вот, пост Владимира Яковлева мне кажется замечательным. Действительно, человек почувствовал, что всё пропитано духом грабежей, убийств, насилия и предательства, пропитан кровью. Это открытие, которое он сделал когда-то для себя, перевернуло его жизнь. Очевидно, он стал смотреть новыми глазами на всё, что происходит в нашей стране. Он увидел какие-то тайны, о которых до сих пор в нашей стране не принято говорить. Он говорит, что мы все, выросшие в России, внуки или жертв, или палачей, или хранители тайн об этом. Я думаю, что это, всё-таки, правильно, хотя пусть это даже некоторое упрощение. Но ведь были и другие люди в стране, ведь пусть почти и невидимкой, но в нашем народе жила и живёт Церковь Христова.

Да, нужно считать не только погибших, но и выживших и этот призыв Владимира Яковлева, по-моему, очень важен. Он замечательно пишет, фактически, о русском холокосте, о русской катастрофе и естественном следствии этого – современной антропологической катастрофе в нашей стране. Жалко, что он не называет это своими именеми. Но, по сути дела, Яковлев говорит именно об этом и он, конечно же, прав. Конечно, величайший геноцид русского народа имеет свои тотальные последствия!

Он прав, что «нет ни одной семьи, которая так или иначе не несла бы на себе тяжелейших последствий беспрецедентных по своим масштабам зверств, продолжавшийся в стране в течение столетия». Как не услышать этого! Удивительно, что есть люди, которые глухи к таким вещам. Призыв Яковлева задуматься над всем этим просто замечателен! Он пытается вывести все страхи и отчуждение, недоверие, неверие в конце концов, из этой катастрофы, из русского холокоста и русского геноцида. Он говорит о той лжи, которой пропитано сознание наших современников в нашей стране, потому что в школе им никакой правды о нашей стране не говорили.

Он прямо выступает против позиции «не тревожиться», «защититься от прошлого», «не копаться», «не докапываться», «не знать». И правильно говорит, что это намного хуже, что это не выход. Потому что ничто никуда не уходит. И здесь, действительно, нужно говорить о покаянии. Даже о некотором Акте Национального Покаяния! Нужно к этому призывать и к этому идти. Более того, это надо осуществлять каждый раз, когда наша совесть оживает, когда мы видим в своих корнях или последствия советской лжи и насилия, кровавых зверств, или когда мы видим страшные последствия умерщвления жертв.

Да, конечно, каяться должны все. Именно это замечательно показано: на всех лежит эта печать, печать ужаса, печать смерти. И без покаяния нельзя, даже если ты сам не был ни жертвой, ни палачом. Кем бы ты ни был в нашей стране, ты должен прийти к этому покаянию, ты должен увидеть, что вся земля пропитана кровью, что всем нужно каяться и очищать эту землю, прежде всего, духовно.

И, конечно, нельзя противопоставлять покаяние перед Богом покаянию перед людьми! Да, недостаточно покаяния перед людьми, здесь Вигилянский прав, но, оно имеет огромное значение и ведёт отнюдь не только к депрессиям и смертоносной тоске. Ведь обратившись с покаянием к людям, нельзя, по сути дела, не прийти к Богу. Потому что покаяние действительно требует некоторой точки отсчёта: где этот источник правды, справедливости, милости, чистоты, жизни, любви, свободы? Где он? Он, конечно, в Боге. И он через Христа открыт нам.

И поэтому никак нельзя сказать, что вот давайте каяться сами по себе где-то тайно только за свои грехи и больше ни за кого; давайте каяться только перед Богом, но не перед людьми. Не каяться перед людьми – значит не сочувствовать им, значит не любить ближнего, не любить человека, не верить в него. Но человек, который не верит в человека и не любит ближнего, не исполняет и заповеди о любви к Богу, то есть он, по сути дела, и не христианин.

Как со всем этим жить? Это вопрос принципиальный, это вопрос центральный. И сейчас, за год до столетней годовщины событий 1917 года, его надо ставить открыто, напрямую перед всеми: и перед собой, и перед остальными нашими соотечественниками, и по сути дела, перед всем миром.

 

Священник Георгий Кочетков

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus