Люди

Editor

С.Ю.Сипко: "России нужны настоящие баптисты"

Это интервью было опубликовано в беларусском журнале Крынiца жыцця в 2010 году. В нем нынешний первый заместитель Российского Союза Евангельских Христиан-баптистов Сергей Юрьевич Сипко рассказывает о своем пастырском служении.

Сергей Юрьевич Сипко родился 1 ноября 1974 года в поселке Табага неподалеку от Якутска. Воспитывался в многодетной семье (9 детей) верующих родителей – Сипко Юрия Кирилловича и Валентины Павловны. Детство и юность прошли в поселке Морозовка Омской области. В одиннадцатилетнем возрасте обратился Господу. После окончания школы служил в Вооруженных Силах РФ. В 1999 году окончил Московскую богословскую семинарию. После чего вступил в брак с Клименко Евгенией Валерьевной. В настоящее время у них трое детей: дочь Александра (10 лет), и сыновья Арсений (6 лет) и Юрий (3 года).

В 2000 году в качестве директора принял участие в основании Западно-Сибирского библейского колледжа в г. Омске. В 2001 году был рукоположен на пресвитерское служение в Центральной церкви ЕХБ города Омска. В 2002 году вместе с пресвитером Макаренко Иосифом Григорьевичем основали в Омске церковь «Пробуждение». Окончил Омский государственный педагогический университет (2002 – 2006 гг.) по специальности педагогика и психология. В 2005 году был избран на служение старшего пресвитера Объединения церквей ЕХБ Омской области. С 2007 года учится в Российской Академии государственной службы при Президенте РФ, на кафедре государственно-конфессиональных отношений.

КЖ: Сергей Юрьевич, опишите, пожалуйста, кратко историю Омской церкви ЕХБ.

СС: Через тридцать лет после крещения Никиты Исаевича Воронина в водах Иртыша были крещены первые омские баптисты. Их было трое. Это произошло в 1897 году, на праздник Троицы. Крещение преподал известный благовестник Андрей Леонтьевич Евстратенко. Через десять лет в центре Омска состоялось освящение Дома молитвы, который тогда вмещал 2000 человек. В этом же году был учрежден Сибирский отдел Всероссийского Союза и омский пресвитер Гавриил Иванович Мазаев возглавил его. В 1911 году численность сибирских баптистов достигла 7,5 тысяч человек. Пресвитерами Омской церкви также трудились известные в нашем братстве Роберт Андреевич Фетлер, Александр Спиридонович Ананьин…
В 1935 году Молитвенный дом был конфискован и братья и сестры подверглись репрессиям. Долгий период верующие в тайне собирались по домам. И только с 1964 года церковь получает регистрацию, приобретает здание под Молитвенный дом. С этого времени начинается ее возрождение. Многие потенциальные возможности для развития были заложены трудом пресвитера Сипко Кирилла Александровича. В настоящее время в Омске 15 общин и более 2 000 баптистов.


КЖ: Кто для Вас из ушедших в вечность братьев или ныне еще здравствующих явился примером в христианской жизни и почему?

СС: Мое формирование как христианина проходило в семье и в церкви. Я это очень ценю и испытываю чувство благодарности Омской общине и Богу, Который поместил меня в ней.
Образцом и ориентиром для меня были мой дедушка Сипко Кирилл Александрович и папа Сипко Юрий Кириллович. Дедушка уже в вечности, а папа – в Москве, совершает служение Председателя российского Союза ЕХБ. 

В их вере не было ничего ни показного, ни наносного, ни фанатичного. Ни тот, ни другой никогда не говорили мне ничего вроде: вот подрастешь, тоже станешь пресвитером. Никаких разговоров о семейной династии. Для меня их жизнь – живой пример служения Богу не ради почести, славы или денег. У них я учился быть верным Богу и не оглядываться на людей.


КЖ: Когда впервые Вы поняли, что Господь призывает Вас к проповедническому, а потом и к пасторскому служению?

СС: Думаю, что вначале это поняла церковь, служители. Ко мне это понимание пришло несколько позже. Я просто жил, старался трудиться в церкви, тем более, что мне это нравилось. В юности мы с друзьями проехали многие населенные пункты Омской области с благовестием. Ходили по улицам, раздавали брошюры, беседовали с людьми, расклеивали объявления. Все это мы делали с увлечением и радостью.
Но теперь у меня нет сомнений в том, что Господь призвал меня. Совершаемое служение дарит мне много внутренней радости, чувствую удовлетворение оттого, что Господь благословляет труд братства и расширяет наши пределы. А мое служение состоит в том, чтобы делать успешными моих братьев по вере.


КЖ: Для Вас пасторское служение автоматически является и служением благовестника, или Вы разделяете эти служения?

СС: Объектом служения пресвитера являются верующие. Петр пишет: «Пасите стадо, какое у вас». А благовестник служит неверующим, не познавшим Господа людям. Но это не взаимоисключающие дары, и один человек может быть носителем обоих. Впрочем, вне зависимости от наличия дара, каждый пресвитер совершает благовестие и говорит призывные проповеди. 


КЖ: Какое значение для Вас имеет Ваша семья в Вашем служении?

СС: Моя семья является частью моего служения. Сперджен вложил в уста Ивана Пахаря такие слова: «Мой дом – эти слова для меня звучат как музыка!» Соглашаюсь. Моя жена и дети молятся за меня и поддерживают. Дети, их успехи, любовь, радость дают мне много сил. Со своей стороны, я стремлюсь посвящать семье один день в неделю и выделять один месяц в году для отдыха и общения с женой и детьми. Стараемся в это время уехать, как говорил Господь, «в пустынное место». 


КЖ: Сколько церквей ЕХБ в Омске и Омской области насчитывается в настоящее время и сколько из них было основано в последнее десятилетие?

СС: Лет около восьми назад мы приняли решение основные усилия направить на развитие служения в городе Омске, в котором проживает более половины населения области. За прошедшие годы мы основали здесь девять церквей. Все городские общины живут в единстве, возрастают духовно и количественно. Подрастая, они берут на себя заботу о группах и церквах в области. Все пятнадцать городских церквей раз в месяц собираются на городской братский совет, ежемесячно проходит городской пресвитерский совет. Мы проводим совместные крещения. Летом все общины братства собираются на конгресс церквей Объединения. Наши общины не нарушают баптистского принципа автономии церкви, но мы трактуем его как принцип автономии и сотрудничества. И я убежден, что эту формулировку необходимо закрепить документально.
Всего в Объединение церквей ЕХБ Омской области входит 39 церквей и 41 группа, которые объединяют около трех тысяч верующих. 


КЖ: Последнее время является очень трудным для благовестия, но в Омске, как явствует из новостей, 8 декабря 2009-го года приняло крещение 73 человека. Это радостное событие. Как Вы думаете, почему Господь так обильно благословляет омские общины ЕХБ?

СС: Мы благодарим Господа, что Он дает нам видеть, как к церкви присоединяются спасенные. Это ободряет и дает новые силы, уставшие труженики вдохновляются, потерявшие надежду загораются вновь. И все же вряд ли можно оценить это событие как что-то чрезвычайное. В нашей области два миллиона жителей и всего 160 крещенных за 2009 год. Эти цифры несопоставимы. Молим Господа, чтобы Он прилагал к нашим церквам все больше спасаемых, мы же готовы их любить, принимать, вмещать и учить.
Оценивать намерения Господа мне не с руки. Не знаю причин, почему Он являет нам милость. Но мы стремимся, чтобы в церквах не было препятствия для действия Духа Божьего. Освящение жизни, авторитет Библии, авторитет служителей, молитва, дары Духа, единство народа Божьего – все это является предметом наших молитв и усилий. Епископ Феофан Затворник учил: «Разреши дух, дай Ему свободу, и он сам потечет туда, откуда взят, – к Богу». Нам близка эта мысль.
Наше стремление, чтобы церковь не была приходом, комбинатом по удовлетворению духовных потребностей, но общиной верных, любящих Господа. Как писал Ганс Кюнг о первой церкви, «общиной празднующих освобождение и прощение».


КЖ: Какие основные ошибки допускают служители церквей в деле распространения Евангелия?

СС: Главная ошибка заключается не в методах евангелизации, не в работе, которая совершается за пределами церкви. В Деяниях мы читаем, что Господь прилагал спасаемых. И сегодня это также делает Бог, а не мы. Возникает важный вопрос: если Господь прилагает спасаемых, ПОЧЕМУ Он этого не делает? Неужели в моем миллионном городе нет людей, имеющих нужду в спасении? Причина в том, что Господу необходимы истинные поклонники! Решительно необходимо, чтобы церковь поклонялась Богу в духе и в истине. И только после этого мы можем рассматривать проблемы внешней проповеди Евангелия. 
Павел был готов быть отлученным от Христа за братьев своих, мы же отстраненно и снисходительно посматриваем на своих невозрожденных соотечественников. Нужно быть плоть от плоти своего народа, чтобы он мог поверить нам и услышать Евангелие о прощении. 
Зачастую при благовестии нам бывает неинтересен сам человек. Мы просто выполняем святую «обязанность». А если бы ее не было, нам и дела нет до него, гори он синим пламенем. Нам необходимо учиться относиться к каждому человеку с неподдельным интересом и любовью.
Воскресное христианство и обрядоверие – явления, убивающие благовестие. Приставание, навязчивость, агрессивность (я-то знаю, у меня же истина) никогда не сделают благовестия успешным, особенно в славянских странах, где высоко ценится отношение, а не убедительные аргументы. В нашей среде стоит прислушаться к призыву: «Спаси себя, и вокруг тебя спасутся тысячи». Некоторые просто опустили руки: «Мы им сто раз говорили, ничего не помогает». Это серьезная ошибка. 


КЖ: Как Вы думаете, какие причины привели народы, проживающие в СНГ, к тому, что у них пропал интерес к вечным ценностям?

СС: Первая причина: вечные ценности существуют отдельно от повседневной жизни, они не решают их жизненных вопросов. Вера не изменяет жизни, не изменяет человека, от нее нет никакой пользы. И, чтобы выжить, нужно жить такой жизнью, какую Писание осуждает. Это проблема обрядоверия.Вторая: у народа нет авторитетного образца, которому он мог бы подражать. Образцы для подражания они получают из телевидения, и это чаще всего герои с поврежденной моралью, часто просто безнравственные. Это проблема цинизма.


КЖ: Что, на Ваш взгляд, является причиной того, что у членов церквей ЕХБ пропал интерес к благовестию?

СС: Отсутствие живых взаимоотношений с Богом, обрядоверие. Неверное богословие тоже играет свою роль. 


КЖ: Как Вы думаете, почему некоторые дети, в том числе и глубоко верующих родителей, уходят от Бога?

СС: Блудный сын ушел от отца не потому, что с ним плохо обращались… 


КЖ: Насколько благовестие зависит от средств и какую роль в Омской области в евангелизации играют деньги? 

СС: Благовестие от средств не зависит, – тут нет сомнений, – но благовестию нужны деньги.


КЖ: Занимаетесь ли Вы целенаправленно подготовкой молодых благовестников и как Вы это делаете?

СС: Подготовкой благовестников я занимаюсь опосредованно, через одаренных в этом отношении братьев. В настоящее время для тех, кто прошел обучение в ЗСБК мы предлагаем в течение года трудиться под руководством и в послушании опытному благовестнику. Также мы предлагаем некоторым людям, прошедшим реабилитацию, в течение 1-2 лет совершать труд под руководством наставника по благовестию наркозависимым. В церквах существуют группы благовестия, которые несут Евангелие на улицы города. И новички перенимают живой опыт непосредственно.


КЖ: Какое влияние окажет на нравственный облик молодого человека предмет «Основы православной культуры», преподаваемый в школах России?

СС: Мое мнение, что у РПЦ есть потенциал подлинного успеха в случае, если она будет отделена от государства. К сожалению, мы наблюдаем обратный процесс. Если РПЦ будет двигаться в направлении симфонии с государством – есть большая вероятность того, что русский народ вновь отвергнет ее, и уже навсегда.
Влияние курсов ОПК и им подобных будет разнонаправленным: кому-то это поможет приблизиться к Богу, а кого-то оттолкнет. Статистика, опубликованная недавно в Интернете, по нескольким областям, где проводится эксперимент, показала: большинство выбрали светскую этику, а не ОПК.


КЖ: Какое будущее, на Ваш взгляд, у евангельских христиан-баптистов в России?

СС: Без сомнения, у нас есть большой потенциал для развития. В обществе есть запрос и необходимость существования баптистских церквей. России нужны настоящие баптисты. Будем ли мы использовать имеющийся потенциал и возможности, в определенной степени зависит от нас.
Баптистам в наших странах уже почти полтора века, и мы успели накопить традиций, под влиянием коммунистического давления и репрессий сложилось определенное мировоззрение, мы впитали разнонаправленные богословские взгляды. Все это требует переосмысления. Ситуация изменилась, и нам нужно давать новые ответы на новые вызовы. Эта работа должна делаться постоянно. Реформация должна быть перманентной.

Источник

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus