Editor

Традиция душепопечения в России: опыт евангельских церквей

В историческом опыте евангельских церквей содержится богатый ресурс эффективных инструментов консультативной помощи (душепопечения) наработанный многолетней практикой. Последние пятьдесят лет, евангельские христиане активно взаимодействуют с представителями различных психолого-терапевтических школ. Наблюдаются осмысленные процессы интеграции психолого-терапевтического знания и традиции душепопечения. В свою очередь, душепопечение, как один из подходов консультативной помощи, может оказаться полезным светским специалистам помогающих профессий.

 Из многообразия терапевтических сообществ[2] в современном мире церковная община продолжает сохранять свою конкурентоспособную актуальность для современного человека.
Одной из моделей оказания консультативной помощи в церковной среде евангельских христиан (и в целом протестантов) является душепопечение.
Душепопечителю, который вступает в новое, а потому пока еще неизвестное для него пространство взаимодействия с человеком, пришедшим в его кабинет за помощью, каждый раз «приходится сталкиваться с душевной жизнью человека во всей ее полноте»[3].
Для душепопечителя ищущий помощи человек «является субъектом действия»[4]. То есть тот, на кого направлено душепопечение, «не попадает в подчинение, но по возможности сам активно участвует в процессе душепопечительства и таким образом несет свою долю ответственности за его успех»[5]. «Мы желаем помочь ему в тех его бедах, - замечает Ирья Кильпеляйнен, - которые в данный момент больше всего его волнуют, и корни нашей работы находятся в Евангелии»[6].

С точки зрения Джей Э. Адамса существует три исходных предпосылки душепопечения.
Во-первых, жизнь человека должна иметь значение и смысл. «Только долгосрочная цель, - пишет Джей Э. Адамс, - может дать силы и наполнить смыслом каждый день жизни. Бог есть Альфа и Омега, и Его Сын Иисус Христос «вчера и сегодня, и вовеки Тот же». Таким образом, все цели принимают высший смысл, только сообразуясь с Ним. Без Него - это просто краткосрочные и изолированные друг от друга цели, которые ставятся наобум и выполняются без обязательной взаимосвязи. Если в жизни нет конечной цели, достигаемой ежедневными делами, то вся деятельность вообще становится бессмысленной»[7].
Во-вторых, любой человек может оказаться в ситуации исчерпания внутренних сил. Он не сразу теряет «контакт с реальностью», однако иссякающий внутренний ресурс, в конце концов, способен привести его к подобному разрыву.
Джейм Э. Адамас справедливо полагает, что в таком случае человеку просто некуда идти.
Теперь он не способен самостоятельно «выйти из этого тупика, так как его жизнь была ориентирована только на достижение краткосрочных целей. Действие дошло до мертвой точки; человек прекращает действовать, потому что не знает, как действовать, чтобы это имело конечный смысл»[8].
В-третьих, для того, чтобы у человека вернулся вкус к жизни, ему необходима надежда. Пришедший за помощью человек «боится, что его надежда может воскреснуть (в который раз) только для того, чтобы сгореть (в который раз) дотла»[9]. По этой причине «душепопечителю необходимо восстановить надежду, прежде чем двигаться дальше»[10].

По мнению Гари Коллинза, все техники душепопечения можно свести к четырем характерным особенностям, которые обязательно присутствуют в работе (или в служении) душепопечителя: 1. Нащупать и укрепить веру человека в реальность помощи; 2. Скорректировать ошибочное мировоззрение; 3. Помочь в обретении уверенности в собственной социальной дееспособности; 4. Подвести человека к встрече с самим собою и к принятию себя[11].
По мнению П. Тотджеса о душепопечении возможно говорить исключительно в церковном пространстве и только лишь на основании библейских ценностей, принятых в евангельском сообществе.
В таком случае, с точки зрения П. Тотджеса, правильнее будет говорить о библейском душепопечении[12]. Библейское душепопечение - это «сосредоточенный и личный аспект процесса ученичества, в котором более зрелый верующий (душепопечитель) находится рядом с менее зрелым (тем, на кого направлено душепопечение)»[13].
П. Тотджес полагает, что библейское душепопечение преследует как минимум три цели (как для человека стоящего на пороге Церкви, так и для воцерковленных христиан): 1. Освоение знаний, полученных из Священного Писания и их активное использование в повседневной жизни, «чтобы побеждать грех через послушание Христу»; 2. Предупреждение о возможных последствиях неправильного (с библейской точки зрения) образа жизни; 3. Мотивирование к личному росту и овладение навыками душепопечения для того, чтобы помогать другим[14].

В самом человеке есть ресурс. Ресурс для выхода. Ресурс для обнаружения новых смыслов и нащупывания новых точек роста. Есть силы для выздоровления.
Но приходящий на консультацию человек пока бессилен. Он не видит выхода, впрочем, как и смысла в собственном усилии. Он пока еще не обнаруживает возможные точки роста. Он устал. Он уже не верит и не надеется. Но он пришел…
Душепопечитель знает: в самом человеке есть ресурс. И этот ресурс требует своего последовательного реанимирования. По этой причине душепопечителю необходимо неукоснительно следовать закону трёх «П»: постепенность, последовательность, постоянство. Нельзя торопить и принуждать того, кто пришел к нам за помощью[15]. Можно лишь предлагать ему двигаться от меньшего к большему. Можно со-присутствовать, можно со-действовать, можно со-переживать, можно со-радоваться.

Традиция евангельских церквей видит в каждом человеке неисчерпаемый потенциал для вырастания из сложившейся ситуации. Во время процесса душепопечения происходит совместное нащупывание смыслов и конструирование диалогического поля для взаимодействия. Благодаря совместной работе начинает проявляться перспектива для человека, который пока еще находится в кризисной ситуации. Подобные перспективные образы мы обнаруживаем и в Евангелии. Приведем ряд примеров.
Первое – отношение к человеку как к образу Божьему.
Известный сюжет – Иисус и блудница. Точнее последняя её часть. «В конце концов остались только Иисус и женщина, так и стоявшая там где поставили ее обвинители. “Женщина, где они? – подняв головуспросил Он”» (Ин. 8,9-10)[16].
Подняв голову, посмотрел на неё. Посмотрел снизу вверх. Снизу вверх – это образ надежды. Это образ бережного отношения к человеку. Этот взгляд означает, что у каждого из нас есть шанс что-то в себе изменить. Пусть не в одночасье, быть может даже не за пару-тройку лет. Но если я знаю, что в меня верят, то и дышать мне будет легче, и чувствовать себя я буду увереннее. Жизнь станет полноводнее.
Второе – способность отличить в личности подлинное от наносного.

Евангельский образ мытаря Закхея. Мытарь, чтобы увидеть Иисуса, взобрался на смоковницу. «Люди, - пишет Л. Крабб, - боятся быть отвергнутыми. Поэтому, всячески стараясь показать себя с лучшей стороны, прячут свое истинное «я» за защитной оболочкой, с помощью которой добиваются своего признания»[17]. Закхей долгое время прятался от других, прятался от себя самого. В какой-то момент он устал. Дошел до ручки. В таком состоянии «хоть на стену лезь», вот он и полез на смоковницу. Может выход там...
«Иисус, когда пришел на это место, взглянув, увидел его и сказал ему: Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме» (Лк, 19,5).
«Взглянув, увидел его». А что можно смотреть на человека и не видеть его? Оказывается, можно. Закхей знал это из опыта. Знаем об этом и мы. Способность разглядеть, заметить, обнаружить в том, кто пришел к нам за помощью, человека – это искусство. Увиденный и замеченный человек раскрывается. Вырастает. Исцеляется.
Третье – навык трёх «СО-»: со-присутствие, со-переживание, со-радование.

Из практики душепопечения мы можем утверждать, что «раны людей глубже, чем мы думаем, а иногда и глубже, чем думают они сами»[18]. Вот, к примеру, трагичный евангельский образ – убитый горем начальник синагоги по имени Иаир. Он только что узнал о смерти четырнадцатилетней дочери. Узнал и пошел домой. Иисус пошел вместе с ним. Они шли молча всю дорогу. Иаир ни о чём не спрашивал Его, да и Иисус ничего не говорил. Он просто был рядом. Он был рядом с человеком, потерявшим единственную дочь, с человеком, вероятно, уже теряющим и веру. Он был рядом и не утешал, не убеждал, не объяснял. Он просто был рядом.
Нам знакомо вот это состояние целительного присутствия значимых людей в сложные периоды нашей жизни. Когда слова бессмысленны, важно присутствие.

Они пришли в дом Иаира. Иисус сказал недоуменные слова: «Девочка не умерла, но спит». И стали смеяться над Ним (Мк. 5,40). Те, кто еще несколько минут назад плакали и рыдали, так быстро перешли на смех. Иисус не стал их осуждать, убеждать, стыдить.
Он вошел в комнату, где лежала усопшая девочка. Он взял ее за руку и сказал по-арамейски «Талифа-куми» - «Девочка! Тебе говорю встань» (Мк. 5,41). И девочка села на кровати. Далее изумление апостолов, обморок матери, радость отца.
А Иисус направился к дверям. Его даже никто не поблагодарил и не попросил остаться. В дом пришла радость. Когда счастье привалило, ни о чем уже не думается. В той комнате думающим оставался только Иисус. Задержавшись на пороге, Он обернулся и как-то так по-отцовски сказал родителям: «покормите ребенка» (Мк. 5,43).
Четвертое – в самом человеке есть целительный ресурс, который необходимо обнаружить и задействовать.
Евангельский образ – исцеление расслабленного. Четверо друзей принесли своего друга к Иисусу, чтобы Господь исцелил его. (Мк. 2,1-12). И вдруг, Иисус говорит ему удивительные слова: «Встань, возьми постель твою и иди в дом твой» (Мк. 2,11).
«Встань». Встань перед теми, кто в тебя верил. Встань перед своими друзьями. Встань перед друзьями, донесшими тебя до Меня. Встань перед людьми, которые остались с тобой до конца. Им важно увидеть плод своего усилия, увидеть плод своей веры.
«Возьми постель свою». Возьми то, к чему ты был прикован долгие годы. Возьми в свои руки то, что крепко тебя держало. Держало, лишая смысла твою жизнь и отравляя жизнь близких. Возьми в руки свое прошлое. Возьми себя в руки. Эта твоя жизнь.
«Иди в дом твой». Иди к тем, кто слишком устал от того, что было с тобой все это время. Возвращайся к своим близким. К близким, которые уже давно утратили веру и лишились последней надежды. Надежды на то, что все образуется. «Иди домой!». Это твоя жизнь. И она теперь у тебя есть.
Он встал, взял постель и пошел домой…

Из многообразия терапевтических сообществ в современном мире церковное пространство продолжает оставаться актуальным для тех, кто оказался в кризисной ситуации.
Как показывает практика последних лет (2000-2010 гг.), в России, душепопечение, как один из традиционных церковных инструментов помощи востребован не только прихожанами евангельских церквей, но и теми, кто пока еще стоит на церковном пороге.

Игорь Малин 

[1] Под термином евангельские церкви в данной статье мы подразумеваем, прежде всего, баптистов, евангельских христиан, лютеран, современных методистов и пресвитериан, а также пятидесятников. – прим. авт.
[2] См.: Richard Almond, The Healing Community: Dynamics of the Therapeutic Milieu (New York: Jason Aronson, 1974), XXI. Гари Коллинз, вслед за другими авторами (См. например: Leigh C. Bishop, Healing in the Koinonia // Journal of Psychology and Theology 13 (Spring, 1985): 12-20), говорит о Церквикак о терапевтическом обществе. См.: Коллинз, Г. Пособие по христианскому душепопечению/ Пер. с англ. А.А. Баев. – СПб.: «Мирт», 2003. - С. 18-20.
[3] Кильпеляйнен, И. Умеем ли мы слушать и помогать: Путеводитель душепопечительства, сосредоточенного на ближнем. – СПб.: Христианское общество «Библия для всех», 1998. - С.8
[4] Эвальдс, Э. Душепопечительство и терапия / Пер. с фин. А. Лепомаа. - СПб.: Христианское общество «Библия для всех», 2004. - С. 5.
[5] Там же.
[6] Кильпеляйнен, И. Умеем ли мы слушать и помогать. – С.8.
[7] Адамс, Джей Э. Учебник по христианскому душепопечению. Практика вразумляющего душепопечения. – Харьков, 2002. - С. 54.
[8] Адамс, Джей Э. Учебник по христианскому душепопечению. - С. 55.
[9] Адамс, Джей Э. Учебник по христианскому душепопечению. - С.56.
[10] Там же. О надежде в христианском душепопечении см. также  С. 58-68.
[11] См.: Коллинз, Г. Пособие по христианскому душепопечению. - С. 15.
[12] Некоторые авторы употребляют термин «Библейское консультирование». См.: Lawrence J. Crabb Jr., Effective Biblical Counselling (Grand Rapids, Mich.: Zondervan, 1977). Другие используют термин«Библейское психологическое консультирование». См.: Мак-Дауэлл, Д. Хостетлер Б. Консультирование молодежи. Пособие для молодежных служителей, пасторов, учителей и родителей. – СПб.: Христианское общество «Библия для всех» - С. 10.
[13] Тотджес, П. Подлинно-библейское душепопечение: Богословие наставничества в поместной церкви. - Спб.: Христианское общество «Библия для всех», 2009. - С. 25.
[14] Тотджес, П. Подлинно-библейское душепопечени. - С. 25-26. Г. Коллинз, в свою очередь, выделяет основополагающую, долгосрочную цель душепопечения. Речь идет, прежде всего, о светском человеке пришедшим за помощью к душепопечителю – христианину. Долгосрочная цель в таком случае есть обретение личной веры в Спасителя и Господа Иисуса Христа, с обязательной интеграцией в церковное пространство, которое чаще всего оказывается для человека своеобразным терапевтическом сообществом. См.: Коллинз Г. Пособие по христианскому душепопечению. – С. 18-20.
[15] «В этом заключается один из главных принципов душепопечительства – не торопи и не принуждай ищущего помощи. Будучи духовником, я не имею права отбирать у ближнего даже частичку его свободы. Я также не должен брать на себя тот груз ответственности, который он должен нести сам (кроме некоторых тяжелых форм душевных состояний). Зато я всегда готов разделить со своим пациентом его ответсвенность и вместе с ним нести ее в тех случаях, когда это необходимо». Эвальдс, Э. Душепопечительство и терапия. -С.6.
[16] Новый Завет в современном переводе / Под ред. докт. богосл. М.П. Кулакова. – Заокский: Институт перевода Библии, 2000.
[17] Крабб, Л. Поддержка: Как помогать ближнему ободряя его / Пер. с англ. В.Н. Гаврилова. – СПб.: Мирт, 2007. - С. 42.
[18] Крабб, Л. Поддержка: Как помогать ближнему ободряя его. - С. 15.

 

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus