Культура

Editor

Уильям Пенн: Человеческие отношения

Гордый человек никак не насытится сам собой, и с ним тяжело общаться, – он категоричен и любит контролировать. С теми, кто ему сопротивляется, он презрителен и воинственен, и, вдруг, оказывается трусливым; но с теми, кто ему сдастся, он жесток! Гордыня разрушает природу отношений; она обращает любовь в страх, и делает из жены служанку, а из детей и слуг – рабов. Гордый человек бывает также плохим соседом, ведь он – враг гостеприимству; он презрительно воспринимает доброту, поскольку сам никогда не проявит ее и не вызывает мысли о том, что нуждается в ней. Он ценит другого человека, как мы ценим скот, – только лишь за приносимую им пользу; и если бы он мог, то использовал бы людей, как скотину; но не в состоянии делать это из-за неравенства сил.

Но гордый человек у власти весьма разрушителен, поскольку его гордыня становится опаснее из-за его величия, превращаясь из амбиций простого человека в свойства тирана в нем. Обладающие таким характером не видят ничего дурного в том, что делают; нет, они скорее погибнут через свое упорство, нежели, признавшись в несостоятельности, утратят репутацию более сведущих среди своих подчиненных, хотя возможно поступать благоразумно. И, поистине, такова бывает расплата гордых великих людей за несчастья, навлекаемые ими на мир, – что рано или поздно, вопреки собственным интересам, они следуют тому или другому недостойному побуждению, и это почти всегда их уничтожает. Таков конец, уготованный гордыней гордым людям, и разрушение, которое она на них навлекает после того, как накажет других через них.

Но прежде всего, гордыня нетерпима в человеческих религиозных притязаниях. Ведь что общего у гордыни с осуждающей ее религией? Или у амбиций со служителями, чья обязанность – смирение? Но, увы, когда происходит все безумное и противоречащее религии, тогда наличествует гордыня! Какие печали она может утолить, какому разочарованию может помочь или какой вред устранить? Она не спасает от бед; болезнь увечит, боль уродует, а смерть заканчивает материю гордого человека. В шесть футов холодной земли заключаются его великие мысли.

Из памфлета «Без креста нет короны» (No Cross, No Crown), 1669 год

Источник

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus