Жизнь веры

Николай Карпицкий

Уничтожение института уполномоченных по правам человека началось с Томска

 Что было бы, если прокуратура выдавала лицензию на работу адвокатом, без права отзывать ее? Адвокатами назначали бы либо из своих, либо совсем уж некомпетентных и послушных. Но иногда на должность адвокатов попадали бы и своенравные. Всё лучше, чем ничего. Но, допустим, как-то назначила прокуратура адвокатом бывшего начальника, который не привык, чтобы с ним не считались, и потому достал он всех прокуроров на радость подзащитных. Пришлось прокуратуре добиться изменения закона, чтобы снять неугодного адвоката с формулировкой «за непослушание».

Нормальные люди стали заступаться за адвоката, а наиболее дальновидные – требовать принятия закона, по которому адвокат был бы независим от прокуратуры. Но нашлись и такие, которых в прокуратуре называли «полезные идиоты». Одни из них кричат: «Игнорируем институт адвокатуры – ненужную декорацию репрессивной системы! И адвокат этот нам совсем не союзник!». Другие: «Правильно! Снять его немедленно! Он недостаточно активно боролся за права подсудимых!» Ну а третьи: «Верно! Надо снять, чтобы неповадно было быть назначенным! Да и сам он из “начальников”!» А когда главный адвокат из столицы высказался против уничтожения остатков самостоятельности адвокатов – все они заверещали: «Что он лезет! Он не знает нашей местной специфики!»

Эта история из жизни нашего Томска. Аналогия очевидна: адвокат – это Уполномоченный по правам человека в Томской области, а прокуратура – собирательный образ депутатов и всех недовольных деятельностью этого Уполномоченного – Н.С. Кречетовой (властные структуры, спецслужбы, прокуратура, руководство колоний, секторборцы, работодатели-мошенники, криминал и т.д.) Именно в Томске началось окончательное уничтожение института региональных уполномоченных по правам человека. 23 апреля 2013 года Н.С. Кречетова была досрочно отправлена в отставку

Что сделали депутаты Законодательной Думы Томской области:

1. Депутаты вполне могли делегировать населению право избирать и отзывать Уполномоченного по правам человека, но вместо этого приняли поправки в Закон об «Уполномоченном…», позволяющие им снять Уполномоченного, если им покажется, что тот ненадлежащим образом исполнял обязанности.
2. Депутаты пожертвовали правами заключенных, заявив, что в УФСИН все хорошо, и нарушений в колониях нет, исключительно для того, чтобы придумать претензию Н.С. Кречетовой. Тем самым подставили заключенных, над которыми издеваются в колониях.
3. Депутаты поддержали призывы люмпен-православных к дискриминации вайшнавов. Тем самым подставили и вайшнавов, и православных, и тех, кто просто изучает Бхагавад-гиту с научными целями.
4. Депутаты обвинили Уполномоченного за действия, предписанные Законом, приятным их же думой. И тем самым доказали, что вообще не способны работать в этой думе.

Депутаты дали всего один рабочий и два выходных дня для ответа на все обвинения (текст в 33 страницы), и практически не оставили себе времени на то, чтобы оценить этот ответ. Из этого следует, что отставка была заранее предрешена, а качество работы Уполномоченного по правам человека их не интересовало.

Мой ответ на обвинения из Заключения специальной комиссии по отставке.

1. Участие Н.С. Кречетовой в судах в качестве общественного защитника.

Участие в судах является формой содействия восстановлению нарушенных прав граждан, предусмотренное ст. 2. п.2. Закона «Об Уполномоченном по правам человека в Томской области». Форму же ее участия в каждом конкретном судебном заседании, определил сам суд. Действительно, напрямую в Законе «Об Уполномоченном по правам человека в Томской области» не прописано право регионального уполномоченного выступать общественным защитником в суде. Но если это необходимо для содействия нарушению прав в соответствии со ст. 2 п.2. того же закона, то почему вместо того, чтобы обвинять Н.С. Кречетову, депутаты не восполнили это упущение в Законе. И если они, всё же, видят в этом криминал, то почему не подадут жалобу ни в квалификационную коллегию судей на судью, принявшего решение об участии Н.С. Кречетовой в суде, ни в прокуратуру по поводу прокурора, который не опротестовал это, а предъявляют претензию человеку, который лишь согласился с решением судьи?

2. Использование Н.С. Кречетовой в неслужебных целях информации, средства материально-технического, финансового и информационного обеспечения.

Эти средства были использованы исключительно для восстановления прав граждан в строгом соответствии с Законом «Об Уполномоченном по правам человека в Томской области», который не предусматривает никакого служебного регламента, ограничивающего использование этих средств при защите прав граждан.

3. Нарушение «Типового кодекса этики и служебного поведения государственных служащих РФ и муниципальных служащих» при критической оценке Н.С. Кречетовой работы госслужащих и госструктур.

Деятельность Уполномоченного регулируется специальным законом, который имеет приоритет над общими нормами для всех госслужащих. В соответствии с этим законом критическая оценка госслужащих и госструктур входит в обязанности Уполномоченного.

4. «Огульная» критика Н.С. Кречетовой судебной системы и в освещении в СМИ собственного участия в судах.

Эти действия были необходимы для информирования жителей Томской области о положении в сфере обеспечения и защиты прав и свобод человека в соответствии со ст.2 п.4 «Об Уполномоченном по правам человека в Томской области». Мы знаем, что еще будучи президентом, намного более жестокой критике подверг судебную систему Дмитрий Медведев. Почему же тогда депутаты не предъявили и ему точно таких же обвинений?

5. Обращения Н.С. Кречетовой в суд над книгой «Бхагавад-гита как она есть» и критика позиции прокуратуры в СМИ.

Ст. 14 Закона «Об Уполномоченном по правам человека в Томской области» предписывает Уполномоченному в случае нарушения прав федеральными органами (в данном случае прокуратурой) обращаться среди прочего в правоохранительные органы (к которым относятся суды) и в СМИ. Факт необоснованного вмешательства в права граждан действиями прокуратуры ущемлял не только верующих, но также преподавателей и ученых, использующих данную книгу или ее главную составляющую (т.е. оригинальный текст Бхагавад-гиты) в своей работе. Правоту позиции Н.С. Кречетовой в данном вопросе подтвердили решения судов в двух инстанциях.

При этом депутаты, обвиняя Н.С. Кречетову за обращения в СМИ в связи с судом над книгой, никак не отреагировали на аналогичные действия прокуратуры, которые не имеют оправдания, так как на них не распространяется ст. 14 «Об Уполномоченном по правам человека в Томской области».

6. Давление на суд над книгой и оскорбления в связи с данным судом.

Это откровенная ложь. Н.С. Кречетова вообще не давала оценку деятельности суда в связи с рассмотрением данного дела. Нет ни одного иска или решения суда, подтверждающего факт оскорбления.

Николай Карпицкий
доктор философии

Автор

Николай Карпицкий
Доктор философских наук

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте