Editor

Утрата предсказуемости - отличительный признак современного мира

Сегодня в Ведомостях опубликовали статью «Конъюнктура: Утрата предсказуемости» Константина Симонова, генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности. Комментарии психолога Евгения Сарапулова.

"Главная тенденция последних лет — нарастание непредсказуемости. Для нас многое оказывается неожиданным. Причем не важно, в какой области — политической (арабские революции), экономической (недавний кризис с возможностью его второй волны) или экологической (землетрясения и цунами в Японии). Мы видим полный крах индустрии прогнозов как на глобальном уровне, так и по более локальным темам. Возьмем хотя бы полную анархию в прогнозировании развития энергетики. Даже известные организации в последние годы переписывают свои прогнозы в режиме «Википедии», не понимая ни объема будущего спроса, ни структуры энергобаланса. Вот, скажем, атомная энергетика. После аварии в Пенсильвании и Чернобыля отрасль оказалась в замороженном состоянии. Но резкий рост спроса на первичные энергоносители позволил построить сценарий атомного ренессанса, на котором базируются и многие прогнозы будущего энергетики. А что теперь делать с этим — после аварии в Фукусиме? Ведь полных гарантий безопасности, например, возводимых в Китае станций дать нельзя. В итоге мы наблюдаем искушение сценариями: написать их как можно больше и как можно мутнее, да еще и на более длинный срок. Это позволит вначале наделать много шума, но по мере приближения периода упреждения уже и забыть про существование таких прогнозов".

О нарастании непредсказуемости начали активно писать в российской прессе в начале 90-х годов. В частности, в газете «Зеленый мир» тогда и Данилов-Данильян и другие ученые предупреждали, что через пару десятков лет наступит период, когда предсказать будет сложно вообще что-либо. Одной из главных причин они называли возрастание количества разнообразных факторов, учесть которые не представляется возможным, т.к. изменения в природе и экосистеме Земли многогранны, взаимообусловлены и не поддаются адекватному прогнозу. О таких периодах говорят, что ситуация попадает в точку бифуркации, когда развитие становится принципиально непредсказуемым.

На днях просмотрел спешно фильм «Пророк». Несколько лет назад его показывали по всему миру. Главный герой в конце фильма произносит следующее. «У будущего есть одна особенность. Стоит только в него заглянуть, как оно тут же меняется. Потому что ты его увидел. А это меняет все остальное».

Можно предположить. Ученые заглянули в будущее, но увидели там не то, что надо или вообще придумали себе будущее. Вера позволяет увидеть будущее. Но вера бывает в виде суе-верия – веры в то, что не имеет смысла. следовательно, бессмыслица меняет все остальное, создавая еще большую бессмысленность, но уже в настоящем. Надо знать, во что верить и как пользоваться верой.

Если верить, что наступает конец истории человечества в том виде, в каком оно существует до сих пор, тогда я был бы склонен верить записанному в Библии. «И люди будут издыхать при виде бедствий, грядущих на Вселенную». Состояние неопределенности, неуверенности, смятения будет доминировать в умах подавляющего большинства.

Кстати, лет 10 назад я думал и практически взялся тогда за написание докторской по теме «Принятие решения в ситуациях неясности, неопределенности и риска». Решение заниматься данным направление в науке было обусловлено именно прочтением выше процитированного места из Священного Писания.

Пока занимаюсь этой проблематикой в режиме практического оказания психологической помощи своим клиентам и слушателям в эфире «День добрый».

Но главным средством, помогающим принимать решения в ситуациях неопределенности и непредсказуемости считаю именно веру, как универсальный феномен, как центральную программу мозга человека, как врожденную способность и автономный психический феномен личности каждого из нас.

Очевидно, что после нынешней трагедии в Японии человечество явно озаботилось вопросом всеобщей безопасности. Теракт 11 сентября 2001 года был стимулом к этому, но не таким сильным, как недавние землетрясения и стихийные бедствия в Японии. Людям нужен мир и безопасность. Ради этого они будут готовы НА ВСЁ и в этом проблема.

"Мир становится разнообразнее. Но он не становится понятнее. Не все гладко в глобальной экономике. Трясет политические институты. Наука все яснее демонстрирует нам тупиковость своего развития по многим направлениям. Та же катастрофа в Японии поражает не только масштабами бедствия. Но и тем, что страна, которая для нас стала с 90-х гг. едва ли не символом высоких технологий, не может предвидеть такие природные явления. Да, новые здания выстояли — но наука, как оказалось, проблему предсказания природных катастроф не решила. А ведь Япония — это не Гаити".

Мир был создан многообразным и в нем бесчисленное множество разнообразных связей, явлений и т.п. Почему мир не становится понятнее? Потому что мир отказывается принимать вечные ценности, пытаясь отстаивать идею относительности ценностей, отсутствия идеалов и закрепляя статус законности права каждой группы иметь свою мораль. Поэтому не удивительно, что сегодня маньяки считают себя чистильщиками общества, «избавляя», как им кажется последнее от «безответственных» или «ненужных» элементов.

Хороший сравнение автор статьи приводит между научными достижениями в Японии и ее неспособностью обеспечить ядерную безопасность даже на своей территории. Лично меня это еще больше убеждает в правильности моей веры – веры в Творца мироздания.

"В политическом плане весьма поучительна история с Ливией. Муамар Каддафи умудрился проделать путь из мировых изгоев в друзья западных лидеров и обратно. После взрыва самолета над Шотландией он был включен в список опасных диктаторов, но нефть быстро сделала его желанным гостем в западных странах. Затем западные лидеры, спрогнозировав, что революция сметет режим Каддафи, снова покрасили его в черный цвет. А он возьми да перехвати инициативу. Теперь не ясно: то ли убедить его в том, что, мол, погорячились, то ли уже начинать военную операцию, на что духу не вполне хватает. Тем более что ее последствия совершенно не понятны. Можно добавить, что события в арабском мире в очередной раз показывают бессмысленность ООН, «восьмерки-двадцатки» и других глобальных политических инструментов".

На мой взгляд, ситуация с Каддафи не показывает бессмысленность ООН, «восьмерки-двадцатки». Она показывает неспособность последних принимать эффективные решения. Решения принимаются только обезболивающего характера. Очевидно, что миру нужен Лидер.

Но непредсказуемость может как подпитывать эсхатологические настроения, так и будоражить ум новыми запросами — и на научные прорывы, и на новые политические институты. Вопрос в том, какой тренд перевесит.

Тренд мирового Лидера в лице конкретной личности будет становиться всё более востребованным. Личности, которая предложит решение проблем таким образом, чтобы наступили мир и безопасность.

Миру нужна не сильная страна или организация, мир ожидает Лидера.

Одного Лидера – Христа мир когда-то отверг. А зря, напрасно… Написано, что Он вернется.

Евгений Сарапулов

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте