Новости

Editor

В храме Христа Спасителя прошла выставка «Non licet vos esse. Не должно вам быть»

С 12 по 30 сентября в храме Христа Спасителя проходила выставка «Non licet vos esse. Не должно вам быть», приуроченная к 90-летию кампании по изъятию церковных ценностей.

Выставка была организована Культурно-просветительским центром «Преображение», Шуйским Литературно-краеведческим музеем К. Бальмонта и Свято-Филаретовским православно-христианским институтом. 29 сентября в СФИ состоялся круглый стол, посвященный итогам проведения выставки.

В круглом столе приняли участие ректор СФИ профессор священник Георгий Кочетков, член Синодальной комиссии по канонизации и Межсоборного присутствия РПЦ, заведующий кафедрой церковной истории СПбДА профессор протоиерей Георгий Митрофанов, публицист и историк Сергей Бычков, проректор СФИ Дмитрий Гасак, член Межсоборного присутствия РПЦ, профессор СФИ Давид Гзгзян, искусствовед, профессор СФИ Александр Копировский, филолог, руководитель Научного центра по изучению церковнославянского языка РАН Александр Кравецкий и другие.

Обращение к событиям 1922 года, которые благодаря усилиям советской идеологической машины вошли в историю как «изъятие церковных ценностей в помощь голодающим Поволжья», ставит перед современным человеком множество неудобных и трудноразрешимых вопросов.

Профессор протоиерей Георгий Митрофанов в своем выступлении подчеркнул, что целью кампании «по изъятию» было выявить и репрессировать наиболее активных священнослужителей и мирян. Кроме того, созданный большевистской пропагандой образ церкви, пытающейся «задушить революцию костлявой рукой голода», стал для многих моральным оправданием перехода к атеизму или в обновленчество. «Сменовеховская церковь» представлялась мудрой альтернативой, позволявшей оставаться православным христианином, спокойно служить на своем приходе и не подвергаться гонениям и репрессиям.

Сегодня многие намеренно или по незнанию связывают понятие «обновленчество» с литургическими реформами, однако «суть обновленчества, конечно, была не в каких-то литургических реформах, а в готовности идти на любой компромисс с любым государством, превратить церковь в идеологическую обслугу даже богоборческого режима, — сказал отец Георгий Митрофанов. — А сторонники литургических реформ были и среди противников обновленцев, и среди их приверженцев. Но тон у обновленцев задавали отнюдь не литургические реформаторы, а политики. Те, кто сегодня выискивают “неообновленцев” и “обновленцев”, должны быть оценены по принципу “на воре шапка горит”. Идеи Троцкого живут и побеждают в деятельности этих «ревнителей» фундаменталистского, а на самом деле еще более сервилистского возрождения церкви — церкви, служащей миру сему».

Разграбление церковных ценностей привело к разрушительным последствиям в жизни всего русского народа, его культуры и цивилизации, отметил профессор священник Георгий Кочетков. Ведь в течение нескольких столетий церковь выступала главной хранительницей не только его духовных ценностей, но и его культурной и исторической памяти.

В ходе дискуссии встал вопрос о том, какую ценность в жизни церкви вообще имеют материальные предметы. Ведь культура материальна, и с материальными ценностями связано само присутствие любого явления в жизни людей. Насколько оправданной была позиция патриарха Тихона, который, ссылаясь на каноны вселенской церкви, не разрешал отдавать богослужебные сосуды, освященные для совершения литургии?

По мнению отца Георгия Кочеткова, «когда патриарх Тихон пытался выдвигать новой власти свои условия, он действовал во многом по инерции безвозвратно ушедшей константиновской парадигмы церковной жизни, рассчитывая, что с ним будут считаться, хотя бы как с врагом. Невозможно было за два-три года перестроить сознание и поверить, что по задумке новой власти, церкви вообще не должно быть».

«Опыт новомучеников говорит о том, что сами по себе, в сравнении с человеческой жизнью, эти ценности ничего не стоят, — отметил проректор СФИ Дмитрий Гасак. — С другой стороны, в некоторых случаях их сохранение было актом сопротивления злу и сохранения самоё себя. Но логика духовного сопротивления должна вырастать из верного понимания исторического момента: каким образом и кому сопротивляться, за что сейчас стоит в первую очередь бороться».

С этим связан и вопрос, возможно ли сегодня возвращение церкви отобранных святынь? Говорить о реституции в наше время не принято. Отчасти потому, что первое, о чем здесь многие думают, — церковь снова «качает права». Отчасти же по причине отсутствия и в церкви, и во всем нашем народе той самой сопротивляемости злу. Отец Георгий Кочетков отметил, что сегодня основанием для разговора о реституции должна стать борьба церкви не за свои права, а за восстановление справедливости в отношении всего народа.

Многие участники разговора согласились, что возрождение в народе способности к сопротивлению злу связано с восстановлением в его жизни духовных приоритетов. Не следует упускать из виду, что нередко в 1920-е годы святыни оскверняли люди, которые незадолго до этого называли себя православными, ходили в храмы и раз в год причащались.

Окончательный разрыв с государством, возможно, впервые за всю историю существования Русской церкви с такой ясностью поставил перед ней вопрос — чем реально живет всё церковное сообщество. Это часто приводило к актуализации более глубоких пластов церковной жизни. По мнению отца Георгия Кочеткова, главная фальшь постсоветского периода в том, что этот новый опыт до сих пор остаётся неусвоенным. В церковном народе как целом до сих пор не произошло покаяния и изменения, и после падения советской власти церковь старается жить так, будто XX века вообще не было.

Отдельную дискуссию вызвал вопрос, насколько вообще могут быть применимы к нашим новомученикам и исповедникам существующие критерии и процедуры канонизации, созданные в прежнюю, константиновскую эпоху. Отец Георгий Митрофанов рассказал, что сам термин «новомученики» возник тогда, когда членам Синодальной комиссии по канонизации стало очевидно, что опыт российского мученичества в XX веке не похож ни на какой другой.

Размышление об истории церкви в XX веке позволило затронуть многие острые и болезненные вопросы современности. По общему мнению участников, каждый из них мог бы послужить темой для отдельной конференции. Но дискуссия началась — и продолжается.

Следующим местом проведения выставки «Non licet vos esse» станет филиал «Пресня» Государственного центрального музея современной истории России, где экспозиция будет представлена с 11 по 20 ноября.

София Андросенко
Информационная служба СФИ

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте